ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне нужен отдел новостей. Гарри Чейз.

Когда нас соединили, я спросил:

— Вы слышали когда-нибудь о Деке Келльнере?

— Келльнер, — повторил он низким хрипловатым голосом. Он был любителем специального пива «Карлсберг» и сигар «Том Тэмб». Я сказал ему, что я в Испании, и описал Деке.

— Это наверняка не настоящее имя. Я попробую спросить тут кое-кого.

Поблагодарив его, я повесил трубку.

Потом переоделся: черные брюки, туфли, голубая рубашка и легкий пиджак. В карманы брюк положил нож и маленький фонарик: на случай, если я встречусь с кем-нибудь из «Nuestra casa»[25], то буду оснащен. Потом я направился в Клуб Акул в Пуэрто-Баньос, где назначил встречу своему экипажу.

Чарли и Скотто уже сидели за столиком. Я заказал пиво.

Скотто сказал:

— Какой-то бедняга сгорел вчера ночью.

— Я это видел.

Наступила тишина. Мы смотрели на выгоревший корпус «Буревестника», вытащенного на середину гавани. Дыра, где раньше был кокпит, выглядела как рана после вырванного зуба.

— Газ? — предположил Чарли.

— Скорее всего. — Я не хотел говорить об этом.

Чарли спросил:

— Когда мы должны быть на этом приеме?

— У нас есть еще час.

— Давайте посмотрим на кеч, который вы сюда пригнали.

Мы расплатились и прошли по причальной стенке за бар Перси и магазинчик, продающий бикини из змеиной кожи и прочую мелочь. «Альдебаран» стоял на причале в дальнем углу гавани у самого выхода в море.

— Боже, ну и развалина! — невольно вырвалось у Скотто.

* * *

Несмотря на свою показную заинтересованность в момент нашего прихода на «Альдебаране» Деке так больше и не подходил к яхте. Ее разгромленный трюм смотрел в небо как пустая бочка. Я сошел на палубу. Чарли и Скотто спустились вниз. Главный люк был открыт.

Я был не прав, полагая, что никто не приходил сюда. Палуба в трюме была разобрана и часть балласта убрана. Чарли прошел в трюм через салон, вытянул шею и сказал мне:

— Вам просто повезло, что остались живы.

Послышался окрик:

— Эй!

Я посмотрел в ту сторону, откуда он донесся. Ко мне шел маленький человек в комбинезоне. У него был значок, и он вопросительно повел головой в мою сторону. Я объяснил ему, что привел это судно в Марбеллу. И он тоже сказал, что мне повезло, что я остался в живых. Потом проводил нас к воротам порта.

— Вы говорили мне, что Деке купил эту вещь по фотографии? — спросил Чарли.

Я кивнул.

— Но ведь была проведена инспекция судна? Мне кажется, что ваш.

Поул Уэлш скорее всего имел разговор с этим инспектором. — Полагаю, Поул просто подкупил этого подонка, — сказал Скотто. — Деке должен выгнать его из Испании.

— Может быть, он так и сделает, — сказал Чарли. — Что-то Поул слишком тихо себя ведет.

— Ну, это еще вопрос, насколько тихо.

Спустилась ночь. Повсюду загорелись огни. Ужасные обгоревшие остатки яхты, отбуксированные за брекватер[26], растворились в наступившей тьме. Мы выпили еще, а через полчаса отправились на прием к Деке.

— Черт побери, — не удержался Скотто при входе во владения Деке, — кто-то здорово потратился на все это.

От ворот я видел автомобили, стоящие у массивной входной двери. Собак они, должно быть, заперли на вечер.

Я вылез из машины и попросил отогнать ее, а сам решил пройтись вокруг наружных стен. Было тепло. Я пошел в оливковую рощу, которая окружала дом. Мне нравилось здесь. Легкий бриз шелестел листьями олив. Это было похоже на рощу у дома, где прежде жили Невиллы. Поздние птицы пели в гуще листвы. Стена надежно отделяла резиденцию Деке от всего остального мира, который не слишком беспокоился о таких важных вещах, как деньги и собственность. Оливковая роща — это земля и отличная собственность. В конце рощи стена огибала скалу, стоящую над пляжем. Я спустился на пляж. Море вздыхало. Стена уходила влево. В ее середине была дверь, к которой вели ступеньки. Я подергал за ручку. Дверь была заперта.

Дальше шел забор соседнего владения. Он был усеян острыми шипами, и я не смог перелезть через него. Возвращался тем же путем, вдоль стены, по оливковой роще.

