ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Машина опять замигала и загудела. И тут же на стуле появилась бельевая корзина, доверху набитая медяками.

– Опять не то! – с досадой воскликнул господин Пепперминт. – Не стану же я расплачиваться в магазинах одними медяками. Нет, отныне я буду садиться и все хорошенько продумывать, прежде чем что-нибудь пожелать.

Он попытался снять со стула тяжелую бельевую корзину, но она опрокинулась, и все монеты разлетелись по комнате.

Господин Пепперминт недовольно оглядел пол, усыпанный монетами, и пробормотал:

– Да, сначала, видно, придется навести здесь порядок.

Он вытянулся в струнку перед машиной желаний и отчеканил:

– Хочу, чтобы из моей комбаты убрали эту дурацкую корзину вместе со всеми деньгами! И притом немедленно!

Машина опять загудела и замигала. Бельевая корзина исчезла так же быстро, как появилась, и вместе с нею исчезли медяки, а заодно и все бумажные деньги, которые были в комнате.

Красный огонек вдруг погас, а рычаг, негромко щелкнув, автоматически перескочил на “ВЫКЛЮЧ.”.

– Это еще что такое? – сердито спросил господин Пепперминт.

– Не иначе как машина переутомилась, – ответил Субастик. – В таких случаях она автоматически выключается и не работает до тех пор, пока не отдохнет. Исполнить больше трех желаний кряду в такой короткий срок не может даже самая лучшая машина.

– А сколько ей нужно отдыхать?

– Заранее это сказать нельзя. От девяти минут до девяти часов, – ответил Субастик.

– Девять часов? И все это время надо сидеть рядом с машиной и ждать? Нет, мы с тобой пока сходим куда-нибудь пообедать. А к тому времени, когда вернемся, машина, наверно, уже успеет отдохнуть!

И господин Пепперминт снял с вешалки свой пиджак.

– Пообедать сходим? Отличная мысль, папочка! Обед всегда идет на пользу, – обрадовался Субастик. – Куда же мы с тобой пойдем?

– В ресторан какой-нибудь или в кафе, – ответил господин Пепперминт.

– Ура! Ура! Ура! Обедать нам давно пора! Смотри-ка, папочка, рифма получилась. Раз так, я сразу же сочиню стихи:

Мы с папой, как франты, одеты.

Дорога ведет в ресторан.

Там ждут нас свиные котлеты,

И жареный ждет нас баран!

Бегу я за папочкой следом

И песню пою на бегу:

“Хотел бы я съесть за обедом

Жаркое, гуляш и рагу!”

В дверях Субастик вдруг остановился и спросил как бы между прочим:

– А в ресторане надо платить за обед?

– Конечно, надо, – улыбаясь ответил господин Пепперминт.

– А чем же ты намерен расплачиваться?

– Как чем? Деньгами!

– А у тебя деньги-то есть? Покажи!

– Неужто ты думаешь, я из тех, кто обедает и убегает, не заплатив? – Господин Пепперминт достал из кармана кошелек, открыл его и поднес к хоботку Субастика: – Гляди, хватит денег?

– Хватит ли? – с сомнением проговорил Субастик, заглядывая в пустой кошелек. – Очень уж дешевый обед придется заказать – ноль марок и ноль-ноль пфеннигов!

– Что? Что? – спросил господин Пепперминт и тоже заглянул в кошелек. – Пусто! Кто-то украл у меня все деньги!

– Боюсь, что ты сам их у себя украл, – сказал Субастик. – Разве ты не просил, чтобы убрали корзину, а заодно и все деньги?

– Ах, я дурак! – сердито воскликнул господин Пепперминт. – Теперь мы даже не можем пообедать. Остается лишь сидеть и ждать, пока не отдохнет эта проклятая машина!

– Не ругайся, папочка, – стал успокаивать его Субастик. – Машина желаний тоже имеет право на отдых. А мы пока можем сыграть в шашки.

– Хорошо, – согласился господин Пепперминт, достал с полки доску, и игра началась.

Спустя два часа на машине вдруг снова вспыхнула красная лампочка. Субастик сразу же это заметил.

– Гляди, папочка! Можешь снова высказывать свои желания.

Господин Пепперминт встал, установил рычаг машины на “ВКЛЮЧ.”, подождал, пока замигает огонек, и произнес:

– Хочу, чтобы на этом стуле появилась груда бумажек достоинством в двадцать марок каждая.

