ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Сердце бури
Опыт «социального экстремиста»
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Карильское проклятие. Наследники
В самом сердце Сибири
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Путь самурая

Пенни замолчала, чтобы отхлебнуть глоток спасительного кофе, только что поставленного перед ней Клотильдой, затем продолжила:

— Я бы хотела уделить страничку парусному спорту, но без всяких технических характеристик судов, поскольку это в полном объеме освещают специализированные журналы. По моей задумке это будет нечто вроде тайного подглядывания за тем, как богачи развлекаются на своих яхтах. Уверена, в здешних портах ходит масса сплетен по этому поводу, но называть конкретные имена я не намерена. Просто легкомысленный взгляд на жизнь среди океанских волн, возможно, с некоторыми косвенными намеками, чтобы подразнить тех, о ком пойдет речь, но зато без всякого риска быть привлеченными к суду за оскорбления. Моя сестра Саманта поищет информацию в портах, но если вы уже знаете кого-то, кто желает снабжать нас такими сведениями, то дайте мне знать. Пусть даже он или она не умеют писать как надо, за этим дело не станет.

Быстро пробежав глазами несколько следующих пунктов, касающихся внештатных фотографов, художников, распространения и торговли. Пенни решила, что обсудит их позже с Мариель и Дэвидом, и перешла к вопросу, вызвавшему улыбку на лицах присутствующих.

— Приемы. Я планирую, что раз в месяц журнал будет устраивать вечерний прием с аперитивами, на который будут приглашаться все авторы, рекламные агенты и самые активные читатели. — Пенни подождала, пока утихнет одобрительный гул, и продолжила:

— В этой связи предлагаю вам разобрать с подноса чашки с кофе и поблагодарить за него Клотильду, а потом мы приступим к дискуссии по вопросам, которые, как я заметила, некоторые из вас горят желанием обсудить.

Закрыв свой блокнот. Пенни не удержалась и бросила-таки взгляд на Дэвида. Тот смотрел на нее, вскинув брови, словно говоря, что очень доволен происходящим, даже несмотря на комическое падение главного редактора со стула. Пенни отвернулась, стараясь больше не злиться. Что с того, что она почувствовала себя увереннее, ощутив его одобрение? Это вообще не его дело — одобрять или порицать ее.

Следующие полтора часа прошли интересно и чрезвычайно продуктивно. После обмена мнениями, в ходе которого Пенни совершенно успокоилась и даже с удивлением и некоторым упоением подумала, что действительно справляется с предназначенной ей ролью, она заметила, как некоторые из присутствующих тайком поглядывают на часы. Была уже почти половина второго, тогда как по всей Франции перерыв на обед начинался в половине первого, если не в двенадцать. Поэтому, решив в дальнейшем довести до сведения сотрудников, что обеденный перерыв будет длиться два с половиной часа только в торжественных случаях. Пенни объявила совещание закрытым.

— Ax! — воскликнула она, словно вспомнив что-то, и, вернувшись к столу, посмотрела на Дэвида. — Если только, разумеется, мсье Виллерз не захочет что-нибудь добавить.

Полагая, что ее самоуверенный партнер совершенно не готов к выступлению. Пенни рассчитывала поставить его в тупик, но тот только вскинул брови, словно удивленный тем, что она вообще вспомнила о его присутствии.

— Честно говоря, — начал Дэвид, когда взгляды присутствующих обратились к нему, — пока мне добавить особо нечего. Разве что, — он повернулся к сидевшему рядом с ним мужчине, — я бы хотел представить вам Пьера Клеменса. Пьер будет работать вместе со мной и замещать меня в случае необходимости. — Дэвид замолчал, казалось, окончательно, но стоило только Пенни повернуться, чтобы уйти в кабинет, вдруг принялся кратко излагать принцип распределения бюджетных денег; за этим последовали некоторые на удивление привлекательные идеи относительно реализации тиража, впечатляющий список возможных рекламодателей — от «Рено» до «Мальборо», названия юридических и бухгалтерских фирм, которые будут работать на журнал. В конце своей речи Дэвид объявил, что тот, кто придумает самое лучшее название для журнала, получит какой-нибудь приз.

— У кого есть предложения по поводу приза? — спросила Пенни, скрывая свою досаду за радушной улыбкой.

