ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Смерть под уровнем моря
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Спасти лето
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Анатомия скандала
SuperBetter (Суперлучше)
Собиратели ракушек
Самый одинокий человек

Что же она натворила И что теперь все эти люди думают о ней? Как ей хотелось снять трубку телефона, позвонить Сильвии и сказать, что она очень сожалеет о случившемся, отчаянно желает вернуть все назад и сделать вид, что ничего не было; что кучи денег, которые Пенни увидела в этом гостиничном номере за последнюю неделю, — это просто плод ее воображения; что связи Кристиана с одной из самых жестоких в мире преступных организаций — не более чем неверное умозаключение воспаленного мозга.

Пенни перевела дыхание, вытерла ладонью слезы и попыталась успокоиться. Поставив компьютер на стол и опустившись в кресло, она подумала: а стоит ли сейчас доверять своим чувствам? Следует ли ей верить в то, что Кристиан любит ее, или не только ради нее он не пошел на сделку с окружным прокурором? Пенни не хотелось думать об этом, и все же если это было так, то все сразу упрощалось. Тогда она сможет уйти от него, не испытывая такого же чувства вины, какое сейчас терзало ее по отношению к тем, оставшимся… скажем, к Дэвиду.

Пенни коротко, горько рассмеялась. Какая же она несчастная дура! Что произошло с ее решительным характером и храбростью именно сейчас, когда она больше всего нуждалась в них? И сможет ли она на самом деле положить всему этому конец? Если Кристиан и вправду связан с героином, то у нее перед ним нет никаких обязательств, абсолютно никаких! Но как это выяснить? Безумием было бы думать, что он сам скажет ей об этом, а если даже и скажет, то это будет означать, что он просто обманул ее, и, уж конечно, это не принесет ей желанной свободы.

В этот момент зазвонил телефон. Пенни, не двигаясь, смотрела на него, и в какую-то секунду у нее возникло желание снять трубку; но, подозревая, что это звонит Кристиан, чтобы сообщить, что он уже едет в отель, Пенни не сделала этого. Когда телефон перестал звонить, она поднялась с кресла и прошла в спальню Сейчас ей ни в коем случае нельзя было падать духом. Тем более глупо было постоянно думать о Дэвиде и гадать, что он может ей посоветовать, если она позвонит ему. Конечно, приятно представлять, как Дэвид решит за нее все проблемы, ведь Пенни никогда не видела, чтобы он пасовал перед чем бы то ни было. Но реальность была такова, что между ними теперь вырос барьер в виде закона, и Пенни сомневалась, что даже Дэвид сумеет преодолеть его. Нет, ей следует забыть о Дэвиде и смириться с тем, что она совсем одна, что ей придется лицом к лицу столкнуться с последствиями своих поступков и попытаться каким-то образом выяснить, во что же она на самом деле вляпалась. А когда она это выяснит, вот тогда и будет решать, что делать дальше Снова зазвонил телефон. Пенни запрокинула голову, крепко закусила губу, чтобы не заплакать, и вся сжалась.

Она ненавидела себя за откровенную слабость, которая постоянно возвращала ее мысли к Дэвиду, вселяя безнадежность и истощая силу духа. Пенни дала себе слово, что думает о Дэвиде в последний раз. Уже завтра она не будет терзать себя мыслями о том, что любит Дэвида и может рассчитывать на него. Ей придется признать, что он ничем не поможет ей, потому что если даже это и в его силах, то с какой стати Дэвиду думать о какой-то свихнувшейся журналистке? Она сама впуталась в эту историю, самой и надо будет выпутываться.

Но не успело это новое решение закрепиться в сознании, как оно тут же начало рассыпаться на куски, и Пенни, уже не сдерживаясь, упала на колени возле кровати, всхлипывая и шепча его имя.

Кристиан пулей промчался по ступенькам и, ворвавшись в заполненный людьми вестибюль отеля «Мандарин», стремительно направился к лифтам. Лэй Линь увидела, как он проскочит! мимо Пьерд, возвращавшегося от телефонной будки. Слава Богу, мужчины не заметили друг друга — слишком уж они были поглощены собственными мыслями.

— Что она сказала? — спросила Лэй Линь, когда Пьер подошел к ней.

— Она не отвечает, — сообщил он. На лице Пьера было написано разочарование, ведь Пенни находилась так близко, а он бессилен был встретиться с ней, поскольку двери номера охранял Цэ Дун.

Лэй Линь опустила взгляд.

— И что вы теперь будете делать?

— Не знаю, — признался Пьер. — Наверное, позвоню Дэвиду.

