ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джордж имел болезненный цвет лица, был одет в темно-синюю спецовку, из уголка его мрачного рта торчал «житан», под глазами – «гамаки», достаточно большие, чтобы разместить там на ночлег выстроенный в шеренгу экипаж судна. Он унаследовал верфь от своего отца, который строил здесь еще деревянные лодки. Сердце Джорджа было по-прежнему отдано дереву, но он понимал, что принесет ему достойные средства существования, и потому теперь строил суда из пластика. Джордж был искусным мастером, честным, как линейка.

Однажды он посетил меня в Англии, чтобы обсудить снаряжение яхты, и привез с собой свою жену Титину. Мэри Эллен в тот уик-энд была не в духе, однако мы провели замечательный вечер, который завершился бурно: Джордж отбивал такт, в то время как я наигрывал на фортепьяно «Слишком большие ноги» из «Русалки». Мэри Эллен оттаяла до такой степени, что даже взяла меня за руку, когда мы провожали гостей; с тех пор я и Джордж стали друзьями.

Увидев меня, он, улыбаясь, вскочил со стула, сигарета запрыгала у него во рту. Тут Джордж заметил Бьянку. Теплоты в его улыбке сразу же поубавилось на несколько градусов, и он снова сел. Это удивило меня. Пару лет назад, когда я последний раз виделся с ним, Джордж был более падок на знакомства с женщинами, нежели с коллегами. Он поинтересовался, как идут у меня дела.

– Прекрасно, – солгал я. – А у тебя?

Джордж сказал, что довольно занят, и через покрытое пеной окно указал на яхты, громоздившиеся на слипе. Я кивнул, предоставив ему возможность провести все обычные маневры судостроителя, призванные создать атмосферу, способствующую установлению более высокой цены на работы.

Бьянка отправилась приобрести в какой-нибудь местной лавке пару ботинок, и Джордж повеселел. Мы спустились на понтон. «Аркансьель» стоял рядом, тихо покачиваясь на угасающих волнах.

– Корпус отменный, – восхитился Джордж. – А бегает быстро?

– Быстрее, чем ты думаешь, – сказал я. – А кто владеет кечем под названием «Уайт Уинг»?

– А, дерьмо, – сказал Джордж. Он смахнул окурок в пену гавани и, щелкнув своей «Зиппо», прикурил следующую сигарету. – Эта компания…

– Что компания?

– Они доводят людей до безумия. Прямо какое-то нашествие с берегов Средиземного моря. Кечем владеет парень по имени Креспи. Приобрел здесь кучу коммерческих предприятий. Делает деньги, указывая нам, как строить яхты. А почему ты спрашиваешь?

– Мы утерли ему нос.

Я рассказал о проделке Бьянки.

– И этот парень не уступил дорогу?

– Нет.

– Эти ребята с юга, имей в виду.

– Что ты хочешь сказать?

– Здесь, в Ла-Рошели, живут славные парни. Наш город был пешеходным еще до того, как пешеходные города вошли в моду. Мы слыли хорошими старыми демократами. Но этот Креспи уподобился Ивану Грозному, он прет напролом, нимало не заботясь о том, что кому-то нанесет ущерб. И он лишь один из многих.

Джордж нахмурился. В свое время он был стойким коммунистом.

– Есть и другие. Например, этот проклятый Фьюлла поставил на острове Олерон многоквартирный дом вблизи побережья. Кто-то указал ему, что это – охранная природная зона и там нельзя строить. Так Фьюлла начал размахивать перед носом бюрократов банкнотами, а сам все лил и лил свой бетон. А потом стал действовать так, что все никак не могли дождаться, когда же он прекратит там свои работы.

Джордж покачал головой:

– Мерзкие бандиты, вся компания такова.

Я улыбнулся: Джордж употреблял слово «бандиты» в его сталинистском смысле: для обозначения любого, кто не работает в коллективе.

– Сам ты бандит, – сказал я. – И к тому же фашистский прихвостень.

Джордж пожал плечами.

– Все верно, – сказал он. – Все же… эта девушка… Что у тебя с ней?

– Она помогла мне привести яхту.

– И почти сокрушила тебя.

Так оно и было, если судить пристрастно.

– А что ты имеешь против нее?

– Я?! – деланно удивился Джордж.

– Ты.

Он широко улыбнулся:

– Ну ладно. Посмотри на нее: слишком хорошенькая, дорогого стоит. Истерична. Но мне уже не двадцать два. С Титиной я от всего этого защищен и счастлив. Как и ты с Мэри Эллен.