Черт побери, хотела бы она знать, как ему удалось проделать такую работу всего за две недели.

— Как насчет роскошного обеда в «Золотой пальмовой ветви» в Каннах в обществе нашего выдающегося главного редактора? — склонив голову набок, подал голос Дэвид. — Об одном хочу предупредить победителя: не позволяйте ей заказывать десерт.

Щеки Пенни моментально залились румянцем — ну конечно, теперь все подумают, что он насмехается над ее полнотой.

— Пусть победитель сам выберет, с кем ему пойти в ресторан, — холодно заметила Пенни и, бросив: «Воn appetit!»[8], — проследовала в свой кабинет, сопровождаемая Самми, которая потихоньку улизнула с середины совещания и теперь появилась неизвестно откуда.

— Не смейся, — предупредила ее Пенни, хотя на самом деле сама едва сдерживалась — так ей хотелось рассмеяться, то ли оттого, что все прошло гораздо лучше, чем она могла предположить, то ли… она и сама не знала отчего.

— Извини, но, по-моему, ты только что получила хорошую оплеуху. И все потому, что никак не поладишь с этим Дэвидом, — заметила Самми.

— Да уж, точно, — согласилась Пенни, никак не желая замечать серьезности сестры и улыбаясь невпопад. — А что ты вообще думаешь о нем?

Самми пожала плечами.

— Ну, я бы сказала, что у него порочные, приглашающие в постель глаза и в джинсах тоже нечто многообещающее. — Теперь уже она рассмеялась, поймав на себе взгляд сестры, который разом потерял свою приветливость. — Вообще-то мне он кажется хорошим парнем.

Какую речь произнес, а? Коротко и по делу. Господи, да у него уже весь журнал под контролем! Интересно, где он отыскал этого чудика Пьера Клеменса?

— Не знаю, меня это не волнует. Если Клеменс хорошо разбирается в своем деле… — Пенни размеренно чеканила слова, одновременно роясь в бумагах на своем столе. — Кстати, вот и выясни это в качестве первого задания, пока у тебя нет других. И потом тебе следует подумать над псевдонимом, — добавила она, поворачиваясь к компьютеру.

— А ты не собираешься пообедать? — просительным тоном поинтересовалась Самми. — Я умираю от голода.

— У меня нет времени, — безжалостно ответила Пенни, чувствуя при этом, что ее желудок яростно протестует против таких слов. — Принеси мне кофе, ладно?

Часам к четырем часть сотрудников вернулась с обеда, а авторы, напротив, отправились домой ожидать звонка Пенни с приглашением обсудить их личные идеи и проблемы. Пенни взяла документ, который только что распечатала, и отнесла его Бриджит.

— Это предварительный список газет и журналов, на которые я хотела бы подписаться. Если ты не знаешь точно, как это делается, то я могу подождать до четверга, когда Клотильда выйдет на работу.

— Не беспокойтесь, я все исполню, — заверила девушка, робко улыбаясь.

— Ты молодец. — Пенни похлопала ее по плечу, бросила взгляд на пустой стол Мариель и отправилась поговорить с Марио — директором по рекламе. Не то чтобы она не поверила заявлению Дэвида — наверное, ему и вправду удалось привлечь в их скромное издание рекламу всех этих знаменитых компаний; просто Пенни хотела услышать подробности еще раз, а заодно выяснить, как же все-таки люди достигают таких сногсшибательных результатов.

Нескольких минут беседы с Марио вполне хватило, чтобы Пенни убедилась в справедливости своих подозрений.

Оказывается, Дэвид начал работу по созданию журнала задолго до того, как Сильвия предложила ей возглавить его.

И эта работа, судя по списку рекламодателей, уже сделавших заявки на размещение рекламы в их журнале, была еще более колоссальной, чем об этом говорил Дэвид.

Пенни, сидевшую за столом Марио, вывел из задумчивости стук в дверь. Подняв голову, она увидела Пьера Клеменса, который в растерянности стоял в дверном проеме, теребя в руках портфель, как будто не знал, куда ему идти и к кому обращаться.

— А, Пьер! — воскликнула Пенни, моментально поняв причину его нерешительности. — Думаю, вам хочется узнать, где ваш кабинет?

вернуться

8

Приятного аппетита (фр.).

26
{"b":"18323","o":1}