ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, я знаю дорогу, но я должен быть уверен, что и ты ее знаешь.

— Почему?

— Потому, дорогая, — Кристиан повернул Пенни лицом к себе, — что здесь мы с тобой расстанемся.

Сердце Пенни сжалось, глаза широко раскрылись.

— Ох, нет! — воскликнула она. — Нет, прошу тебя, только не здесь!

— Это лучше, чем в деревне. — Кристиан улыбнулся. — Не хочу, чтобы память о нашем прощании ассоциировалась у тебя с запахом гнилой рыбы.

— Но как же ты туда доберешься?

— Да здесь всего около часа ходьбы.

— А твои вещи…

— Они здесь, в машине, — остановил Пенни Кристиан. Он чмокнул ее в лоб и подошел к багажнику, чтобы забрать оттуда свою сумку.

Когда Кристиан вернулся. Пенни внимательно посмотрела на него. Хотя он изо всех сил старался не показать, как ему сейчас тяжело, обмануть Пенни было трудно.

— Кристиан, — прошептала она.

— Не надо ничего говорить. — Он распахнул для Пенни дверцу машины.

Она послушно села за руль. Затем снова посмотрела на Кристиана и едва не закричала, что хочет остаться с ним. В этот момент Кристиан наклонился и подарил ей последний прощальный поцелуй, словно намеренно не давая этим словам сорваться с ее губ.

— Береги себя. Пенни, — произнес он голосом, полным с трудом сдерживаемых слез.

На мгновение у Пенни перехватило дыхание, она не могла говорить.

— Кристиан, — всхлипнула она, — Кристиан, прости меня! Я не хотела…

Прижав палец к ее губам, Кристиан заставил Пенни замолчать.

— Уезжай и не оглядывайся. — Он шагнул назад и стал ждать, пока она заведет двигатель. Когда Пенни уже включила передачу, Кристиан сказал:

— Следующие двадцать четыре часа будут трудными для тебя, я это знаю. Наберись мужества, дорогая, и помни, что я люблю тебя.

Пенни медленно повела машину по узкой каменистой тропе, но не смогла удержаться и оглянулась. Кристиан стоял на прежнем месте, и только ветер трепал его волосы. Одиночество их обоих казалось таким же невыносимым, как и боль в сердце Пенни.

Ей понадобилось почти два часа, чтобы отыскать гостиницу, затерянную в густых лесах Антиполо. К этому времени уже наступила ночь, и Пенни буквально тряслась от страха, боясь заблудиться.

Оставив машину на небольшой поляне, она осторожно пробиралась сквозь темноту в направлении тускло мерцавшей неоновой вывески над входной дверью, с тревогой отмечая про себя, что других машин почему-то не видно, а девственную тишину нарушает лишь звук ее шагов по гравиевой дорожке. Они сняли номер вчера, после того как Кристиана предупредили о слежке. В тот момент в гостинице находилось еще несколько постояльцев. Но сейчас она казалась совершенно пустой.

Единственная лампа со свечой отбрасывала тусклый свет на темные деревянные панели вестибюля; пахло воском и плесенью. За стойкой портье никого не оказалось, пыльные ячейки для почты были пусты. Картину оживляли только связки массивных старомодных ключей. Пенни огляделась в поисках звонка и, не найдя его, робко подала голос, который эхом отозвался в пустом коридоре.

— Эй… есть кто-нибудь? — позвала она.

Скрипнула дверь, луч света упал на конторку, и из задней комнаты появилась стройная девушка.

— Могу я получить свой ключ? — обратилась к ней Пенни.

Девушка безучастно посмотрела на нее.

— Ключ, — повторила Пенни и повертела кистью, как будто открывает дверь.

Девушка протянула руку, взяла из ячейки ключ и швырнула его на конторку.

— Спасибо. — Пенни улыбнулась, но губы у нее тихонько дрожали. Ей хотелось спросить, есть ли в гостинице еще кто-нибудь, кроме них, но поскольку девушка явно не говорила по-английски, что толку было задавать ей вопросы. А может быть, лучше и не знать ничего, ведь если в ответ она услышит, что все, кто был здесь днем, уехали, это только усилит ее беспокойство.