Джордж привез свою жену в Англию на выходные, когда Мэри Эллен довела себя до точки и мечтала провести несколько дней в компании людей, понятия не имеющих о страховании, но разбирающихся в музыке. У нас с ней четыре-пять раз в году случались такие «медовые месяцы». Джордж видел нас лишь в эти дни и оттого полагал, что подобный «медовый месяц» – наше обычное состояние.

– Как бы там ни было, она – с тобой. У меня нет шансов. Давай взглянем на яхту.

Мы прошлись по «Аркансьелю». В ясном вечернем свете интерьер судна выглядел так, как если бы кто-то переделывал его при помощи ручных гранат. Джордж учуял в воздухе пары дизельного топлива и швырнул сигарету за борт. Ногтем мозолистого большого пальца он поскреб пятнышко смолы на лакировке.

– Сломался основной кингстон в системе охлаждения двигателя.

– Сломался? – нахмурил брови Джордж.

– Взгляни сам.

Мы сняли кожух с двигателя. Джордж достал из кармана своих рабочих брюк, сшитых из хлопчатобумажной саржи, фонарик, лег и протянул руку к днищу судна.

– Ты прав, – сказал он.

– Я хотел бы знать: почему?

– Тебя можно понять. Завтра я пришлю кого-нибудь на судно.

– Чем скорее, тем лучше.

Мы выбрались из паров дизельного топлива и перешли в кокпит.

– Яхта принадлежит Тибо, верно?

– Верно.

Он посмотрел на меня своими печальными отечными глазами.

– Кто оплачивает счет?

– Страховка Тибо.

Джордж достал новую сигарету.

– Работа предстоит большая, – сказал он. – Перебрать двигатель. Поставить новые кингстоны. Отрегулировать электронику. Заново отделать каюту.

Мне припомнились судебные исполнители и смененные замки на мастерских.

– Тибо застраховал яхту, – уверил я.

Глаза Джорджа еще больше опечалились.

– Мик, – сказал он. – Есть страховка или нет ее – все одно: никто в этом городе больше не предоставит Тибо Леду никакого кредита.

– Но что произошло?!

Джордж пожал плечами, прищурив глаз от сигаретного дыма.

– Понятия не имею, – сказал он. – Я не уверен, что Тибо и сам понимает. Я знал его с детства. Ты в курсе, что он был нанят на работу этим типом Фьюлла?

– Фьюлла?

– Строитель. Созидатель, как вы таких называете. Полгода назад у Фьюлла были проблемы на острове Олерон. И потому, возможно, он решил заиметь местного героя. Фьюлла неожиданно выступил в качестве основного спонсора Тибо. Разумеется, тратя бешеные деньги. Но здесь он просчитался и потерял очень много. Я говорил тебе: они не позволили ему строить, и потому, может быть, он неожиданно сокращает производство и строит на юге претендента на Кубок Америки. Все это стоит больших денег. Наверное, он не может больше позволить себе поддерживать Тибо.

– О, – протянул я.

– Теперь эта девушка. Она приехала девять месяцев назад. Как раз когда Тибо приобрел Мано-де-Косе. Они с ней стали действовать как пара миллионеров. – Джордж пожал плечами. – Как бы там ни было, когда я последний раз видел Тибо, он сказал, что ему сложно заниматься сразу тремя яхтами. Он получил старинное судно длиной в шестьдесят футов, которое не может продать, строил большой тримаран и заказал «Аркансьель» на твоей верфи. Это доставляло ему массу затруднений. Он уже не смеялся, как прежде.

А тогда, во время спуска яхты на воду, казалось, что у Тибо все чудесно. Но в то время я думал о завершающем платеже, и в его интересах было выглядеть так. Мне припомнилось бледное, с обтянутыми кожей скулами лицо Тибо, которое предстало передо мной недавно. В желудке вновь похолодело, словно я проглотил глыбу льда.

– Вот так, – подытожил Джордж. – Наш старый друг Тибо – первый хиппи состязаний в открытом море – жил-поживал с командой в пятнадцать человек, подобно кардиналу; участвовал в гонках, строил яхты, снаряжал их в своей собственной мастерской. И вдруг… пуф! – Джордж изобразил взрыв своими длинными, в пятнах от смолы руками. – И нет более ничего. Сейчас он даже газету не в состоянии купить, если в его карманах не завалялись наличные.

14
{"b":"18336","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шаман. В шаге от дома
Щегол
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Альянс
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
Цена вопроса. Том 2
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге