ЛитМир - Электронная Библиотека

Сунув записку в карман халата. Пенни спустилась в кухню. В отсутствие Дэвида и Самми дом показался ей на удивление пустым. Приближался вечер, в окна стучал дождь, и вся эта атмосфера заставила Пенни почувствовать себя ужасно одинокой. Разумеется, надо было еще многое сделать, но сейчас, когда ее так расстроил внезапный, хотя и предполагаемый, отъезд Самми, у Пенни просто не лежало сердце ни к какой работе.

Налив воды в чайник. Пенни поставила его на плиту и проверила автоответчик. От Дэвида было всего одно сообщение. Он поздравил ее с возвращением домой, сказал, что очень скучал без нее, и попросил, когда сможет, перезвонить.

Знакомый голос согрел Пенни и даже вызвал улыбку. Приятно было думать, что он скучал без нее, однако Пенни слишком хорошо знала Дэвида, чтобы обольщаться на сей счет: просто у него была такая манера разговора. И все же она была не прочь поговорить с ним прямо сейчас, поэтому, сняв трубку телефона, набрала номер Сильвии, надеясь найти его именно там.

Через пару минут Пенни положила трубку, испытывая даже некоторое облегчение оттого, что никто не ответил. Она совсем забыла о проблеме с Мариель, которой ей сейчас вовсе не хотелось заниматься.

Снова взглянув на автоответчик. Пенни печально вздохнула. В ее отсутствие поступило много различных сообщений, но ни единого от Кристиана Муро. Она понимала, что телефонные звонки — это как автобусы: их нет, когда ждешь; поэтому следовало заставить себя перестать ждать звонок Кристиана. Сердце ее сжалось при мысли, что он может быть арестован или же заключил сделку с окружным прокурором и сдался властям.

К удивлению Пенни, когда она позвонила Эстер Делани, автоответчик компании «Франс Телеком» сообщил, что номер отключен.

Нахмурившись, Пенни подошла к входной двери и внимательно посмотрела в темноту в направлении виллы Делани. Сквозь деревья она не увидела ни единого огонька. Но возможно, они всего лишь закрыли ставни на ночь?

Быстро одевшись, Пенни натянула сапоги, набросила плащ и отправилась на разведку. Ворота соседской виллы оказались запертыми, и при бледном свете луны она не увидела машин на подъездной дорожке. Нигде не было и собаки Тилли, а сквозь ставни не пробивался ни единый лучик света. Вилла казалась заброшенной, и Пенни подумала, что, похоже, там уже довольно долгое время никто не живет.

Глава 14

Как только Дэвид услышал о том, что произошло с колонкой «Страдания и муки», он первым же самолетом вернулся во Францию. Пенни почувствовала перемены в его поведении сразу с момента прибытия. Хотя он демонстрировал раздражение и сторонился Пенни, нетрудно было заметить, что гнев его направлен на Мариель.

Пенни так и не узнала, какой разговор произошел между ними, но Мариель продолжала расхаживать по редакции с видом «мисс Флит-стрит»[19], отдавала приказания, подавляя всех своим авторитетом, и повсюду совала свой нос. Казалось, ее очень мало волновала возможность того, что их журнал окажется мишенью для всей остальной прессы за оплошность, допущенную в колонке Самми. Мариель вела себя так, как будто вообще не имела к этому отношения.

К счастью, пока никто не пронюхал о том, что несчастная, неуравновешенная женщина воспользовалась советом журнала, а улаживанием дел с ней и ее мужем занялся Дэвид. И он действительно все решил с помощью точно не установленной суммы, оговорив при этом, что никакая информация не попадет в газеты. К удивлению Пенни, Дэвид ни в чем не упрекнул ее, а она-то ожидала, что он, как минимум, посоветует ей не быть такой беспечной и в будущем не разбрасывать редакционные материалы где попало.

В течение последующих двух недель Пенни вообще очень мало общалась с Дэвидом. Из-за сумасшедшего расписания, включавшего встречи по всему побережью, они редко оказывались вместе в редакции, но когда это все же случалось, каждый из них был слишком занят своими делами. Нельзя сказать, что Пенни активно старалась избегать Дэвида; у нее даже было такое чувство, что это он намеренно избегает ее.