Номер Пенни, находившийся на третьем этаже, представлял из себя просторную, не слишком изысканно обставленную комнату с небольшим балконом, откуда открывался вид на лес. Хозяин, видимо, пытался придать комнате жилой вид — на столике между кроватями стояла ваза с муляжами экзотических фруктов. Поставив сумку. Пенни зажгла одну за другой несколько ламп, и свет помог ей справиться со страхом. В каком же забытом Богом месте она оказалась! Ах, если бы можно было оставаться в отеле «Манила», в центре цивилизации, где люди говорили на знакомых ей языках, где было много постояльцев, на этажах сидели дежурные, а номера обслуживали горничные. Но у них не было выбора. Сотрудники Администрации по контролю за применением закона о наркотиках знали, что Кристиан проживает в этом отеле, и просто тянули время, надеясь поймать его с поличным.

Не найдя, чем заняться. Пенни направилась в ванную, чтобы смыть накопившуюся за день пыль. Стоя под душем, она убеждала себя, что поводов для беспокойства нет: ей просто надо дождаться нескольких телефонных звонков, а потом можно будет беспрепятственно уехать отсюда. Внезапно у Пенни возникло желание уехать прямо сейчас, однако страх перед людьми Бенни Лао, которые могут следить за ней, оказался сильнее. Господи, только бы Бенни Лао не задумал обмануть Кристиана! Тогда он в любом случае убьет ее, чтобы исключить малейшую возможность утечки информации, даже той ничтожной, которой она теперь располагала.

Стараясь сохранять спокойствие. Пенни натянула голубые леггинсы и тонкий просторный свитер. Затем, увидев, что луна поднялась над деревьями, она открыла балконную дверь и вышла наружу. Сейчас было начало десятого, а Кристиан говорил, что первый звонок следует ждать около одиннадцати. Глядя на луну, Пенни пыталась представить, где он сейчас и что чувствует. Она знала, что нелегко переживет разлуку с Кристианом, но даже представить себе не могла, что ей будет так тяжело. Сейчас Пенни буквально слабела под гнетом ужасной потери.

Она уселась на ветхий бамбуковый стул и, облокотившись на перила, уставилась в темноту. Прошлой ночью они с Кристианом почти до утра проговорили о каких-то пустяках. И только перед тем как уснуть, Кристиан сообщил ей простые инструкции, которым она должна была следовать сегодня. Вот тогда Пенни не сдержалась и попыталась убедить его сдаться властям.

Безусловно, это был для него более благоприятный исход. Одинокая жизнь в изгнании, с которой он, похоже, уже примирился, во всем будет зависеть от милости китайцев. Но Кристиан остался непреклонен, он твердо решил следовать заранее выбранным путем.

— Сейчас я в твоих руках, — с улыбкой заметил Кристиан. — И ничто не мешает тебе выдать меня властям.

Ты знаешь, где я нахожусь, знаешь, где буду находиться завтра вечером…

— Нет, — оборвала его Пенни, покачав головой. — Я никогда этого не сделаю. Это не моя жизнь, а твоя, и я не смогу простить себе, если стану виновницей твоего ареста. Я не судья, не жюри присяжных…

— Но ты законопослушная гражданка.

Пенни вяло улыбнулась:

— Теперь я в этом уже не уверена.

Теперь, припоминая этот разговор. Пенни подумала: а не смогут ли и ее обвинить в нарушении закона? Сотрудники Администрации по контролю за применением закона о наркотиках наверняка знали о ней и, безусловно, захотят ее кое о чем расспросить. Эта мысль вновь воскресила в памяти призрак Бенни Лао. Стараясь отогнать ее. Пенни попыталась сосредоточиться на том, что будет говорить, если ее арестуют. Интересно, стало ли уже достоянием общественности ее исчезновение? С момента отъезда из Франции Пенни не читала ни английских, ни французских газет, так что не имела никакой информации на этот счет. Что же будет, когда она вернется? С чем ей придется столкнуться?

У Пенни сжалось сердце от недоброго предчувствия.

Уже не в первый раз у нее возникало ощущение грядущей катастрофы, но сегодня оно было сильным как никогда. Казалось, что где-то, вне ее досягаемости. Пенни грозили ужасные, немыслимые последствия, и страх перед тем, что может ожидать ее во Франции, постоянно возрастал. Сейчас она испытывала такую панику, что едва пересиливала желание убежать из гостиницы и улететь на ближайшем самолете куда угодно. А там будь что будет.

88
{"b":"18323","o":1}