Лэй Линь кивнула, поднялась с кресла, прошла через вестибюль и исчезла в лифте.

Через несколько минут Пьер уже звонил Дэвиду во Францию. Дэвид снял трубку после первого же гудка.

— Я в отеле «Мандарин», — сообщил Пьер.

— Ты видел ее? — осторожно поинтересовался Дэвид. — Говорил с ней?

— Нет. Я не могу до нее добраться. — Пьер помолчал, понимая, как горько Дэвиду слышать все это. Но сейчас был не тот момент, чтобы оберегать патрона от плохих новостей — Дэвид и сам не поблагодарил бы его, если бы он пытался делать это. — Я даже хотел зайти в номер, но возле дверей стоит Цэ Дун, а мимо него не пройдешь.

— С Лэй Линь ты говорил?

— Да.

— И что?

Пьер вздохнул.

— Она считает, что Пенни довольна своим теперешним положением.

Наступила длительная и болезненная пауза, во время которой Пьер пытался представить себе, как Дэвид отреагирует на его следующие слова.

— Сегодня в Монгкоке была какая-то стрельба, — ровным тоном сообщил он. — Пенни в этот момент была там с Цэ Дуном и Лэй Линь. Никто не пострадал, но я перед этим говорил с типом по имени Бенни Лао, и, по его словам, Муро обидел некоторых людей. Невозможно узнать, кто стоял за перестрелкой и имеет ли она какое-то отношение к обидам, нанесенным Муро, но настораживает, что, по странному совпадению, в самый горячий момент там оказалась Пенни. Лэй Линь убеждена, что, если бы враги Муро захотели убить или похитить Пенни, они бы действовали именно так. А это значит, что если эта стрельба как-то связана с Муро, то ее следует расценивать как предупреждение.

Прошло некоторое время, прежде чем Дэвид ответил, а когда он заговорил, голос его звучал очень четко.

— Где сейчас Пенни?

— В номере. Муро только что поднялся туда.

Прошло еще несколько секунд, и только после этого Дэвид спросил:

— Так что мы теперь будем делать?

Пьер не ответил. Решения Дэвид всегда принимал сам.

Дэвид хрипло рассмеялся:

— Скажи мне, Пьер, как же, черт побери, спасти человека, который не хочет, чтобы его спасали, и который, возможно, даже не понимает, что нуждается в спасении?

— Я не знаю, — честно признался Пьер.

— И на моем месте ты бы не стал ее спасать, — добавил Дэвид с горечью в голосе.

Молчание Пьера вполне можно было понять как подтверждение его слов.

— Он любит ее? — спросил Дэвид.

— Лэй Линь в этом уверена.

— И она довольна своей жизнью?

— Да.

— Тогда мы больше ничего не можем сделать, не так ли? — После этих слов Дэвида связь оборвалась.

Швырнув трубку на рычаг, Дэвид пересек комнату, рывком распахнул высокие стеклянные двери и шагнул на балкон, где бушевал ветер. Шторм достиг апогея, волны разбивались о берег пляжа, грозно обрушиваясь на волнорезы; хлесткие струи дождя отскакивали от асфальта улицы. Была середина дня, но в квартире горели все люстры, а настольная лампа отбрасывала яркий круг света на кучу бумаг, разбросанных по столу.

Лицо Дэвида было бледным от усталости, настроение паршивое, как и погода, но если он собирался предпринять хоть какие-то рациональные шаги, то следовало взять себя в руки. Пока все его действия не принесли никаких результатов. Значит, теперь настала пора применить все свои силы и умение. Он был искренен, когда сказал Пьеру, что больше они ничего не могут, но сделал это сгоряча. В глубине души он понимал, что поможет Пенни независимо от того, хочет она того или нет.

Он уже зашел слишком далеко, и это понимал даже Пьер, который, несмотря на его слова, тоже был убежден, что Пенни не обойтись без его помощи. Дэвид не знал, что мешает Пенни самой обратиться к нему. Возможно, это была гордость или даже стыд, а может, она просто никогда не остается одна и не имеет возможности позвонить. Но в одном Дэвид был уверен наверняка: какой бы взбалмошной и импульсивной Пенни ни была, она отнюдь не дура и сейчас уже должна была понять, что Муро продолжает заниматься героином. Дэвид не сомневался: это вызовет у нее такое же отвращение, какое вызывало у него самого. Невозможно было выяснить, что знала Пенни о том, кто стоит за Муро. В душе Дэвид надеялся, что ничего. Если у Муро начались трения с китайской мафией, то Пенни может оказаться в еще большей опасности, чем прежде.

81
{"b":"18323","o":1}