ЛитМир - Электронная Библиотека

Эстер, как обычно, болтала и смеялась, но Пенни не слышала ее; не слышала она и другие разговоры, звучавшие в баре.

Вдруг до Пенни дошло, что Кристиан смотрит на нее и протягивает руку для приветствия. Когда Пенни пожала его руку, он наклонился вперед и поцеловал ее в обе щеки.

В этот безумный момент сердце Пенни, казалось, перестало биться. Ей захотелось убежать. Никогда еще она не видела Кристиана так близко и почти ужаснулась, обнаружив, что глаза его были настолько притягивающими: от них почти невозможно было оторвать взгляд. Темные, дымчато-карие, под насмешливым выражением они скрывали глубокую чувственность, заставившую Пенни задрожать от возбуждения. Длинный и прямой нос, непринужденная улыбка, белые ровные зубы. Кожа у него была смуглой, слегка поредевшие на висках волосы — темными, хотя несколько светлее, чем запомнилось Пенни. С боков они были коротко подстрижены, а сзади спадали на воротник. Не такой высокий, как ей представлялось, он тем не менее выглядел вполне привлекательно.

— Очень рад наконец-то встретиться с вами. — Кристиан глядел ей прямо в глаза, как будто говоря, что эти последние несколько месяцев он так же постоянно думал о ней, как и она о нем.

— Это я рада наконец-то встретиться с вами, — эхом ответила Пенни, чувствуя при этом, как у нее краснеют щеки.

— Разрешите помочь вам снять пальто, — предложил Кристиан.

Пенни разрешила, и когда он взял пальто, глаза ее заблестели от удовольствия: Кристиан явно положительно оценил ее наряд.

— Через полчаса у нас встреча с друзьями, так что мы можем пока выпить что-нибудь здесь, — предложил Кристиан.

Он повернулся к столику, из-за которого только что встал, и Пенни увидела бутылку шампанского с тремя бокалами.

Когда все уселись. Пенни принялась наблюдать за Кристианом, который в это время переключил свое внимание на Эстер. Она терпеливо и с любопытством слушала их разговор, и все же, по мнению Пенни, Эстер уже выполнила свою роль пожилой компаньонки, вывозящей в свет молодую девушку, и ее присутствие здесь более не требовалось. Раз или два Кристиан ловил на себе взгляд Пенни и при этом слегка прищуривался, как бы давая понять Пенни, что вовсе не забыл о ней. Эстер без умолку болтала о людях и вещах, мало что значивших для Пенни, а она тем временем продолжала внимательно рассматривать Кристиана.

Хотя его трудно было назвать симпатичным мужчиной в обычном понимании этого слова, Кристиан обладал неотразимой внешностью, а таких невероятно притягательных глаз ей еще не доводилось видеть. Пенни едва не рассмеялась при мысли о том, что он совершенно не похож на человека, которого разыскивает полиция. А чего она ожидала? Что у него это будет написано на лбу? Или что он будет одет во все черное, а в руках будет держать мешок с награбленным? На самом деле Кристиан был одет в коричневую водолазку, широченные желто-коричневые клетчатые брюки, которые, казалось, были велики ему, как минимум, на один размер; на ногах — темные ковбойские сапоги, а на спинке кресла висел очень дорогой коричневый кожаный пиджак. Водолазка плотно облегала его грудь и руки, только подчеркивая мощные мускулы.

В его движениях, во всей манере поведения сквозила уверенность, но не было и малейшей тени высокомерия или чванства.

Пенни даже не поняла, когда и каким образом Кристиан втянул ее в разговор, но прошло еще некоторое время, прежде чем она осознала, что, когда говорит, Кристиан не сводит с нее обманчиво ленивого взгляда, словно пытаясь прочесть самые потаенные мысли. Пенни даже показалось, что она отвечает ему, как бы проникает в него, становится частью его сознания. Эстер, похоже, отошла на задний план, а Пенни и Кристиан, как бы изолировавшись от всего окружающего, замкнулись в своем мире, изучая друг друга.

Прошло минут десять или более того, прежде чем Пенни почувствовала, что погрузилась в какой-то хаос и не может вспомнить ни единого слова из того, о чем они говорили. Соображения вежливости заставили Кристиана снова переключить свое внимание на Эстер, и Пенни оставалось только надеяться, что у нее не открывается рот, когда она смотрит на него. Выход из этого не слишком приятного состояния показался Пенни настолько ошеломляющим, как будто она вынырнула на поверхность после долгого пребывания под водой. Звуки вокруг внезапно стали отчетливыми, чувство удушья испарилось. «Боже мой, — подумала Пенни, — что он делает со мной?»