В один из вечеров, работая дома. Пенни подумала, что отсутствие Дэвида в последнее время выглядит довольно странным. Понятно, его беспокоило здоровье Сильвии, но из короткого разговора с Пьером Пенни догадалась, что основным занятием в данный момент является для Дэвида спасение его империи от этого типа — Стерлинга. У Пенни было намерение расспросить об этом самого Дэвида, но поскольку его трудно было поймать, а у Пенни накопилось множество других дел, то она решила оставить все как есть. Однако все в редакции казалось каким-то не таким без него. К своему удивлению. Пенни заметила, что ей не хватает именно тех моментов, которые раньше вызывали у нее раздражение. Как было бы здорово, если бы Дэвид опять, как прежде, зашел к ней в кабинет, налил себе чашку кофе и уселся в кресло, чтобы поболтать! А может, он разозлился на нее за то, что она отвергла его в тот вечер? Да нет, вроде не похоже. Тогда в чем же дело? Почему Дэвид постоянно так взволнован и почему намеренно избегает ее?

«Ради Бога, возьми себя в руки», — приказала себе Пенни. Последнее время она, кажется, начала с ума сходить от его равнодушия, и это следовало прекратить. Его проблемы — это его проблемы, и к ней они не имеют никакого отношения. Она слишком возомнила о себе или просто рехнулась, решив, что Дэвид воспринимает ее как достаточно близкого для него человека и должен уделять ей внимание. Кроме того, как ей удалось выяснить, все мысли Дэвида сейчас были заняты его женой.

Пенни поймала себя на том, что почти ревнует Дэвида к женщине, которую даже не знала и, вероятно, никогда не узнает. Однако осознание того, что Габриелла может доставлять неприятности этому человеку, может вмешиваться в его жизнь, может причинять ему боль, отказывая в праве видеться с сыновьями, вызывало у Пенни искреннее желание помочь ему.

Раньше у нее никогда не возникало таких мыслей. Возможно, она просто не позволяла их себе. И только сейчас, сидя за столом и рассуждая обо всем. Пенни почувствовала, что между ними возникла настоящая дружба, пока еще как следует не оцененная ими самими. А друзья — во всяком случае, в ее понимании — должны были делиться друг с другом не только радостями, но и неприятностями. Или, может, эта дружба просто является плодом ее воображения? Ведь нельзя отрицать, что в последнее время Дэвид явно сторонится ее.

Пенни упрекнула себя за бредовые мысли. И что она зациклилась на этом Дэвиде, неужели больше не о чем беспокоиться? Куда-то пропала чета Делани, магазин закрыт, а сегодня она узнала, что их вилла сдается в аренду. Похоже, никто не знал, куда они уехали и находятся ли вообще во Франции.

Тайна их исчезновения беспокоила Пенни по причине, за которую она испытывала неловкость. Ведь то, как они пропали, словно растворившись в воздухе, заставляло Пенни думать, что они сбежали от нее, потому что она, вероятно, сама того не осознавая, сделала или сказала нечто такое, что заставило их так поступить. Если это не ее бредни, то их бегство может означать лишь одно — Кристиан решил, что ей нельзя доверять… Эта мысль ужаснула Пенни, и она могла только поблагодарить Господа за то, что никто не знает ее главную проблему. И надо же было зациклиться на мужчине, с которым даже не встретилась ни разу, а одна лишь мысль о возможном свидании — подумать только! — бросала ее в жар.

На этот раз Пенни удалось взять эксклюзивное интервью у принцессы Кэролайн. Оно было напечатано в одном из уже вышедших номеров «Нюанса», обложку которого украшала роскошная фотография коронованной особы. Журнал раскупали очень охотно, а у Пенни появился шанс закрепить успех, взяв интервью у Люка Плезанса, некогда популярного исполнителя, до сих пор сохранившего репутацию нестареющей рок-звезды. Несмотря на возраст. Люк неожиданно для всех решил вернуться на сцену, и это обещало стать главной сенсацией сезона.

вернуться

19

Улица в Лондоне, на которой находятся редакции большинства крупнейших газет.

58
{"b":"18323","o":1}