ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда аэропорт Хитроу остался позади, а на горизонте замаячили огни Лондона, Эшли, сидевшая сзади, перегнулась вперед и положила руку на плечо Дженнин.

— Джен, ты так и не сказала мне, где Кейт, — напомнила она.

Эшли заметила, что Вики и Дженнин быстро переглянулись, и ей стало не по себе. Эшли машинально стиснула руку Конрада.

— Надеюсь, ничего не случилось? — дрогнувшим голосом спросила она. — Ты написала мне, что она должна была вернуться вчера. Я думала, что она приедет меня встретить.

Дженнин снова посмотрела на Вики, и та кивнула. Тогда Дженнин обернулась и посмотрела на Эшли; в се глазах читался испуг.

— Ты права, Эш, Кейт и в самом деле должна была вернуться вчера. И она собиралась тебя встречать. Но… она исчезла. Никто не знает, куда она подевалась.

Кровь отхлынула от лица Эшли.

— Исчезла? — дрожащим голосом пролепетала она. — Что ты имеешь в виду? Разве она не вернулась домой?

— Нет. Я проверила. Из тюрьмы она вышла вчера, но полицейскому, под надзор которого ее выпустили, она сказала, что ее заберу я, а мне — что ее отвезет полицейский.

И вот… Она пропала.

— А как Ник? Ты не говорила с ним? Может, она поехала к нему?

Дженнин покачала головой:

— С тех пор как Кейт упрятали за решетку, он не получил от нес ни весточки.

— Но ведь не могла же она вернуться к отцу? — спросила Эшли, даже не сумев скрыть горечи в голосе.

— Нет. Я звонила ему утром. Он ничего о ней не знает.

— Слава Богу, — с чувством сказала Эшли. — Но куда же она могла деться? У тебя есть хоть какие-то предположения?

— Ни малейших, — покачала головой Дженнин. — Я ее не видела. Она отказывалась от всех свиданий.

Их глаза встретились. То, что казалось для них кошмаром, для Кейт обернулось настоящей трагедией. Если бы чертова соседка с верхнего этажа, постучавшая тогда в ее дверь, не запаниковала и не вызвала полицию или у отца Кейт хватило бы совести признаться в своих деяниях, Кейт не пришлось бы отбывать срок. Сама она, разумеется, тоже не стала говорить правду. Спасибо Нику — ему удалось заручиться поддержкой одного из лучших лондонских адвокатов. В противном случае Кейт обвинили бы в преднамеренном покушении на убийство, и сидеть ей пришлось бы куда больше. А так ее приговорили к девяти месяцам заключения, но выпустили на свободу уже через шесть. И все равно, несмотря на то что для нее сделал Ник, Кейт отказалась с ним встречаться.

— И ты совсем ничего про нее не знаешь? — спросила Эшли.

— Первое и последнее письмо я получила от нее на прошлой неделе. Я дам его тебе почитать, но только заранее настройся — письмо это написала не та Кейт, которую мы с тобой знали.

— И о чем же оно?

— О том, что она не испытывает ни малейших угрызений совести по поводу того, что едва не убила отца.

Читая между строчками, я подумала, что она даже сожалеет, что ей этого не удалось… Впрочем, это не так важно. Главное же, она свято убеждена, что отбывает наказание за Элламарию.

Эшли почувствовала, как пальцы Конрада стиснули ее запястье, и поняла: его слова о необходимости встретиться в Лондоне с Дженнин и Кейт и обо всем поговорить сейчас как никогда актуальны.

Но первым делом они должны разыскать Кейт.

Глава 40

Когда миссис Дафф подняла голову над старенькой и обшарпанной пишущей машинкой, ее забавные очки с толстыми линзами сползли на кончик носа. Глазами она проследила, как молодая женщина спускается по ступенькам и подходит к двери. Когда женщина вышла прямо под дождь на улицу, миссис Дафф не выдержала и подошла к окну.

Правда, лицо старушки было уже не столь озабоченным, как накануне, — сегодня утром молодая гостья выглядела гораздо лучше. В походке поприбавилось прыти, на щеках играл румянец. А ведь неделю назад, когда она приехала, на ней просто лица не было. Она была такой бледной и худой, с провалившимися глазами, что миссис Дафф поначалу даже ее не узнала. Лишь чуть позже, услышав знакомую фамилию, она разыскала ее в журнале регистрации постояльцев.

— Ну, как она сегодня?

Отвернувшись от окна, миссис Дафф увидела мужа, который стоял в дверях маленькой гостиной, служившей одновременно и конторой.

— Кажется, получше, — с грустной улыбкой ответила она.

— Ты сказала ей о телефонном звонке?

Миссис Дафф помотала головой.

— Он очень просил ей не говорить, поэтому я и не стала.

Мистер Дафф улыбнулся и, подойдя к столу, взял газету.

— Похоже, Мэри, ты привязалась к этой славной девушке.

Миссис Дафф и не собиралась возражать ему. Она даже представить не могла, что пришлось Кейт перенести за последние полгода, но изменившаяся внешность и печать страдания на лице девушки не могли не всколыхнуть сочувствия в душе старой хозяйки гостиницы.

Тем временем мистер Дафф набил трубку душистым табаком и устроился с газетой в любимом кресле. Пока он шуршал страницами, миссис Дафф стояла над ним, время от времени посматривая на заголовки. Ее все время мучила мысль, а правильно ли она поступила, не сообщив Кейт о телефонном звонке.

Вдруг она протянула руку, не дав мужу перевернуть очередную страницу.

— Послушай, не это ли жена того режиссера? — спросила она, указывая на фотографию женщины с младенцем на руках.

— Какого режиссера? — спросил мистер Дафф.

— Ты что, забыл? Боба Мак-Элфри. Когда-то он у нас здесь останавливался. — Она наклонилась, чтобы получше рассмотреть фотографию. — Вот, значит, какая она, его жена. А я тогда думала, что он к нам с супругой приехал.

Помнишь красотку, которая с ним была? Американку? Перевернула тут все вверх дном. Хотя, признаться, нам было даже весело.

Мистер Дафф кашлянул.

— Да как же ее можно забыть? Пронеслась тут как ураган. — Вдруг он задумчиво сдвинул брови. — А ведь потом она, кажется, приезжала еще раз, да?

— Точно, — ответила миссис Дафф. — Как раз с этой милой девушкой, которая у нас сейчас остановилась.

Мистер Дафф, попыхивая трубкой, посмотрел на свою жену.

— То-то мне показалось, что я ее уже где-то видел. — Чуть помолчав, он добавил:

— Значит, американка и была его любовницей. Она потом и застрелила беднягу.

Миссис Дафф медленно закивала:

— Да, точно. А потом и сама застрелилась. Ужасная трагедия. Говорят, она тоже была беременна. — Она вздохнула. — Хотела бы я знать, что там на самом деле у них вышло.

Они вместе прочитали статью под фотоснимком, в которой шла речь о рождении сына Боба Мак-Элфри.

— Значит, она решила назвать мальчика Робертом, — вздохнула миссис Дафф. — О Господи! Просто сердце кровью обливается.

— Тут дальше сказано, — заметил ее муж, — что Линда Мак-Элфри вместе с Адрианом Коули и Николасом Гоу возобновила кампанию по сбору средств на съемки «Тристана и Изольды». Фильм будет посвящен памяти ее покойного мужа.

Он задумчиво затянулся, но трубка потухла, и ему пришлось заново разжигать ее.

— Как думаешь, — спросил он жену, — зачем эта малышка снова сюда приехала?

— Не знаю, — со вздохом ответила миссис Дафф. — Но какая-то причина у нее есть.

Больше она ничего не стала говорить, и мистер Дафф, бурча себе под нос, снова углубился в газету. Миссис Дафф нагнулась, легонько поцеловала его в затылок и отправилась наверх готовить номера для других постояльцев, приезда которых они ожидали сегодня.

Дождь немного поутих, но по-прежнему было очень холодно. Кейт подняла воротник пальто, прикрыв уши, и продолжила путь.

Вокруг не было ни души, и время от времени она останавливалась на крутой тропе, чтобы полюбоваться на стремительную горную речушку, которая рокотала далеко внизу на пути к какому-то затерянному в горах озеру. Иногда кроны деревьев сгущались, и их изломанные ветви причудливо сплетались над тропой, словно старушечьи пальцы, изувеченные подагрой; порой путь преграждали валуны, обрушившиеся на тропу с горной кручи.

90
{"b":"18322","o":1}