ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

3. Не должно существовать никакой неясности относительно семейной иерархии — каждый обязан понимать, кто принимает решения о распределении денег.

4. Следует установить срок давности — по истечении определенного числа лет претензии считаются недействительными и решения пересмотру не подлежат.

Цель этих шагов состоит в том, чтобы ввести единую, понятную каждому систему ведения бухгалтерии; всем должно быть ясно: кто что кому дал и за что, чтобы через определенное время претензии становились недействительными, а недовольство и упреки не продолжались бы многие годы.

Право и вымогательство

Большинство из нас старается соблюдать справедливость и дает всем детям поровну. Мы считаем, что нужно любить всех своих детей, и проявляем эту любовь не только ласками, но и материально. Очевидно, что особенно важно давать всем детям поровну, когда они маленькие. Иначе мы снижаем уровень их самооценки, порождаем у них недовольство, зависть и злобу. Как ни странно, когда наши дети становятся взрослыми, большинство из нас по-прежнему считают, что следует любить их одинаково и давать всем поровну. Однако кто-то из наших детей лучше относится к нам, кто-то хуже, у всех разные потребности и разные проблемы. Как соблюсти справедливость — вот вечная дилемма, стоящая перед родителями. Давать ли им в соответствии с тем, что мы от них получаем? Или же давать каждому в соответствии с его нуждами и проблемами?

Когда дети считают, что мы проявляем несправедливость, они иногда прибегают к вымогательству. Андреа обратилась ко мне, потому что хотела помириться со своими родителями, с которыми не разговаривала уже несколько лет.

— У меня есть проблемы. Я думаю, что отец сексуально совращал меня, когда я была ребенком. Я ничего не помню, но подозреваю, что это действительно было, поэтому я сердита на родителей и не разговариваю с ними в течение нескольких лет. Сейчас я хотела бы помириться с ними. Я хочу, чтобы вы помогли мне вспомнить, было совращение или нет.

Мы поговорили о детстве Андреа и прошлись по всем ее воспоминаниям — я пыталась помочь ей что-нибудь припомнить, но часа через два, так и не добившись успеха, сказала:

— Послушайте, самый лучший способ выяснить, совращали вас или нет, это поговорить с вашими родителями, высказать им напрямик ваши опасения и посмотреть, что они ответят. Давайте позвоним вашим родителям и пригласим их на сеанс.

Она согласилась. Когда я позвонила родителям Андреа, те с радостью сказали, что приедут издалека, из другого штата, чтобы повидаться с дочерью. Они не понимали, почему она с ними не разговаривает. Андреа была их единственной дочерью, и они очень хотели вновь наладить с ней отношения.

Когда родители вошли, я посмотрела на них и усомнилась, чтобы отец Андреа мог заниматься совращением. Однако я по опыту знала, что нельзя доверять первому впечатлению, и постаралась не делать поспешных выводов: в жизни бывает всякое. Я предложила Андреа откровенно рассказать родителям, что ее беспокоит, но та не смогла сделать этого. Она сказала, что чувствует к ним застарелую неприязнь, ее детство было безрадостным, сейчас она несчастна и не может заставить себя затронуть тему совращения. Родители Андреа возразили, что у нее было счастливое детство и они сильно удивлены и озадачены.

— Андреа, — сказала я после получасового разговора, — выйдите в приемную, а я объясню вашим родителям наедине, что вас беспокоит. Это избавит вас от смущения, а потом я снова вас позову, и мы сможем все обсудить вместе.

Андреа вышла, и я объяснила родителям, что, хотя она и не может ничего припомнить, но считает, что была совращена отцом.

— Возможно, в прошлом вы как родители совершали серьезные ошибки, — сказала я, — но сейчас вам представился случай загладить некоторые из них. Для душевного здоровья Андреа очень важно знать правду. Вы видите, как она встревожена и обеспокоена. Она должна знать, что произошло с ней в детстве.

Родители были потрясены и пришли в полное недоумение. Оба заверили меня, что не было никакого совращения, никакого плохого обращения. Отца это обвинение глубоко оскорбило. Я решила позвать Андреа.

