ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда она перестала бить меня головой о палубу, я глянул вверх. Наверное, волной выдернуло крепежный трос, потому что плот был уже на палубе и лежал, похожий на небольшую резиновую палатку. Казалось, сейчас прибегут дети, чтобы поиграть в ней.

Но дети не прибежали. Вместо них через бушприт накатилась следующая волна. Весь мир стал зеленым и белым. А когда он обрел свои обычные цвета, спасательного плота уже не было на месте.

Я бросился к штурвалу. Что-то ударило меня в нос. Рот наполнился кровью. В трехстах футах под ветром прыгал желтый спасательный плот. Вот он мелькнул в последний раз на гребне и исчез.

Поул долго смотрел ему вслед. Потом вложил нож в ножны и вдоль леера прошел к кокпиту.

Я спросил:

— Где ты взял этот ящик?

Он не ответил, побледнел и выглядел изможденным. Я приблизил свое лицо к его лицу:

— Сейф. Кто дал его тебе?

— Рейстрик, — ответил он хриплым шепотом.

Я слишком устал, чтобы думать о том, что происходит.

— Нам надо перенести остатки балласта.

Казалось, он не слышит меня, все время повторяя:

— О Иисус, Иисус...

Я забрал с пояса его нож и засунул себе в карман. Потом отвел его вниз. Барометр еще немного поднялся. Прогноз погоды в 13.55 обещал северо-западный ветер в три балла.

В сером полумраке трюма мы переместили тонны три чугунных рельсов и балластных чушек к центральной линии и сверху прибили досками, чтобы закрепить их. Закончили эту работу только к трем часам дня. За все это время Поул не сказал ни слова. Он двигался, как в трансе. Его бледное лицо было неподвижно.

К вечеру порывы ветра стали более редкими и волнение немного утихло. Ветер снизился до трех баллов, и я с трудом справлялся с зыбью, держась за латунные рукоятки штурвала.

В полночь я смог рассмотреть над горизонтом белые лучи маяка Паньон. Еще несколько часов мы шли, направляясь к тому месту побережья Испании, куда выходит северная граница Португалии. В шесть утра на следующий день мы подошли к большому причальному бую.

Я бросил только один взгляд на скалу у входа в Рио-дель-Виго. Затем впервые за четыре дня стащил свою непромокаемую одежду, лег на полость спущенного главного паруса и заснул под горячим испанским солнцем.

Глава 15

Вечером, когда проснулся, я увидел, что рядом с нами стоит грязный голубой баркас, обвешанный автомобильными покрышками. Черноусый мужчина, насколько я мог понять его испанский язык, был бригадиром в этой гавани.

Часом позже мы прошли таможню и причалили к чистенькой каменной причальной стенке. Я сидел на палубе, слушал крики чаек, потягивал «Сан Мигель» прямо из горлышка бутылки и смотрел, как рыбаки везут сардины по морю, голубому, словно глаза ребенка.

В этот момент на палубе появился Поул. На нем была белая рубашка и пара легких, отлично отглаженных брюк. Я все никак не мог забыть сейф. Он ни разу не вспомнил о нем, пока тот не упал за борт, и, казалось, его совсем не беспокоит то, что я видел этот сейф. Поэтому я рассудил: Поул не знает, что сейф был украден. Но наверняка знал, что в нем что-то очень важное, иначе не пытался бы сесть с ним на спасательный плот в восьмибалльный шторм.

Я все время помнил слова Генри: «Не выпускай этого типа из поля зрения».

— Идешь на берег? — спросил я.

Он кивнул.

— Думаю, мне лучше пойти с тобой.

Он пожал плечами и промолчал.

Шум и пряные запахи города были необычными, как всегда бывает после недели, проведенной в море.

Мы прошлись по узким улочкам. Там, прямо на тротуарах, стояли столики кафе. В центре площади был фонтан с дельфинами и Тритоном. По площади сновали мопеды. Вдали, у стенки гавани, стоял «Альдебаран».

— Может быть, выпьем? — предложил я.

— Мне надо позвонить по телефону.

— Тебе надо сперва выпить.

Он колебался. Его манеры изменились после того шторма. Пузырь самомнения был как бы проколот, и он утратил уверенность в себе. Мне казалось, я знал причину.

Мы сели за металлический столик. Официант принес два коньяка. Я спросил так невинно, как только мог:

— Этот ящичек был так важен? Тот самый, который упал за борт?

Он взял свой коньяк и сделал большой глоток.

