ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последняя гастроль госпожи Удачи
Билет в любовь
Три версии нас
Закон охотника
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Земное притяжение
Аромат от месье Пуаро
Азазель
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений

В результате трех опытов выяснил следующее: от станции Касии до станции Западный Каспи можно дойти быстрым шагом за пять с половиной минут, средним – за шесть с половиной и медленным – за восемь. Таким образом, при нормальной походке требуется шесть-семь минут.

Если на обеих станциях видели одну и ту же пару, значит, мужчина и женщина шли одиннадцать минут. Торигаи вспомнил, что, по словам служащего, они шли очень быстро. А ведь если очень спешить, и пяти минут не потребуется. Отсюда можно сделать два вывода:

1/ либо по пути они задержались, например, делали какие-нибудь покупки;

2/ либо хозяин фруктовой лавки и служащий видели разных мужчину и женщину.

Оба варианта вполне вероятны. Но Торигаи никак не мог отделаться от впечатления, что мужчина и женщина, которых видели на обеих станциях, одни и те же лица. С другой стороны этому нет никаких доказательств, кроме того, что в обоих случаях мужчина был одет в европейское платье, а женщина – в кимоно. Конечно, если это разные люди, на Саяма и О-Токи больше всего похожи те, которых служащий видел на станции Западный Касии: из головы Торигаи не выходила фраза, оброненная женщиной: "Какое, однако, унылое место…"

Так и не придя ни к какому определенному выводу, Торигаи вернулся домой, в Хакату, и лег спать.

На следующий день на службе его ждали две телеграммы. Он распечатал первую: "Кэнити часто бывал командировке Хакате тчк Саяма", потом вторую:

"ХидэкоХакате не бывала".

Это были ответы на те телеграммы, которые он отправил вчера со станции Касии родственникам умерших.

Так, значит, Кэнити Саяма часто бывал в Хахате. Очевидно, неплохо здесь ориентировался. А О-Токи приехала впервые.

Перед глазами Торигаи снова всплыли темные фигуры мужчины и женщины.

"Какое, однако, унылое место…" – говорит женщина. Мужчина молчит и торопливо шагает дальше…

До обеда Торигаи успел сделать одно дело.

Потихоньку он ушел из управления, сел в трамвай и доехал до Хакодзаки, откуда пешком дошел до железнодорожной станции Велодром. Здесь начинается пригородная линия электропоездов, которая тянется на север, вдоль побережья, до порта Цуядзаки. Станция Западный Касии находится примерно на середине пути. Погода была безветренная, на редкость теплая для зимы.

Торигаи показал свое удостоверение начальнику станции.

– Чем могу быть полезен? – приподнимаясь из-за стола, спросил толстый багроволицый начальник.

– В котором часу вышла отсюда электричка, прибывшая двадцатого числа на станцию Западный Касни в 21.35?

– В 21 час 24 минуты, – не задумываясь, ответил толстяк.

– Я бы хотел кое о чем спросить контролера, который дежурил тогда на станции[6]. Он здесь?

– Сейчас узнаю.

Начальник станции заглянул в график дежурства. Выяснил фамилию контролера. Его вызвали.

– Что-нибудь случилось? – начальник станции пододвинул сыщику чашку крепкого чаю.

– Ничего особенного. Просто надо кое-что уточнить, – ответил Торигаи, отхлебывая чай.

– Да-а, трудная у вас работа…

Вошел молодой контролер. Вежливо поклонился.

– Вот он, пожалуйста, – сказал начальник.

– Простите, пришлось вас побеспокоить, – начал Торигаи. – Скажите, вы дежурили вечером двадцатого числа?

– Да, я.

– Во время посадки на электричку, которая отправлялась в 21.24, вы не заметили среди пассажиров мужчину лет тридцати в пальто и женщину лет двадцати пяти в кимоно?

– Трудно сказать, – заморгал контролер, – ведь многие носят пальто. А цвет какой?

– Пальто темно-синее, брюки коричневые. На женщине вишневое кимоно, сверху – серое зимнее манто.

– Нет, не могу вспомнить. Ведь мы только на руки смотрим, когда пробиваем билеты, а лиц-то и не видим. Ну, если случится что-нибудь особенное, тогда уж, конечно, и на лицо взглянешь. И потом тут конечная станция. Как только начинается посадка, пассажиры толпой валят…

– Но ведь вечером не так уж много народу?

– Да, немного, обычно человек тридцать-сорок.