Дорога была плохая, и стало трудно различать ее в сгущающихся сумерках. Я внимательно смотрел под ноги. Возвращаясь и пройдя уже половину пути, я увидел у подножия стены какой-то предмет. Остановился, поднял его, осветил фонариком.

И застыл как вкопанный, затаив дыхание.

Это была маленькая коричневая бутылочка из пластика с наклейкой: «По одной таблетке три раза в день или по потребности. Коммодор Г. Макферлейн».

Бутылочка была пуста.

Я сунул ее в карман трясущейся рукой. Прямо надо мной на крышу стены пускалась красная черепичная крыша садового сарая. Садового сарая Деке.

Медленно я вышел из рощи и прошел в тяжелые чугунные ворота.

Глава 21

Сад был ярко освещен прожекторами. Апельсиновые деревья не отбрасывали теней, а весь белый передний фасад дома не имел ни одного окна и представлял собой сплошную стену белой штукатурки. Здесь совсем негде было спрятаться.

Открылась тяжелая входная дубовая дверь. За ней стоял Джим Громила, как привратник смерти.

С мраморной лестницы доносился гул голосов. Я прошел мимо картин и плюмажей из сухого папируса на балкон. Чарли и Скот-то оказались у бара. Появился Деке в своей обычной белой рубашке и брюках с высокой талией, в руках он держал бутылку шампанского.

Я представил ему Чарли и Скотто. Я все время помнил о бутылочке из-под пилюль у себя в кармане. Чарли спросил:

— Так это ваш кеч стоит там, в гавани?

— Ну да, — ответил Деке с улыбочкой. — Что вы имеете в виду?

Его глаза были холодны, как объектив фотокамеры.

— Потребуется много работы, — ответил Чарли.

— Верно, — заметил Деке, — это так.

— И вы собираетесь все это делать? — спросил Скотто.

— Еще не решил, — ответил Деке с натянутой улыбкой. — Может быть, со временем.

Его глаза неотрывно следили за толпой гостей.

— Вы видели Поула?

Я отрицательно покачал головой.

Он подмигнул.

— Его нет. Ему надо хорошо поспать после того, как он посмотрел сегодня на вашу манеру вести гонку.

Он рассмеялся, похлопал меня по спине и скрылся в толпе гостей, раздвигая ее своими широкими плечами.

Чарли внимательно смотрел, как он удалялся.

— Вы когда-нибудь реставрировали судно в Южной Испании?

— Да это просто безумие! — воскликнул Скотто.

— Он никогда не будет этого делать. Какого черта он заставил вас тащить ее сюда, когда мог починить ее в Англии за половину цены?

Когда я в первый раз услышал, что «Альдебаран» продан, я решил, что покупатель либо фанатик, либо очень богатый и очень глупый человек. Деке не был ни тем, ни другим, и невозможно было понять, зачем ему нужен этот кеч.

— Очень трудно что-нибудь сказать, — ответил я.

Я собирался что-то добавить, но в этот момент увидел на другом конце балкона коричневое плечо и сальные волосы. И поспешил туда.

Сальный субъект проскочил в балконную дверь. Хочет посмотреть, что за порошок там у него в маленькой коробочке, понял я. На лестнице я перехватил его.

— Сквиль! — окликнул я.

Его лицо было желтым и болезненным. Оно стало еще бледнее, когда Сквиль увидел меня. Его глазки бегали. Он уже успел принять дозу.

— Что вам нужно? — спросил он. — Где вы взяли этот портсигар? — Тихо! — вырвалось у него свистящим шепотом.

— Не будет тихо, пока вы мне не скажете.

— Я уже сказал вам. У Невиллов.

— Попытайтесь подумать еще раз.

— Боже! — вырвалось у него. — Здесь, это было здесь!

— За стеной. В оливковой роще.

— Как вы узнали?

Его лицо стало бледным, как бумага.

На этот раз я понимал, что он не врет.

— Где человек, которому принадлежит эта вещь?

Но Сквиль больше не слушал. Он смотрел поверх моего плеча, и на лице его появилось выражение ужаса. Он повернулся и кинулся вниз по ступеням. Входная дверь хлопнула, шины заскрежетали по гравию. Он уехал.

вернуться

25

Дом, где живет Келльнер.

вернуться

26

Волнолом, каменная преграда, сооруженная для устройства искусственной зашиты естественной гавани от морских волн.

36
{"b":"18339","o":1}