ЛитМир - Электронная Библиотека

А в худшем… Об этом она пока еще не могла рассуждать, так как была твердо убеждена, что не в полной мере осведомлена о роли Дэвида в их предприятии.

Пенни неоднократно пыталась представить себе, какие загадочные цели преследует назначение Дэвида, но никак не могла найти разумное объяснение всему этому или хотя бы тому, при чем здесь совсем захиревший и совершенно неизвестный журнал? По правде говоря. Пенни даже готова была отнести все свои подозрения на счет собственного пристрастия к интригам, если бы не стена молчания, на которую она натолкнулась сразу же, как только попыталась выяснить, когда же наконец Дэвид почтит их своим присутствием. Не то чтобы ей хотелось увидеть его — нервная система Пенни приходила в какое-то непонятное возбуждение только при одной мысли о подобной перспективе, — но она ожидала, что Дэвид хотя бы позвонит.

Покончив со своими жилищными проблемами. Пенни поблагодарила агента за то, что она подвезла ее до редакции, и взбежала по ступенькам в производственный офис.

Настроение у Пенни было хорошее, но не столько из-за виллы, сколько от осознания того, что завтра в это время она уже будет в Лондоне. От такой прекрасной перспективы у нее даже появилась мысль пригласить Мариель вечером поужинать вместе — почему бы не предпринять еще несколько дружеских попыток, чтобы разрушить ее непробиваемую неприязнь… Однако как только Пенни открыла дверь, ее радостное настроение моментально улетучилось, уступив место изумлению, которое, в свою очередь, тут же перешло в жуткое раздражение. Дэвид Виллерз во всей своей мужской красе и с присущей ему наглостью восседал на краешке стола Мариель, стоящего в дальнем конце офиса.

Пенни так и замерла там, где стояла, кипя от негодования. Но ни Мариель, ни Дэвид, похоже, не замечали ее и, судя по их непринужденному смеху и страстному взгляду Мариель, даже не собирались замечать. Кровь бросилась Пенни в голову. Тот факт, что Дэвид предпочел появиться вот так, без всякого предупреждения, словно ревизор, вызвал у нее инстинктивное желание тут же укротить его чрезмерную самонадеянность.

Продолжая смотреть на них и соображая, как же повести себя в этой ситуации, Пенни лишь удивлялась собственной глупости, не позволившей ей заранее предположить нечто подобное. Дэвид сидел спиной к Пенни, но хотя они не виделись больше года, одного выражения на лице Мариель было вполне достаточно, чтобы восстановить в памяти все его неотразимые достоинства.

Вьющиеся волосы, такие же белокурые, как и у нее, были чуть короче, чем тогда, когда Пенни видела его в последний раз, и хотя Дэвид сейчас сидел, без груда можно было определить, какой он высокий, стройный и до безобразия мускулистый. Закусив губу, Пенни попыталась прогнать неприятные воспоминания о том, как Дэвид когда-то отозвался о ней. Она вдруг почувствовала страх, осознав неизбежность того момента, когда он обернется и узнает ее.

— А, Пенни, — воскликнула Клотильда, выходя из кабинета главного редактора, — вы уже вернулись! Ну как дом? Понравился?

— Очень, — ответила Пенни, напуская на себя равнодушный вид, который отнюдь не соответствовал ее ощущениям. Она швырнула свой портфель на стол и повесила пальто на крючок у двери.

Когда Пенни повернулась, Дэвид уже поднялся со стола и теперь с улыбкой и любопытством смотрел на нее прищуренными голубыми глазами, которые она нашла ужасно наглыми.

— Значит, вы и есть Пенни? — произнес он, направляясь к ней и протягивая руку, чтобы поздороваться. — Очень рад. Наконец-то мы познакомились. — В голосе его звучала странная смесь шотландского и американского акцентов, и Пенни это сразу же не понравилось. — Я много слышал о вас, — продолжил Дэвид, а Пенни в это время пыталась понять, притворяется он, что не узнал ее, или же это «неузнавание» было настоящим, каким и казалось. — Похоже, вы приобрели в Лондоне массу почитателей. — Дэвид пожал руку Пенни, которую она протянула ему с не слишком большой охотой. — Мариель рассказала мне, как лихо вы взялись за создание нового журнала.

«Высокомерный ублюдок!» — подумала Пенни, но тут же выдавила из себя улыбку и произнесла притворно дружелюбным тоном:

— А я и не знала, что вы намерены посетить нас сегодня. Если бы знала, то встретила бы лично.

