ЛитМир - Электронная Библиотека

Почистив зубы и вернувшись на свое место. Пенни почувствовала себя несколько лучше, но теперь ей очень хотелось принять душ. Она напомнила себе, что ждать осталось недолго, и улыбнулась, ощущая в сердце радостный трепет.

Поездка оказалась очень удачной, и теперь Пенни радовалась, что предприняла ее, потому что перемена обстановки пошла ей на пользу. Она встретилась в Лос-Анджелесе со всеми людьми, которых ей порекомендовал Дэвид, а они, в свою очередь, познакомили ее с теми, с кем ей действительно требовалось поговорить. Дэвид открыл ей бесконечную перспективу связей, а Полин Филдз сразу, как только вернулась в Лос-Анджелес, забрала Пенни из отеля и поселила в одной из комнат для гостей в своем особняке «Бель-Эр».

Пенни прекрасно провела время как с житейской точки зрения, так и с профессиональной. В этот раз Лос-Анджелес понравился ей гораздо больше, чем во время предыдущих посещений. По правде говоря. Пенни всегда чувствовала себя в Штатах неуютно, причем и сама даже не могла понять, почему. Нельзя сказать, что ей не нравились американцы; нет, в основном это было не так, пока Пенни помнила, что не везде хорошо воспринимают британскую иронию. Она не впадала в американскую крайность, связанную с анализом каждой мелочи в поведении или чувствах. И вообще до этой поездки Пенни всегда ощущала себя в Америке чужим, одиноким человеком, который не может глубоко постичь суть Соединенных Штатов, несмотря на общность языка.

Самым важным в ее нынешнем визите было то, что она договорилась с несколькими кинокритиками, которые будут теперь присылать ей свои материалы по мере выхода кинофильмов на экран. Это означало, что статьи смогут появляться на страницах «Нюанса» еще до появления фильмов в кинотеатрах Франции. Пенни также заключила несколько сделок с обозревателями колонок слухов, которые дали согласие, чтобы она редактировала их материалы для «Нюанса», указывая при этом, что материалы прошли редакционную обработку. Пенни не могла целиком перепечатывать их колонки, поскольку французские читатели, как правило, даже не слышали о большинстве выдающихся американцев. Но она не сомневалась, что материалов будет вполне достаточно, и намеревалась вести эту колонку лично.

Когда в динамиках раздался голос командира корабля, Пенни достала помаду и подкрасила губы. Дэвид обещал встретить ее в аэропорту. Сцена у бассейна, которую так своевременно прервала Самми, неоднократно всплывала в памяти Пенни, и она могла только поздравить себя с тем, что устояла. Ей меньше всего хотелось добавить свое имя в бесконечный список побед Дэвида Виллерза. Да, зов плоти — это страшная сила, особенно когда воздержание длится уже… сколько же, шесть месяцев? Пенни даже вздрогнула — так это было долго.

Выйдя из самолета и направляясь к залу прилета. Пенни ощутила во всем теле пугающую вялость. Полеты на самолетах всегда выбивали ее из колеи, и, похоже, этот не стал исключением. Чтобы прийти в форму, ей требовалось несколько дней, иногда даже недель. Обычно в это время Пенни мучила бессонница, хотелось все бросить, она ужасно раздражалась по пустякам или же покорно выполняла все, что ей говорили, — так сказывалась на ней перемена ритма жизни и часовых поясов. К счастью, впереди предстояло много дел, и Пенни надеялась, что это поможет ей побыстрее войти в норму.

— Привет! — крикнула она, заметив Пьера, ожидавшего ее возле багажного отделения. — А я думала, что приедет Дэвид. Но это не означает, что я не рада видеть вас, — со смехом добавила Пенни, целуя Пьера в обе щеки. — Как дела в редакции?

Пьер выглядел озабоченным, но поскольку он никогда не демонстрировал свои эмоции, Пенни не обратила на это внимания.

— Мариель хорошо себя ведет? — поинтересовалась Пенни, когда Пьер забрал ее багаж и они направились к машине.

— Есть несколько вопросов, которые нам надо обсудить, — серьезно сообщил Пьер, не принимая ее легкомысленный тон и не отвечая на вопрос, — поэтому я и приехал за вами.

— Ох, дорогой Пьер, вы меня пугаете! — Пенни попыталась не придавать большого значения его словам, но сердце ее уже забилось тревожно от дурного предчувствия. — Что случилось? Что она натворила? Перед отъездом я полностью подготовила все материалы для двух следующих номеров. Только не говорите мне, что она сбежала, а материалы уничтожила.

