ЛитМир - Электронная Библиотека

Закрыв глаза. Пенни уткнулась лицом в ладони и попыталась вспомнить все, о чем говорил ей Дэвид в то утро в кабинете. Но под монотонный стук колес в памяти ясно всплывали только слова, в которых звучала его забота о ней. Она о нем тоже заботилась, но, возможно, в его чувствах по отношению к ней было нечто такое, о чем он молчал? И именно из-за этого он не хотел, чтобы она встречалась с Кристианом? Когда-то даже само подобное предположение рассмешило бы Пенни своей абсурдностью, но сейчас оно просто невыносимо опечалило ее, заставив почувствовать себя предательницей.

Что же все-таки происходит? Почему никто не говорит ей то, что ей необходимо знать? Ладно, при встрече с Кристианом она спросит у него. Однако в данный момент Пенни больше всего тревожило одно: ей не хотелось, чтобы между ней и Дэвидом что-то произошло. А может, уже слишком поздно? Может, это все-таки случилось, поскольку, если уж быть честной по отношению к себе самой, ее пугала мысль о том, что она может потерять Дэвида. Ах, чего теперь было бояться, если в результате последних событий она и так почти потеряла его!

Позавчера вечером Эстер Делани в очередном своем материнском порыве постаралась помочь Пенни понять свой страх. Она объясняла, что жизнь на острие ножа требует немалых жертв. Кристиан привык к такому существованию, и ей. Пенни, станет гораздо легче, когда она окажется рядом с ним, а не вдалеке. Привела Эстер и еще одну причину, по которой Пенни следовало как можно больше времени проводить с Кристианом. Она сказала, что Дэвид уже испытал в своей жизни любовь.

И он понимает, что означает желать кого-то так сильно и, будучи не в состоянии думать ни о чем другом, постоянно испытывать страх за себя и за любимого. Что касается Пенни и Кристиана, они вдвойне испытывали страх из-за опасного положения, в котором находился Кристиан. Это Дэвид тоже должен понимать, пусть даже ему это и не нравится.

— Он на самом деле очень любит тебя, дорогая, — сообщила Эстер, — и ему так же тяжело, как тебе.

— Я думала, что мы говорим о Дэвиде, — заметила Пенни.

Старушка ласково улыбнулась.

— Нет, о Кристиане.

Повернувшись к окну, чтобы полюбоваться пейзажем, Пенни достала сигарету из пачки, которую купила на вокзале. Она прикурила ее, но тут же затушила. Ей уже не казалось, что все идет как надо. Наоборот, все шло ужасно плохо, и на какое-то мгновение она даже перестала понимать, почему она сидит в этом поезде. Затем мысли о Кристиане, о том, что они теперь значили друг для друга, развеяли ее страх, словно ласковый луч света, осветивший мир темноты и сомнений. Она ехала к нему, поскольку сердцем понимала, что они принадлежат друг другу и он нуждается в ней, возможно, даже больше, чем она в нем.

Как только Пенни вышла из поезда и увидела лицо Кристиана, его глаза, лихорадочно метавшиеся по платформе, все ее сомнения попросту улетучились. Трудно было поверить, что человек с таким ласковым и робким взглядом мог совершить те преступления, о которых она читала. Честно говоря, когда Кристиан, заметив ее, бегом бросился навстречу и заключил в объятия, Пенни показалась нелепой сама мысль о том, что он вообще совершал какие-то преступления, настолько радостным и беззаботным был его вид при встрече.

— Дорогая, — пробормотал Кристиан, крепче прижимая ее к себе. — Я так скучал без тебя!

— Я тоже скучала, — призналась Пенни, поднимая взгляд на лицо Кристиана и вдыхая его теплый, родной запах.

Обхватив лицо Пенни ладонями, Кристиан нежно поцеловал ее губы.

— Я хочу тебя, — прошептал он. — Хочу раствориться в тебе и ощутить всю любовь, которую испытываю к тебе.

— А отель далеко? — с лукавым видом поинтересовалась Пенни, заставив Кристиана рассмеяться.

— Не очень. Но как бы мне этого ни хотелось, дорогая, нам надо уточнить кое-что. Эстер рассказала мне о вашем последнем разговоре… Я понимаю твой страх, но я не хочу, чтобы ты боялась, ни из-за меня, ни из-за моих дел. И если ты хочешь, я позволю тебе уйти, расстанусь с тобой и больше никогда не увижу, потому что моя жизнь останется такой, какая она есть. Нам обоим трудно так жить, но у тебя. Пенни, есть выбор, ты не должна…

— Я уже сделала свой выбор, — честно призналась Пенни. — Я люблю тебя, Кристиан, и не имеет значения, как нам трудно или что могут подумать люди. Имеют значение только наши чувства.