Дэвид пожал плечами:

— Да все в порядке, — и, повернувшись к Мариель, добавил:

— Я тут отнюдь не скучал.

— Еще бы! — пробормотала Пенни, направляясь к своему кабинету. — Может, вы предпочтете…

— Я как раз знакомила его со списком наших вероятных авторов, — вмешалась в разговор Мариель, не сводя глаз с Дэвида, как будто в комнате, кроме него, никого не было.

Неожиданно Пенни подумала, что Дэвид даже выше, чем ей представлялось, а так как он не потрудился испробовать свои чары на ней при первой их встрече, то бесстыдство этих чар, выражавшееся в явно похотливых взглядах, которые он бросал в сторону Мариель, оказалось в новинку для Пенни. Она вдруг заметила, что и Мариель выглядит теперь совершенно по-новому. Пенни даже смогла наконец-то увидеть ее зубы. Ничего особенно примечательного в них не было — Пенни отнюдь и не ожидала увидеть клыки, — просто мелкие и белые зубы, такие же красивые, как и все остальное в Мариель. Но сейчас она демонстрировала их, улыбаясь!

— Как обстоят дела с телефонными звонками? — спросила Пенни у Мариель.

— Я все уже рассказала, — ответила Мариель, по-прежнему не сводя глаз с Дэвида, который вновь уселся на край ее стола.

— Понятно, но, может быть, вы соизволите рассказать и мне?

— Пенни, вас к Телефону! — крикнула со своего места Клотильда. — Звонят с английской радиостанции.

— Хорошо, я возьму трубку у себя в кабинете. — Не сумев-таки сдержать уничтожающий взгляд, предназначавшийся как Дэвиду, так и Мариель, Пенни прошла в свой кабинет и закрыла за собой дверь.

Через несколько минут, сообщив собеседнику, что по вопросу размещения рекламы в новом журнале перезвонит позже, Пенни вернулась в офис и увидела, что Дэвид с Мариель склонились над макетом нового журнала. Их головы почти соприкасались.

— А вот здесь, — рассказывала Мариель, — я думаю, будет хорошей идеей выделить несколько страниц для объявлений о продаже недвижимости. С фотографиями, как это делают в английских журналах, рассчитанных на землевладельцев.

— Прекрасно! — похвалил Дэвид с явно одобрительной интонацией.

Пенни бросила на Мариель недоуменный и в то же время гневный взгляд, поскольку Мариель только что процитировала идею, которую она сама, Пенни, высказала всего несколько дней назад.

— А после страниц с объявлениями о продаже недвижимости, мне кажется, будет неплохо дать колонку о жизни во Франции, — продолжила Мариель. — Мне как раз удалось найти специалистов, француза и англичанина.

Это будет не просто информация, а еще и советы экспертов.

«Невероятно!» — подумала Пенни. Да как у нее хватает наглости выдавать эти идеи за свои! Ведь это именно она. Пенни, нашла специалистов благодаря любезности редактора «Утренней Ниццы».

— Дэвид, — холодным тоном окликнула Пенни, — я думаю, нам надо вместе обсудить вопросы цены.

— Разумеется, — бросил в ответ Дэвид, даже не повернув головы, — мы это сделаем. Зайду к вам сразу, как только мы с Мариель закончим.

Кипя от ярости, Пенни вернулась в свой кабинет и уселась за стол, пытаясь выработать лучший способ поведения в сложившейся ситуации, позволяющий избежать мелочных склок.

Прошло полчаса, но Дэвид так и не появился. Выйдя из кабинета в офис, Пенни обнаружила, что Дэвид надевает пальто.

— Я думала, что мы обсудим некоторые цифры, — в раздражении бросила Пенни.

— Простите, но у меня сейчас нет времени. — Дэвид состроил гримасу, взглянув на часы. — Дел полно, с людьми надо встретиться… Ну, вы же понимаете! Но если вы обе, леди, свободны сегодня вечером, то я приглашаю вас на ужин.

— Вы хотите сказать, что так и уйдете? — воскликнула Пенни.

Дэвид с удивлением посмотрел на нее. ;

— А как бы вы хотели, чтобы я ушел? — Он усмехнулся.

15
{"b":"18323","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сила мифа
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Клан
Чудо любви (сборник)
Паиньки тоже бунтуют
Мир вашему дурдому!
Конфедерат. Ветер с Юга
Заговор обреченных