ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это дело имеет к тебе отношение? — спросил журналист.

— Не то чтобы непосредственное, но кое-что в нем меня беспокоит.

— Хорошо. Я позвоню в киотоское отделение и попрошу все выяснить.

— Мне кажется, пострадавший скрывает свое настоящее имя, поэтому пусть они свяжутся с полицией и узнают, так ли это.

— Ты меня заинтриговал. У тебя-то самого есть какие-нибудь предположения?

— Определенных нет, так, имеются кое-какие сомнения. Подробнее расскажу как-нибудь при встрече.

— Хорошо, попытаюсь исполнить твою просьбу.

Через некоторое время знакомый журналист из Осаки уже телефонировал:

— Из Киото сообщили, что публикация в газете дана со слов полиции. Полиция утверждает, что фамилия пострадавшего — Есиока.

— Но ведь по указанному адресу Есиока не проживает!

— Когда об этом сказали сотрудникам полиции, они продолжали упорно стоять на своем.

— Странно. — Соэда удивился, что отделение в Киото не проявило должной настойчивости. Обычно, когда газета проявляет интерес к какому-либо делу, она обязательно доводит его до конца.

18

Соэда позвонил Кумико. К телефону подошла Такако.

— Извините за вчерашний поздний визит, — сказал Соэда. — Кумико еще не вернулась?

— Только что собиралась сообщить вам, что дочь приехала.

— Когда? — Соэда рассчитывал, что по возвращении она обязательно ему позвонит.

— Вчера вечером. Сказала, что страшно устала, и сразу же легла спать. Проснулась лишь час назад.

У Соэды отлегло от сердца: Кумико жива и здорова. Теперь надо узнать о результатах поездки. Как бы угадав его желание, Такако сказала:

— К сожалению, ей не удалось встретиться с отправительницей письма. Кумико три часа ждали ее у храма, но эта женщина так и не пришла.

— Очень жаль, ведь Кумико только ради этой встречи ездила в Киото.

— Да. Сейчас она у Сэцуко. Вам она не звонила?

— Нет.

— А ведь она все время собиралась вам звонить.

— Как ее самочувствие?

— В общем, ничего. Она на вид вполне здорова, но ведет себя немного странно.

— Как это странно? — спросил Соэда и вспомнил почему-то сообщение в газете о событиях в отеле М.

— Ничего особенного. Просто стала какая-то замкнутая, будто что-то ее угнетает.

— Ее можно понять, ведь поездка оказалась неудачной.

— Может быть, и так.

— А что говорит этот Судзуки?

— На следующий день по прибытии в Киото господин Судзуки позвонил мне и сообщил, что Кумико без предупреждения покинула гостиницу и куда-то скрылась.

— Странно! Это на нее непохоже.

— Я тоже удивилась. Господин Судзуки очень волновался. Ведь его специально отправили сопровождать ее в Киото. Но вчера вечером Кумико позвонила сама и сказала, что переехала в отель М.

— Что?! В отель М.? — Соэду охватило беспокойство. Оказывается, Кумико находилась в отеле в ту ночь, когда там стреляли в этого Есиоку. Не исключено, что именно это происшествие повлияло на ее настроение. — Позвольте мне вечером приехать к вам. Надеюсь, Кумико будет дома, — сказал Соэда.

— Безусловно. Я сейчас позвоню Сюцуко.

— Благодарю вас, я приеду часов в шесть.

Соэда повесил трубку и, стараясь унять волнение, закурил.

Внезапно на память пришла его встреча с Таки в Татэсине. Там ли он еще? Он заглянул в записную книжку и набрал номер домашнего телефона Таки. К телефону подошла жена.

— Муж еще не вернулся, когда приедет — неизвестно, — ответила она.

Соэда заказал срочный разговор с Татэсиной.

Спустя час его связали с отелем, где останавливался Таки.

— Скажите, пожалуйста, у вас снимал номер господин… — Соэда вовремя вспомнил, что Таки зарегистрировался под чужой фамилией, и стал быстро листать записную книжку, — господин Ямасиро?

— Если вы имеете в виду господина Сэйити Ямасиро, он выехал два дня назад.

— Два дня назад?

— Да, утром.

— Не знаете куда?

— К сожалению, он этого не сообщил.

— Простите, с вами говорит тот самый корреспондент, который приезжал к нему из Токио.