— Эй, — Кристиан рассмеялся, увидев, как Пенни залпом допила шампанское, — не так быстро. У нас впереди еще долгая ночь.

Пенни глуповато усмехнулась, сдвинув в сторону нижнюю челюсть. Слава Богу, он не мог прямо сейчас прочитать ее мысли. А если бы мог, то, наверное, покраснел не меньше, чем она сама.

— Пенни, вы когда-нибудь бывали на Дальнем Востоке? — спросил Кристиан.

Пенни удивленно вскинула брови. Затем, осознав с запозданием, что Кристиан и Эстер говорят сейчас именно об этом, она ответила:

— Нет. Никогда.

— Кристиан специализируется в области восточного искусства, — с гордостью сообщила Эстер. — Он написал об этом книгу и снял документальный фильм для телевидения.

Кристиан рассмеялся, заметив изумление на лице Пенни.

— Понимаете, раньше у меня была нормальная, по-настоящему полная жизнь. Надеюсь когда-нибудь снова вернуться к ней.

— А что вам больше всего нравилось в той жизни? — поинтересовалась Пенни.

Кристиан улыбнулся, и Пенни снова почувствовала, как розовеют ее щеки.

— Все очень просто, — ответил он. — Это море. Вы знаете море. Пенни?

Пенни нахмурилась, затем улыбнулась.

— Пожалуй, что нет.

— Тогда ты должна заставить его познакомить тебя с морем, — с улыбкой посоветовала Эстер. — Это его страсть.

Пенни снова перевела взгляд на Кристиана; он тоже смотрел на нее, но сейчас его лицо было серьезным.

— Вы извините меня? — спросил он. — Мне надо позвонить.

Когда он ушел. Пенни повернулась к Эстер.

— Как ты себя чувствуешь? — заботливо поинтересовалась Эстер.

Пенни задумалась на секунду, стараясь подобрать верные слова для ответа.

— Честно говоря, — промолвила она наконец, — я совершенно не понимаю, что со мной происходит. Вроде бы все хорошо, и вместе с тем как-то нереально.

Эстер хмыкнула.

— Надо сказать тебе, вы очень симпатичная пара, — заметила она, допивая шампанское.

Пенни улыбнулась.

— А куда он звонит? — спросила она.

Эстер пожала плечами:

— Понятия не имею. Он все время звонит кому-нибудь.

То одни дела, то другие. Ему сейчас надо как можно лучше вести свои дела, чтобы иметь что-то, когда выйдет… если только все не конфискуют. — Эстер взяла со стола свою сумочку. — Ладно, думаю, я вам больше не нужна.

Попрощайся за меня с Кристианом, и надеюсь, что вы проведете прекрасный вечер.

Пенни пришлось ждать довольно долго, и к тому времени, когда Кристиан вернулся, она пила уже третий бокал шампанского. Пока он усаживался за столик, Пенни не удержалась и оценивающим взглядом оглядела его тело, пытаясь угадать, когда он последний раз занимался любовью.

— Эстер попросила меня попрощаться с вами за нее, — сообщила Пенни.

Кристиан кивнул и взял свой бокал. Затем, посмотрев несколько секунд на пол, он поднял глаза на Пенни и спросил:

— А как вы отнесетесь к тому, чтобы пропустить балет?

У Пенни дрогнуло сердце, она с трудом сглотнула слюну.

— Мне нравится эта идея, — тихо промолвила она.

Внезапно Кристиан зажмурился и прижал пальцы к глазам. Пенни смотрела на него, пытаясь придумать, что бы сказать. Наконец он снова открыл глаза и внимательно посмотрел на нее.

— Вы знаете все обо мне? — спросил Кристиан. — Знаете, что произошло? Знаете, в каком я сейчас положении?

Пенни кивнула:

— Да, знаю.

— И вы понимаете, что в любой момент сюда могут войти люди, с которыми я буду вынужден уйти?

— Да.

Кристиан помолчал немного, продолжая внимательно глядеть на Пенни.

— Вы сделаете из этого сенсацию для своего журнала, не так ли?

61
{"b":"18323","o":1}