– По-моему, в последнее время мало кто из женщин носит кимоно, большинство одеваются в европейское платье. Может быть, припомните?

– Да пет, извините, никак не вспомню.

– А вы постарайтесь, – не отставал Торигаи. Но контролер только качал головой. Тогда сыщик задал ему другой вопрос:

– Скажите, не было ли тогда среди пассажиров ваших знакомых?

– Знакомых?.. Были.

– Очень хорошо! Вы знаете их фамилии?

– Ну еще бы! И фамилии и адреса знаю. Трое их было.

– Прекрасно. Позвольте, я запишу.

Торигаи записал фамилии и адреса знакомых контролера. –Теперь ему предстояло основательно побегать. Все трое жили по этой ветке. И он последовательно сходил на станциях Вадзиро, Сингу и Фукума.

Мужчина из Вадзиро сказал следующее:

– Я ехал в первом вагоне. Там были две женщины в серых зимних пальто.

Одной было лет сорок, другая помоложе, лет двадцати семи. Рядом с ними сидели работницы, они возвращались домой. Мужчины в темно-синем пальто, кажется, не было.

Торигаи вытащил из кармана фотографию О-Токи.

– Молодая в сером манто не эта?

– Нет, совсем другое лицо.

Следующим был человек из Сингу. Он сказал, что ехал в заднем вагоне.

– Женщина в зимнем манто? Нет, не знаю. А впрочем, может быть, и была. Я сразу уснул, как только сел в электричку. И мужчины в темно-синем пальто не помню. – Посмотрев на фотографии самоубийц, он только еще раз отрицательно покачал головой:

– Ничего не могу сказать…

Последний знакомый контролера, житель Фукумы, сказал следующее.

– Я ехал в заднем вагоне. Была там одна женщина в зимнем манто. Да, примерно лет двадцати пяти-шести.

– А какого цвета пальто? Серое?

– Вот цвет не припомню. Ведь большинство зимних пальто серые, может быть, и у нее было серое. Оживленно так болтала с мужчиной.

– С мужчиной? А что за мужчина? – Торигаи весь напрягся, но ответ разочаровал его:

– Муж, наверное. Лет сорока.

Торигаи показал фотографии. Нет, не они. Мужчину в темно-синем пальто он не помнит.

Так и не получив доказательств, что в той электричке ехали Саяма и О-Токи, Торигаи, усталый и разочарованный, вернулся в Хакату.

В управлении его встретил начальник сыскного отдела:

– А-а, Торигаи-кун, наконец-то! С тобой хочет поговорить сотрудник департамента полиции Токио. Давно уже дожидается.

Навстречу Торигаи, улыбаясь, поднялся незнакомый молодой человек.

Первые вопросы Ему было лет тридцать, не больше. Приземистый, коренастый и крепкий, широкий, как шкаф. Но лицо открытое, детское, свежая кожа, густые брови, круглые глаза.

– Вы господин Торигаи, сыщик? Здравствуйте. Я помощник инспектора второго сыскного отдела токийского департамента полиции Киити Михара. – Широко улыбнувшись и сверкнув белоснежными зубами, он протянул Торигаи свою визитную карточку.

Услышав, что Михара из второго сыскного отдела, Торигаи сразу догадался, что он интересуется самоубийством Саямы и О-Токи. Дела подобного рода входят в компетенцию второго отдела. Первый отдел занимается расследованием убийств, ограблений и прочих преступлений, где имеет место насилие.

Сейчас в Токио ведется следствие по делу о взяточничестве в министерстве N. Газеты подняли страшный шум по этому поводу. Основные подозрения падали на отдел, в котором работал Саяма. Недавно арестовали второго помощника начальника отдела. А две недели назад привлекли к ответственности двух руководителей одного частного предприятия, теснейшим образом связанного с министерством. Очевидно. главное еще впереди. Вот этим и занимался в настоящее время второй сыскной отдел.

– Мне нужно выяснить кое-какие подробности о самоубийстве Кэнити Саямы и его любовницы, – сказал Михара, усаживаясь на стул.

"Так и есть", – подумал Торигаи.

– Господин начальник сыскного отдела рассказал мне в общих чертах все, что известно полиции, и любезно предоставил все материалы следствия.

вернуться

6

На вокзалах и железнодорожных станциях Японии существуют специальные контрольные пункты, где перед посадкой на поезд проверяют билеты пассажиров.

8
{"b":"18346","o":1}