— Ах, это вы.

— Скажите, кто-нибудь после меня посещал господина Ямасиро?

— Да. Вскоре после того, как вы уехали, к нему пришли три господина. Сказали, что они из Токио.

Соэда сразу же вспомнил ту машину, что попалась ему навстречу, когда он ехал из Татэсины к станции. В машине как раз сидели трое мужчин.

Значит, Таки выехал из Татэсины два дня назад, но в Токио не вернулся. Если предположить, что Таки отправился в Киото, он вполне мог оказаться в отеле М. в то время, когда там произошли известные события, подумал Соэда.

В шесть вечера Соэда был уже у дома Ногами. Дверь ему отворила Кумико.

— Добрый вечер, — сказал Соэда, увидя знакомый силуэт.

— Заходите. Мама говорила, что вы звонили. Очень жаль, что меня не было дома.

— Как съездили в Киото?

— Благодарю вас, хорошо. — На лице Кумико появилась слабая улыбка.

Соэда прошел в гостиную. Поспешно вытирая руки полотенцем, появилась Такако.

— Проходите, садитесь. — Ее лицо выражало радость.

Кумико пошла на кухню приготовить чай.

— Как настроение у Кумико? — спросил Соэда.

— Получше, но все же не такое, как перед отъездом.

— Не надо беспокоиться, надеюсь, скоро все войдет в норму. — Соэда успокаивающе посмотрел на Такако и добавил: — Понимаете, относительно этой поездки мне нужно поговорить с Кумико наедине. Не уверен, что при вас она сможет говорить вполне откровенно — не потому, что она сделала что-то дурное, нет, тут другая причина. Вы не будете возражать, если я приглашу Кумико пройтись тут, неподалеку?

— Нисколько, — согласно закивала головой Такако. — Пожалуй, после прогулки с вами у нее и настроение улучшится.

— Не знаю, в моих ли это силах. — Соэда немного даже сконфузился. — Просто мне надо подробно расспросить Кумико о ее поездке.

— Понимаю, понимаю.

— Никакого особого угощения нет, — сказала Кумико, внося чай. — Вот только кекс — я его купила в здешнем магазине, но ведь тут окраина, деревня, можно сказать, и, наверно, он не придется вам по вкусу.

— Благодарю, прекрасный кекс. Расскажите, как вы проводили время в Киото?

— Осматривала храмы, — ответила Кумико, слегка потупившись.

— Какие?

— Нандзэндзи и Кокэдэра.

— Замечательные храмы! Да и сам Киото в эту пору красив, не правда ли?

— Да, — коротко ответила Кумико.

— Вы так неожиданно уехали. Меня это даже испугало, но, узнав, что вы отправляетесь в Киото, я успокоился. В самом деле, осматривать старинные храмы лучше всего в одиночестве.

— Да, — согласилась Кумико.

— Пока шел к вам со станции, не переставал наслаждаться здешней природой. Особенно хороши тут дзельквы с их прямыми стволами, уходящими в небо, и голыми ветвями без листьев… И все это в легкой дымке… Откровенно говоря, мне даже не хотелось заходить в дом.

— А почему бы в самом деле вам не прогуляться, — вступила в разговор Такако, помня о просьбе Соэды.

— С удовольствием, если Кумико согласится, — подхватил Соэда.

— Пойдешь, Кумико?

— Пойду, — ответила дочь.

— Мы ненадолго, — сказал Соэда, обращаясь к Такако.

— Пожалуйста, гуляйте, сколько душе угодно.

Вечер был удивительно теплый. Смутно белевшая в темноте дорога, причудливо изгибаясь, вела их вдоль заросших деревьями и кустарником участков.

Там, где дорога начала полого спускаться вниз, стоял большой особняк, едва видный за огромными деревьями. Кумико шла молча, опустив голову. Обычно оживленная и веселая, она казалась сейчас задумчивой и грустной.

— Так чем же завершилась ваша поездка в Киото? — прервал молчание Соэда, с наслаждением вдыхая свежий вечерний воздух. Этим вопросом Соэда давал Кумико понять, что ему стала известна цель ее путешествия в Киото.

— Вам мама рассказала? — тихо спросила Кумико.

— Да, после того как вы выехали в Киото. А что же встреча, состоялась?

38
{"b":"18347","o":1}