ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глаза Дженнин засверкали. Вики даже испугалась — столь внезапной была вспышка гнева.

— Да, черт побери! — выкрикнула Дженнин. — И даже очень имеет, но для меня! А вот миссис Грин начхать на это! Ее интересует только одно — траханье! Она не может без мужчин, а я… я их ненавижу! Всех до последнего. Потом, после того как это произойдет, меня так и подмывает их оскопить или даже вовсе растерзать! Уничтожить! Но всегда после, а не до. Вот в чем беда.

Вики подошла и взяла ее за руку, но Дженнин выдернула руку.

— Теперь ты сама видишь, — сказала она. — Я так же больна, как и Мэттью. Может, даже хуже. Должно быть, это шизофрения — ведь у меня самое настоящее раздвоение личности. Во мне словно сидит какой-то злой дух, который управляет моими поступками. Он захватил не только мой мозг и мое тело, но и душу. О, Вики… — Голос ее сорвался. — Я просто в отчаянии. Что мне делать?

Вместо ответа Вики обняла ее и прижала к себе, а Дженнин, словно только этого и ждала, припала к ее плечу и заплакала.

— Что мне делать. Вики? — всхлипывая, спросила она. — Умоляю, подскажи, как мне спастись.

— Возможно, это не так уж трудно, — промолвила Вики.

Дженнин отпрянула от нее.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Скажи, Джен, в глубине души ты любишь Мэттью?

Дженнин посмотрела ей в глаза.

— Я его ненавижу, — с чувством произнесла она. — Ненавижу! — Ее голос был спокоен, и Вики поняла — Дженнин говорит правду.

Взяв Дженнин за руку. Вики увлекла ее по направлению к дому.

— Я верю тебе, — только и ответила она.

Вернувшись домой, Дженнин извинилась перед всеми и поднялась в свою комнату. Она уже пришла в себя, но не была настроена на праздную болтовню.

Примерно час спустя в ее дверь постучали, и вошла Вики; в руках у нее были два бокала вина.

— Я хотела, чтобы ты попробовала папину бражку, — весело прощебетала она.

— Спасибо, — улыбнулась Дженнин, принимая бокал.

— Как ты себя чувствуешь?

Дженнин подошла к окну и остановилась у подоконника.

— Сама не знаю, — вздохнула она.

Вики приблизилась к ней и выглянула в окно.

— Полюбуйся на закат, — предложила ей Дженнин, в свою очередь, повернувшись к окну.

— Очень красиво, — прошептала Вики. — Жаль только — день пошел на убыль.

Они залюбовались заходящим за горизонт светилом, раскрасившим небо в изумительную багрово-алую палитру.

— Вики, — прошептала Дженнин, когда снаружи уже сгустились сумерки.

— Что?

— Спасибо тебе. Ты очень помогла мне, впервые заставив о многом задуматься всерьез. Не знаю, поможет ли мне это, но я тебе очень признательна.

— Просто очень важно, чтобы в такую минуту кто-то был рядом, — сказала Вики. — По себе знаю. Меня так в свое время выручил Пол. Спас, можно сказать. Казалось, это было совсем в другой жизни, но зато теперь мы с ним очень близки. Он все про меня знает.

Дженнин пристально посмотрела на нее.

— Как и ты, Вики. Ты ведь тоже теперь все обо мне знаешь.

— Почти все.

Дженнин вздохнула:

— Господи, до чего у вас здесь здорово. Ты просто не представляешь, как я тебе благодарна за то, что ты меня сюда привезла. — Она обняла Вики и привлекла к себе.

Вики тоже обняла ее.

— Я рада, что тебе у нас понравилось, Джен. Очень рада.

Дженнин отстранилась и заглянула Вики в глаза.

— Ты так добра, — прошептала она.

Вместо ответа Вики нагнулась и легонько поцеловала Дженнин в губы. Это был необычный поцелуй, одновременно дружеский и любовный, и Дженнин, казалось, нутром почувствовала, что это именно то, чего ей сейчас больше всего недостает. Она поднесла руку Вики к губам и поцеловала. Вики же медленно погладила Дженнин по волосам, а затем снова поцеловала в губы. Дженнин затрепетала.

И вдруг Вики отстранилась.

— Извини, Джен, — прошептала она и отвернулась.

Дженнин словно током ударило.

— Но почему. Вики? Пожалуйста, не надо извиняться.

Вики печально улыбнулась.

— Ты такая красивая, Джен.

— Ты тоже.