— Мы зашли в тупик, — сказала я. — Вы считаете, что вас совратили, а ваши родители говорят, что ничего подобного не было. Я думаю, что нам сейчас важно продвинуться дальше, чтобы вы смогли вновь наладить отношения с родителями. И я думаю, что независимо от того, было совращение или нет, ваш отец, вероятно, сделал вам что-то очень плохое, поэтому у вас и появилась мысль, будто он вас совратил в детстве. Может, это было не совращение, но, вероятно, нечто такое, что причинило вам большие страдания. Поэтому я считаю, что отец должен это вам возместить. Андреа, я прошу вас подумать, как ваш отец может искупить свою вину; пусть это будет что-нибудь символическое, потому что в действительности страдания, причиненные ребенку, ничем не могут быть компенсированы.

Андреа возмутилась. Рыдая, она кричала, что ее страдания ничем возместить нельзя, сама мысль об этом для нее оскорбительна, то, как поступил с ней отец, ужасно. Я настаивала на своем и ждала, когда она успокоится. Через некоторое время Андреа вытерла слезы.

— Я хочу 50 000 долларов, — сказала она к изумлению всех присутствующих.

Отец пришел в ярость.

— Это вымогательство, шантаж, — сказал он, побагровев. — Я ничего не дам.

Я начала торговаться от имени Андреа. И постепенно поняла, в чем состояла нанесенная ей обида. Когда ее брат закончил колледж, отец дал ему 50 000 долларов на то, чтобы открыть свой бизнес. А когда Андреа закончила колледж, он не дал ей ничего, потому что она девушка. Вот почему Андреа потребовала 50 000 долларов. Согласно той системе ведения бухгалтерии, которой придерживалась Андреа, она предпочитала думать, будто родители находились в долгу перед ней из-за совращения, а не из-за того, что поставили в привилегированное положение ее брата.

Я спросила Андреа, что она собирается делать с этими деньгами.

— Хочу поступить в аспирантуру и защитить диссертацию по психологии, — ответила девушка.

Отец наотрез отказался дать дочери деньги, но я уговорила его пойти на компромисс. Он обещал, что будет оплачивать ее учебу и все расходы до тех пор, пока она не защитит диссертацию. Для Андреа это было очень выгодной сделкой, потому что таким путем она, очевидно, должна была получить намного больше, чем 50 000 долларов.

Родители и дочь вышли из моего кабинета рука об руку, весело обсуждая, куда они вместе пойдут обедать. Это был самый необычный способ добиться оплаты учебы в аспирантуре, какой я видела в своей жизни.

Как делать подарки своим детям

Вы можете делать подарки своим детям таким образом, что это будет помогать им расти, но можете делать подарки и так, что они принесут больше вреда, чем пользы. Вот несколько советов, которые нужно иметь в виду, когда дарите что-то своим детям.

Подумайте о том, какие потребности вы создаете

Родители неизбежно помогают созданию у своих детей потребностей. Каждый раз, когда родитель делает ребенку подарок, он тем самым создает потребность. Например, если этот подарок — кукла Барби и родитель не жалеет времени, играя с ребенком и куклой, у ребенка может появиться потребность играть с такими куклами и в будущем. Кроме того, существует опасность бесконечного роста потребностей. Одна Барби порождает желание иметь несколько Барби, мебель для Барби, одежду для Барби, плавательный бассейн для Барби и так далее.

Существует преемственность между игрушками ребенка и игрушками взрослого. Например, подаренный велосипед может со временем, когда ребенок подрастет, породить желание иметь более скоростную и более дорогую модель. Когда родитель делает подарок, это может иметь далеко идущие последствия. Поэтому следует хорошенько подумать, к чему это приведет. Особенно важно задуматься о том, не является ли подарок проявлением подавленных желаний самого родителя. Например, отец дарит своему взрослому сыну дорожный велосипед, потому что в детстве ему самому очень хотелось ездить на таком велосипеде, но у сына такого желания может и не быть. Тем не менее после того, как сын получит в подарок велосипед, у него может возникнуть целый ряд новых потребностей.

14
{"b":"18348","o":1}