– Вот это правильно! – похвалил его Субастик, и оба стали смотреть, как на стуле быстро росла кучка денег.

Скоро машина перестала гудеть, и красный огонек погас. Господин Пепперминт передвинул рычаг на “ВЫКЛЮЧ.”, до отказа набил оба кармана пиджака деньгами и сказал Субастику:

– Пошли!

– А чем там в ресторане кормят, папочка? Что мне заказать? – спросил Субастик.

– Лучше всего закажи то же, что и я, – посоветовал ему господин Пепперминт. – А не то еще, чего доброго, закажешь салат из мелконарезанных кожаных брюк с перьями от подушки! И вообще я хотел бы объяснить тебе кое-какие правила, чтобы ты знал, как вести себя в ресторане. Правило первое: нельзя брать еду руками. Надо пользоваться ложкой и вилкой.

– Как интересно! Это я сразу запомню:

Не надо есть руками.

Возьми большие ложки

И, в соус их макая,

Нарежь свиные пожки!

– Правило второе: не разговаривай с набитым ртом!

– Дурацкое правило!

– Это еще почему? – строго спросил господин Пепперминт.

– А потому, что оно не зарифмовано! Почему бы не сказать, к примеру, так:

Говорить с набитым ртом

Строго запрещается.

А когда проглотишь ком,

То запрет снимается.

– Не стану я сочинять стихи на каждое правило, слишком уж это утомительно! – сказал господин Пепперминт. – Идем-ка лучше обедать! Скоро уже и смеркаться начнет, а мы с тобой ничего еще не ели.

Пепперминт взял Субастика за руку и вышел с ним в коридор. И тут они лицом к лицу столкнулись с госпожой Брюкман.

– Это еще кто такой? – воскликнула хозяйка, уперев руки в бока. – Никак Робинзон, тот самый, что однажды уже перевернул вверх дном мою тихую квартирку. Откуда ты взялся?

Субастик показал на дверь комнаты господина Пепперминта, ухмыльнулся и ответил:

– Отсюда!

– Он что, останется здесь? – не унималась хозяйка.

– Нет, он здесь не останется, он пойдет в ресторан и наестся там до отвала, – доложил ей Субастик.

– Нет, в самом деле, что же это такое?.. – начала было хозяйка, но господин Пепперминт не дал ей договорить.

– Знаю, знаю! Сейчас вы опять скажете мне, что в таком случае я должен больше платить за квартиру.

Он запустил руку в карман пиджака, вынул оттуда пачку банкнот и сунул их в руку хозяйке. – Вот, возьмите! – сказал он. – До конца месяца, надо думать, этого хватит.

Госпожа Брюкман, разинув рот, уставилась на пачку денег в своей руке – такую толстую, что она с трудом ее удерживала. А тем временем господин Пепперминт, весело посвистывая, вышел вместе с Субастиком из дома.

Они шли и шли по улицам, пока Субастик вдруг не остановился.

– Папочка, смотри, кажется, здесь можно поесть! Зайдем?

И он прочитал по складам:

– “Ре-сто-ран Э-ли-та”.

Господин Пепперминт, оглядев дом, нерешительно покачал головой:

– Это слишком дорогой ресторан для таких, как мы с тобой, – сказал он.

– Почему? У тебя же оба кармана набиты деньгами!

– Скажу тебе честно: я еще ни разу в жизни не бывал в таком роскошном ресторане. И признаться, не по душе мне элита...

– Элита, элита горчицей полита! – сострил Субастик и юркнул в стеклянную дверь.

Господину Пепперминту ничего другого не оставалось, как последовать за ним.

Субастик отважно шагал по толстым коврам. Пройдя мимо красных бархатных портьер, он уселся за свободным столиком, на котором в золотом подсвечнике горели четыре свечи.

Столиков в зале было много, и всюду сидели люди, занятые едой, но ничто не нарушало торжественной тишины. Они беседовали друг с другом почти неслышно.

– Смотри-ка, папочка, свечки горят! Здесь уже празднуют Новый год! – воскликнул Субастик.

7
{"b":"18342","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тени сгущаются
Принципы. Жизнь и работа
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Анна Болейн. Страсть короля
Взлет и падение ДОДО
Шепот пепла
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
За пять минут до