Глаза Вики подернулись поволокой, и она вдруг крепко сжала лицо Дженнин в ладонях. Дженнин сама наклонилась к ней и нежно поцеловала в губы. Затем обхватила рукой за талию и прижала к себе. Ее другая рука медленно спустилась и нащупала упругие ягодицы Вики.

— Ты уверена, что хочешь именно этого? — дрожащим голосом спросила Вики.

— Сама не знаю, — ответила Дженнин, опустив голову на плечо Вики. — Знаю лишь, что мне очень хорошо с тобой.

Несколько минут они молча стояли, прижавшись друг к дружке. Наконец Дженнин вздохнула и сказала:

— Я хочу спать.

Лицо Вики затуманилось.

— Я пойду.

— Нет, пожалуйста, не уходи!

— Но, Джен…

— Тес! Я нисколько не боюсь, Вики. Если ты сама не боишься.

Вики улыбнулась и снова погладила Дженнин по волосам, откинув их со лба.

— Кто это сказал — миссис Грин или Дженнин Грей?

— Я, Дженнин.

— Тогда я не боюсь.

Они молча разделись, избегая смотреть друг на друга.

Так же молча забрались в постель. Вики выключила ночник, и какое-то время обе лежали рядышком в темноте.

— Джен!

— Что?

— А ты знала, да? Про меня.

— .) — Нет, — ответила Дженнин, — Я ничего не знала.

— Я уже жалею, что не сказала тебе.

— Это не имеет значения.

— И ты… не возражаешь?

Дженнин повернулась к ней.

— Нет.

— Честное слово?

— Наипречестное. Дай мне руку.

Вики выпростала из-под простыни руку и протянула Дженнин. Та взяла ее руку и опустила себе на грудь. Затем поднесла к губам и нежно поцеловала.

— Я бы очень хотела снова обнять тебя, Джен, — прошептала Вики. — Просто безумно.

Дженнин откинула простыню и всем телом прижалась к Вики; руки Вики тут же обвились вокруг ее талии.

— Боже, как приятно, — прошептала она. — Ты такая нежная!

Они снова поцеловались, уже с нарастающей страстью.

Вики тяжело дышала, и Дженнин, решившись, сначала робко погладила, а затем начала целовать ее нежные грудки.

То, что за этим последовало, навсегда врезалось в память Дженнин. Казалось, Вики пробудила в ней неведомые и прекрасные чувства, которые прятались глубоко внутри и о существовании которых она даже не подозревала. Дженнин словно впервые открывала для себя удивительную нежность атласной кожи и магические прикосновения горячих губ. Лаская в темноте Вики и извиваясь под ее ответными ласками, Дженнин чувствовала, будто заново рождается, и вдруг поняла: Вики никогда не бросит ее, всегда будет рядом. Ласковые руки и губы открыли ей удивительный и прекрасный мир любви и сказочного наслаждения, путешествие в который она совершила впервые. И закончилось это путешествие не безумным и всесокрушающим оргазмом, а настолько теплым и удивительно светлым ощущением, что Дженнин поняла: вот оно! И улыбнулась.

Вики, склонившись над ней, пытливо заглянула ей в глаза.

— Как ты, Джен?

— Чудесно, — выдохнула Дженнин.

— Ты не жалеешь?

— Нет. Едва ли не впервые в жизни я насладилась любовью, после которой не возникло чувство ненависти. Представляешь, что ты со мной сотворила?

Вики покачала головой:

— Ты только что доказала мне, что Дженнин Грей способна любить, не перевоплощаясь в миссис Грин. Я очень рада, Джен. Я надеялась, что все будет именно так.

Дженнин откинулась на подушки.

— Скажи, Вики, ты знала, что у нас этим закончится?

— Нет, — улыбнулась Вики.

— И ты не сожалеешь об этом?

— Ни капельки.

— Тогда почему ты такая грустная?

— Так просто, — сказала Вики и отвернулась.

Дженнин притянула ее к себе и нежно поцеловала в губы.

— Прошу тебя, скажи. В чем дело?

Вики вздохнула и заговорила:

— Понимаешь, Дженнин, возможно, тебе и покажется, что ты нашла ответ, но это не так. Точнее, не совсем так.

На самом деле все гораздо сложнее, чем ты думаешь. Возможно, ты просто боишься сама заглянуть в себя. Словом, тебе все равно понадобится помощь; того, что я могу тебе дать, недостаточно.

75
{"b":"18322","o":1}