— Тебе никогда этого не узнать.

Он сжал губы и посмаковал напиток.

— О, вот как! — сказал я.

Теперь мне стало окончательно ясно: он не знает, что сейф был украден в «Саут-Крике». Он был просто курьер, не более.

— Кому ты его вез?

— Ты и этого никогда не узнаешь.

И Поул улыбнулся мне очень скверной улыбкой, но она скрыла выражение страха в его глазах.

Он так смотрел на меня, что, казалось, хотел проникнуть сквозь мой череп и прочитать мои мысли. Воцарилось молчание. А потом он вдруг сказал:

— Если ты на самом деле хочешь знать, то это Джордж Хонитон.

Я сидел, смотрел на Поула и никак не мог взять в толк, под влиянием каких обстоятельств его скрупулезное, корректнейшее сиятельство мог организовать ночной налет, а потом и рейд средь бела дня, чтобы защитить чью-то собственность. Разве только то, что было в этом сейфе, принадлежало самому Хонитону, а Генри пытался держать это подальше от него. Или Хонитон все еще связан с моим кузеном Джеймсом или с его испанскими партнерами, а они крутят им, как тележкой в супермаркете.

— А что там было? Поул пожал плечами.

— Он попросил меня доставить этот ящичек. И все. — Посмотрев на меня, он спросил: — И ты тоже не знаешь, не так ли?

Он с шумом отодвинул свой стул и, выпрямившись, зашагал через площадь. А я заказал еще коньяку и любовался ласточками в голубом небе и девушками в красивых платьях. Сейф был теперь под толщей воды, а ведь он служил единственной уликой. Но мне хотелось разобраться во всем этом деле, и я не видел причин воздерживаться от вопросов, в том числе и тогда, когда мы придем в Марбеллу.

* * *

Через два дня тупой нос «Альдебарана» рассекал сверкающую гладь за островами, перегородивших путь к входу в Рио-дель-Виго. Поул вернулся на судно утром, такой же хмурый, как и в момент нашего прибытия. Мы не разговаривали друг с другом.

Рыбак, чинивший сети на берегу, поднял голову и закричал:

— Куда идете?

— В Марбеллу, — гаркнул я в ответ.

— Поосторожнее! — кричал рыбак. — Там полно воров и наркоманов!

И улыбнулся нам, обнажив свои желто-коричневые зубы.

Я помахал ему в ответ и прибавил обороты. Корпус «Альдебарана» задрожал под ногами. Я ничего не знал о наркоманах. Но вот насчет воров меня не надо было предупреждать.

Погода была хорошая. Мы под мотором прошли мимо унылых песчаных берегов Португалии и подняли паруса только у мыса Сан-Винсент. Плавание могло оказаться весьма приятным.

Но все получилось не так. Меня все раздражало: и крутой нос «Альдебарана», и его плоское днище, и завывание помп. Я просто возненавидел устоявшийся запах парафина и старой кожи в его салоне, скрип его старого рангоута[23], когда он шел под ветром в четыре балла. Мне так хотелось поскорее бросить эту старую развалину и очутиться на современной яхте, которая слушается малейшего движения руля.

Так, наверное, думал и Поул. В условиях такого плавания с «Альдебараном» вполне мог справиться один человек, и мы снова перешли к шестичасовым вахтам. Поул едва говорил со мной и, казалось, сожалел о том, что сказал лишнее там, в Байонне.

На заре шестого дня слева по носу появились рубиновые и изумрудные вспышки маяка в Тарифе. Когда рассвело, я в бинокль увидел город и серые скалы, о которые разбивался белый прибой. Судов стало заметно больше. К югу от нас тянулись зубчатые выступы рифа, а к северу — скалы Гибралтара. Небо полыхало жарой, и на воде играли яркие блики утреннего солнца. Медленно, снова под двигателем, «Альдебаран» вошел в Средиземное море.

Это не было резким переходом. Чистые воды и голубизна Атлантики чувствовались еще долго после Геркулесовых столбов. С севера вырастали горы, серовато-коричневые и туманные в горячем бризе. Постепенно узкая полоса земли между морем и горами стала терять свой убор из соснового леса, и на ней появились белые оспинки домов.

вернуться

23

Совокупность круглых деревянных или стальных частей оснащения судна.

24
{"b":"18339","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Охотник на вундерваффе
Самогипноз. Как раскрыть свой потенциал, используя скрытые возможности разума
Затонувшие города
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Тайны Лемборнского университета