ЛитМир - Электронная Библиотека

Сьюзен Льюис

Последний курорт

Глава 1

— Что значит — не знаешь, где находишься!

— То, что слышала. Не знаю, и все, — прозвучал в трубке печальный голос, сопровождаемый приглушенными гудками автомобильных клаксонов и уличным шумом.

— Но как, черт побери, ты можешь этого не знать?

Вообще как ты туда попала?

— На самолете… наверное.

Пенни Мун прикрыла глаза, но сразу снова открыла их и бросила торопливый взгляд на часы. Обычно Пенни могла позволить себе не обращать внимание на время, однако сегодня для нее этот вопрос был очень важен, а опоздание так же нежелательно, как «Дорогой Джон».[1].

— Ладно, — промолвила она, сдерживая раздражение, — просто скажи мне название страны, а от него уже и будем плясать.

— Но в этом-то все и дело! Я не знаю, в какой я стране.

— Господи!.. — пробормотала Пенни, размышляя о том, что только ее сумасбродная младшая сестренка могла выкинуть подобный фортель в такое утро. — Хорошо, посмотри по сторонам… Какого цвета там люди?

По крайней мере это могло послужить зацепкой.

— Похоже… ну, они, по-моему… вроде темнокожие, — последовал неуверенный ответ.

— А на каком языке они говорят?

— Не знаю, я их не понимаю.

Пенни глубоко вздохнула.

— Там жарко или холодно?

— Жарко. Еще как жарко!

Пенни поняла, что толку от таких вопросов не больше, чем от лотерейного билета.

— Деньги у тебя есть? — спросила она.

— Ни гроша. Должно быть, меня ограбили. Я точно помню: когда последний раз заглядывала в кошелек, деньги там были.

Пенни посмотрела в грязное окно со створным переплетом. Над южной частью Лондона вставал очередной мрачный, дождливый день. Она с досадой вздохнула. Бывали в жизни моменты, вроде сегодняшнего, когда Пенни хотелось быть такой же безрассудной, как Самми, и плевать на то, где она находится и откуда в кармане могут появиться деньги. Хорошо хоть у Самми имелось какое-то чувство ответственности, иначе бы она не позвонила.

— Послушай, — сказала Пенни, понимая, что может опоздать, — отправляйся в ближайший полицейский участок и дозвонись мне оттуда. Я буду в офисе через час.

— Но как я узнаю, где находится полицейский участок? — поинтересовалась Самми.

— Найдешь! — Пенни швырнула трубку на рычаг, защелкнула замки портфеля, надела плащ и выбежала за дверь. Но через несколько минут она вернулась, тяжело дыша от быстрого бега по лестнице, чтобы забрать забытый зонтик. Теперь Пенни уже точно не успевала на автобус, а шансов поймать такси в такое утро в Уондсуорте было примерно столько же, сколько встретить крокодила в пустыне Сахара.

— Могу я воспользоваться твоей машиной? — выкрикнула Пенни, врываясь в спальню соседа по квартире.

— Что? — промычал тот, с трудом разлепляя сонные глаза.

— Мне нужна твоя машина, — сбавив голос, пояснила Пенни. — Иначе я опоздаю, а опаздывать мне никак нельзя, только не сегодня.

— Ладно. Не забудь заплатить за парковку, — буркнул Питер и, повернувшись на другой бок, тут же снова заснул.

Через десять минут, заставив свою подругу Монику хорошенько промокнуть. Пенни на большой скорости подрулила к тротуару у заполненной людьми автобусной остановки и забрала ее. Дальше пошло хуже. Время от времени под ритмичный стук дворников Пенни извергала проклятия: впереди сигнал светофора менялся с красного на зеленый и снова на красный, но поток машин так и стоял на месте.

Она любила Лондон, искренне восхищалась им, но только не в такие утренние часы, как сейчас, когда, похоже, весь мир пребывал в таком же мерзком, как погода, настроении, и неизвестно было, что взорвется первым — ее нервы или радиатор дряхлой «мини» Питера.

Глядя на часы, Пенни испустила громкий стон, едва удерживаясь от желания шлепнуть кулаком по клаксону и не отпускать, чтобы этот вой превратил ее в гигантскую вилку с множеством зубьев, которая подденет сразу все машины и сбросит их в Темзу. Конечно, сегодняшнее опоздание ничего не могло изменить: решение о ее назначении уже было принято; но если бы только раз она смогла продемонстрировать начальству, что вполне способна прибыть куда-нибудь вовремя…

— Ну и ладно, — произнесла Моника, несмотря на сопротивление ремня безопасности, пытаясь наклониться вперед и убрать в сумку газету, которую только что читала.

— Они ее напечатали? — спросила Пенни, бросив быстрый взгляд на Монику.

— Не-а, — бросила в ответ Моника.

Некоторое время Пенни рассуждала про себя, не являются ли на самом деле капли дождя на веснушчатых щеках Моники слезами. Даже когда Моника повернулась к ней и робко улыбнулась. Пенни так и не решила для себя этот вопрос.

— А о чем была статья? — поинтересовалась Пенни.

— Да я уже и не помню, — ответила Моника с мрачным видом. — Похоже, единственное, что сохранилось у меня в памяти об этих днях, — добавила она, переведя взгляд на свои ноги, — так это вода.

Улыбнувшись, Пенни легонько пожала руку Моники.

Подобное продолжалось с Моникой уже несколько недель, и хотя с Пенни такого никогда не случалось, как коллега-журналистка она совершенно четко понимала угнетенное состояние Моники. Когда твои статьи постоянно отклоняют без видимых на то причин, это одновременно и унижает, и пугает. Пенни так остро осознавала дилемму, терзающую Монику, как будто сама попала в переплет: или она теряет квалификацию и не может больше излагать новости в интригующей, захватывающей и яркой манере, или же редактор газеты — босс Моники — просто пытается выжить ее, постоянно давая понять, что недоволен ею как корреспондентом.

— Может быть, тебе уйти на вольные хлеба? — спросила Пенни, потихоньку продвигая машину вперед.

Моника кивнула:

— Я об этом постоянно думаю, но мне надо выплачивать по закладной, и если… Понимаешь, если я потеряю эту работу…

— Ты ее не потеряешь! — решительно заверила ее Пенни.

Моника повернулась, чтобы посмотреть на подругу; на этот раз улыбка ее была более уверенной, а в глазах непритворно промелькнули искорки смеха.

— Пенни Мун, общение с тобой всегда благотворно влияет на меня, — Моника хмыкнула, — но прошу, давай поговорим о чем-нибудь хорошем. У меня и так с утра плохое настроение.

Пенни поморщилась, ощутив в животе нервный спазм.

— У меня тоже, — сообщила она.

— Ох, Боже мой, я же совсем забыла! — простонала Моника. — Сегодня ведь тот самый день, да?

— Да, сегодня тот самый день, — подтвердила Пенни.

— Значит, ты считаешь, что эта работа уже твоя?

Пенни пожала плечами.

Моника отвернулась и уставилась в окно автомобиля.

— Думаю, что так оно и есть, — проговорила она, пытаясь скрыть зависть в голосе.

Нельзя сказать, что Моника конкретно завидовала назначению Пенни на должность редактора отдела журнала «Старк»; просто ей казалось, что жизнь Пенни окружена этаким золотым ореолом удачи. По сравнению с теперешней жизнью Моники жизнь Пенни представлялась настолько очаровательной и беззаботной, что Моника заложила бы свою душу ради такого босса, как Сильвия Старк.

— А знаешь, из тебя получится потрясающий редактор, — не поскупилась на похвалу Моника. Это было правдой с многих точек зрения, да и небольшая лесть в данном случае не мешала, поскольку вполне вероятно, что Монике очень скоро предстоит искать новую работу. На самом деле журналы были не ее стихией. Моника предпочитала кричащие и невероятные заголовки ежедневных газет, статьи о нищих и прочих «язвах общества».

Пенни рассмеялась.

— Не думаю, что Линда Кидман согласилась бы с тобой, — возразила она, пробираясь под разгневанный хор автомобильных клаксонов сквозь сущий ад, украшенный красными огнями светофоров. — На самом деле она совершенно уверена, что получит эту работу, хотя бы по той причине, что гораздо опытнее меня. В «Старк» Линда работает по крайней мере в два раза дольше, чем я, и постоянно проявляла себя с хорошей стороны.

вернуться

1

Письмо, в котором девушка сообщает своему парню-солдату, что она его больше не любит.

1
{"b":"18323","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха
Бумажные призраки
Не дареный подарок. Кася
Лето второго шанса
Держись, воин! Как понять и принять свою ужасную, прекрасную жизнь
Любовница без прошлого
Кастинг на лучшую Золушку
Шаг первый. Мастер иллюзий