— Нет, здесь все в порядке, — ответил Пьер, открывая багажник машины и укладывая туда чемодан Пенни. — Вы хотите поехать домой или отвезти вас в редакцию? — спросил он, распахивая перед ней дверцу.

— Может, вы все-таки скажете мне, в чем дело? — потребовала Пенни, забираясь на сиденье. — Что происходит, Пьер? Где Дэвид?

Ответ она услышала только после того, как Пьер уселся за руль и завел двигатель.

— Дэвид в Лондоне, — сообщил он. — Его не будет некоторое время.

— Почему? Ради Бога, Пьер, я начинаю нервничать. Что происходит? Почему Дэвид не вернулся?

— Он остался с Сильвией. Два дня назад у нее был приступ, и он не хочет оставлять ее одну.

— Приступ? — встревоженно переспросила Пенни.

— Похоже, ничего серьезного, но он все же побудет с ней немного.

— С ней все в порядке? Ничего…

— Да, в порядке, — заверил Пьер. — Но вы же знаете, как Дэвид любит ее… Она ему как мать, и он хочет побыть с ней. Поэтому я и приехал за вами. Нужно обсудить все, что произошло в ваше отсутствие, а я не хочу сейчас беспокоить Дэвида.

— Пьер! — Пенни едва дождалась, когда он закончит свою речь. — Ради Бога, не тяните!

— Дело в том, — начал Пьер, когда они выехали на автостраду, ведущую в Канны, — что нам грозит судебное разбирательство.

— Судебное разбирательство?! — повторила Пенни, не веря тому, что услышала. — Господи, да за что? Ох, я так и знала, что не следовало оставлять за себя Мариель! Что она натворила?

— Это не Мариель. Боюсь, это ваша сестра.

— Самми? Но она не в том положении…

— Это из-за ее колонки, — пояснил Пьер. — Она посоветовала какой-то читательнице попотчевать неверного мужа каким-нибудь тупым предметом, и, кажется, эта женщина так и поступила.

Пенни уставила на него ошеломленный взгляд.

— Боже милосердный!.. — пробормотала она, испытывая желание задушить Самми, поскольку до нее начал доходить весь ужас случившегося. — Но как, черт побери, это попало на страницы журнала?

— Я еще не знаю всех подробностей, — ответил Пьер. — Это случилось только вчера. Но я точно знаю, что Самми исчезла, а Мариель требует вашей отставки.

— Что?! — вскричала в ярости Пенни. — Везите меня в редакцию, Пьер. Я немедленно хочу увидеть эту мерзавку!

Спустя полчаса Мариель стояла перед столом Пенни, не пытаясь даже скрыть презрение, сквозившее в ее улыбке.

— Я всегда понимала, — начала Пенни угрожающим тоном, — что вам нельзя доверять. Но сейчас я хочу знать, почему вы считаете, что сможете избежать ответственности?

— О какой ответственности вы говорите? — Мариель скептически рассмеялась. — Написала это ваша сестра. И это вы. Пенни, настояли на том, чтобы ей дали рубрику. — Она посмотрела на свои ногти. — Как вы знаете, я была против, и теперь видите, что она натворила.

— Мариель, — очень медленно произнесла Пенни, — вы, похоже, не улавливаете главного. Оба выпуска, опубликованные в мое отсутствие, я лично проверила перед отъездом, поэтому прекрасно знаю, что ни в одной из колонок Самми не содержался тот совет, который попал в журнал. И это позволяет мне сделать вывод, что вы, Мариель, в последнюю минуту внесли изменения.

Мариель презрительно скривила губы.

— Для человека, который делает ошибки в собственных редакционных…

Глаза Пенни гневно сверкнули.

— Моя ошибка не попала на страницы журнала…

— Потому что я вовремя обнаружила ее, — заявила Мариель с победоносным видом. — И это позволяет мне сделать вывод, что вы небрежно относитесь к своей работе и не проверили как следует колонки своей сестры.

Пенни устремила на нее долгий, тяжелый взгляд.

— Где вы нашли эту колонку? — спросила она. — Она была здесь, в моем столе? Да, так оно и есть, — сказала Пенни, увидев, как покраснела Мариель. — И вы прекрасно знали, что это была та самая шуточная колонка, которую Самми передала мне месяц назад.

56
{"b":"18323","o":1}