Темные глаза Кристиана были полны нежности, когда он внимательно посмотрел в глаза Пенни, продолжая держать в своих ладонях ее лицо. Затем губы его внезапно растянулись в широкой улыбке.

— Мне кажется, на нас начинают обращать внимание, — прошептал он, заметив, что прохожие стали с любопытством оглядываться на них. — Давай я отвезу тебя в отель. Думаю, тебе там понравится.

Он оказался прав: Пенни действительно понравилось в отеле, но не только из-за прекрасных видов на озеро, затянутое дымкой, но и из-за того, что Кристиан сумел заставить ее восхищаться этой красотой, просто находясь рядом и восхищаясь вместе с ней.

Уже смеркалось, когда они, совершенно не смущаясь своей наготы, стояли у окна и смотрели на пурпурно-багровый горизонт, за которым скрылось солнце. Кристиан обнимал Пенни за талию, нежно прижимаясь грудью к ее спине, а она положила голову ему на плечо.

— Хороший у нас получился разговор, — заметила Пенни, улыбаясь.

Кристиан рассмеялся:

— А я ведь действительно собирался поговорить с тобой, прежде чем заняться любовью.

Пенни поднесла его ладонь к своим губам и поцеловала.

— Сомнения терзают меня только тогда, когда тебя нет радом.

— Я не хочу. Пенни, чтобы ты сомневалась во мне, — сказал Кристиан, поглаживая большим пальцем губы Пенни, — но я тебя понимаю. Я тоже сомневаюсь в тебе, когда тебя нет рядом. Сомневаюсь, что ты действительно могла влюбиться в такого человека, как я. Сомневаюсь, что ты приедешь, если я попрошу… Я много чего боюсь, но больше всего боюсь потерять тебя.

Прошло несколько минут, прежде чем Пенни собралась с духом и задала вопрос, на который боялась услышать ответ:

— Ты говорил со своими адвокатами?

— Да, — ответил Кристиан еле слышным голосом.

У Пенни замерло сердце.

— Значит ли это, — промолвила она, устремив невидящий взгляд на спокойную гладь озера, — что твои условия приняты?

— В основном, — ответил Кристиан.

Пенни закрыла глаза, ее пронзила боль от предчувствия скорой потери.

— Значит, ты уедешь?

Кристиан повернулся, подошел к кровати и уселся на край.

— Не знаю, — сказал он и закрыл ладонями лицо. Затем, догадавшись, что Пенни смотрит на него, он убрал ладони и поднял голову. — Мне трудно. Пенни. Очень трудно. Я понимаю, что совершил преступление и должен заплатить за это, но получается так, что ты тоже должна платить…

Пенни быстро подошла к нему, встала рядом и обняла.

— Я не знаю, что можно предпринять, — судорожно прошептала она, — если только…

Она замолчала, и Кристиан, вскинув голову, посмотрел ей в глаза.

— Что — если только?

— Ничего, — ответила Пенни, качая головой.

Улыбаясь, Кристиан откинул волосы с ее лица.

— Не смущайся, я и сам об этом думал.

Пенни удивленно посмотрела на него.

Кристиан рассмеялся:

— Я ничего не смог придумать другого, кроме как увезти тебя куда-нибудь подальше, где мы могли бы жить вместе, свободные от всех сегодняшних трудностей…

— Так почему же не увозишь? — с замиранием сердца спросила Пенни, забыв обо всем на свете.

— Ах, Пенни, — вздохнул Кристиан, — если бы я только мог! Но ничего не получится. Они все равно найдут меня.

И, кроме того, мы не сможем жить, постоянно оглядываясь по сторонам. Такая жизнь сделает нас несчастными, ты начнешь проклинать… — Голос Кристиана дрогнул, он наклонился к Пенни и нежно поцеловал ее в губы. — Вот видишь, наши мечты совпадают, но это всего лишь мечты, Пенни. Реальность намного хуже, и гораздо труднее смотреть ей в лицо.

Глядя в пол. Пенни прислушивалась к каким-то отдаленным звукам, нарушавшим тишину. Наконец она спросила:

71
{"b":"18323","o":1}