ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жена по почтовому каталогу
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Любовь не выбирают
Заговор обреченных
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
30 шикарных дней: план по созданию жизни твоей мечты
Дурдом с мезонином
Довмонт. Князь-меч
Дети мои
Содержание  
A
A

А как обстоит дело у тех, кто живет далеко от родителей и годами их не видит? Уж они-то от родителей отделились! Возможно. Но если они все еще организуют свою жизнь таким образом, чтобы быть непохожими на родителей, если поступают им назло, если они все еще винят родителей во всем, что не ладится в их жизни, никакого отделения не происходит. Как бы мы ни старались, отделиться от наших родителей очень трудно. Даже после смерти они присутствуют в нашем сознании.

Невидимые нити, связывающие детей с родителями, тянутся сквозь время и пространство. Эти нити еще прочнее, если они связаны с деньгами. Нередко деньги оказываются тайной пуповиной, которая соединяет родителей и молодых людей, стремящихся от них отделиться. Дети втайне используют деньги (то, сколько они требуют от родителей и на что тратят) как средство выражения своего бунта против родителей. Родители втайне используют деньги (то, сколько они дают и что хотят получить взамен) как средство оттолкнуть детей от себя или удержать их при себе.

Пусть родители платят

Большинство из нас склонны обвинять своих родителей во всем, что у нас неладно. Если я робок, боюсь жизненных неудач, злобен, чересчур толст или одержим постоянной тревогой, значит, это родители что-то такое со мной сделали, когда я был ребенком.

Почему мы виним своих родителей? Действительно ли мы убеждены, что на них лежит такая ответственность за нашу судьбу? Обязательное ли это свойство человеческой природы — недовольство своими родителями? А если мы возлагаем на них вину за все наши недостатки, то почему не воздаем им должного за наши достоинства и успехи?

Обвинять своих родителей полезно. Это помогает нам оберегать свои взаимоотношения с другими. В большинстве случаев родительская любовь безоговорочна. Мы можем как угодно нападать на них и обвинять, зная, что в конце концов они все равно простят нас и будут любить по-прежнему. А про наших супругов, друзей и коллег этого обычно сказать нельзя.

Подумайте вот о чем. Если бы мы не находили источника всех своих проблем в родителях, нам пришлось бы искать его в наших взаимоотношениях с другими. Но если муж в своих навязчивых страхах станет обвинять жену вместо матери, это может кончиться разводом. А если жена заметит, что в ее депрессии и боязни неудач повинно соперничество с друзьями, добившимися успеха, она может лишиться этих друзей. Поэтому легче возложить всю вину на родителей и на свое детство, чем рисковать потерей жены или мужа, работы и светских знакомых.

Таким образом, возложение вины на родителей — полезный жизненный механизм; этим можно объяснить успех всех систем самовоспитания, которые выдвигают на первый план «сидящего внутри нас ребенка» или называют нас «взрослыми детьми». Они взывают к тому, что мы уже и так делаем и знаем: обвиняя своих родителей, мы не только избавляемся от необходимости брать на себя ответственность за собственную судьбу, но и оберегаем свои взаимоотношения с другими людьми.

Однако иногда нам мешает жить именно нежелание предъявить родителям счет за тот вред, который они нам причинили. Бывают даже такие ситуации, когда и одного этого оказывается недостаточно: мы чувствуем, что должны еще и заставить их расплатиться с нами.

Некоторые люди, расставаясь с детством, оказываются в положении ни в чем не повинных жертв военных преступлений и заслуживают возмещения ущерба, пусть даже в виде символической компенсации за их страдания. Средством подобного возмещения могут стать деньги. А когда денег нет, должны быть принесены извинения. Часто человек не может повзрослеть по-настоящему до тех пор, пока его родители не признают вреда, который они ему причинили, и не принесут за это своих извинений.

Преступные отцы

С Кевином я познакомилась благодаря его маленькой дочке. Их семейный терапевт обратился ко мне за советом, поскольку у девочки была очень серьезная, угрожающая жизни проблема. Она страдала диабетом, который не поддавался лечению. Многочисленные врачи, с которыми консультировались родители, полагали, что причиной этих частых диабетических кризов была ее эмоциональная нестабильность. Беатрис исполнилось всего лишь десять лет, но она находилась в таком состоянии, что пыталась покончить жизнь самоубийством, введя себе чрезмерную дозу инсулина.

В этом возрасте угрозы самоубийства и попытки его совершить настолько редки, что я поняла: Беатрис претворяет в жизнь фантазии кого-то другого. В семье должен быть кто-то еще, кто исподтишка подталкивает ее к самоубийству. Вероятнее всего, это один из родителей, считающий, что жизнь слишком мучительна и жить не стоит.

Как только я познакомилась с отцом Беатрис, Кевином, я поняла, что это именно он. В самом начале нашего разговора Кевин заявил: «Я не виню ее за то, что она хочет умереть. Очень трудно жить с таким хроническим заболеванием. В сущности, ее настроение — почти точное повторение моего собственного детства. Когда я был ребенком, я много раз хотел умереть. И даже теперь меня часто одолевает депрессия».

Из бесед с членами этой семьи я поняла, как сильно переживает Беатрис за отца. Кевин был музыкантом, но заработать на жизнь музыкой ему не удавалось, а всерьез заняться чем-нибудь другим он не мог. Лишь время от времени Кевин ненадолго устраивался на работу на неполный рабочий день. Когда отец рассказывал о своих трудностях, Беатрис смотрела на него с глубокой печалью.

По моему первому впечатлению, Беатрис обожала отца, и ее приводили в отчаяние его частые глубокие депрессии. Как бы ни обращались с Беатрис, нужно было что-то сделать для ее отца, иначе я не смогла бы помочь девочке. Беспокойство за отца приводило Беатрис в такое эмоциональное состояние, что с ее диабетом ничего нельзя было поделать. Чтобы помочь ей, я должна был выяснить, что лежит в основе депрессий отца.

Я встретилась с Кевином наедине, подозревая, что то, о чем он должен мне рассказать, не предназначено для детей, а может быть, и для его жены. Я сказала ему, что помню, как во время нашей первой встречи он упомянул о своем очень печальном детстве и о том, что даже подумывал о самоубийстве. Почему? Что случилось с ним в детстве?

Голосом, дрожащим от волнения, Кевин рассказал, что подвергался сексуальному насилию со стороны своего отца, и это продолжалось с пяти лет до юношеского возраста. Он никогда никому об этом не говорил. Когда отец умер, он рассчитывал получить в наследство большие деньги. Надеясь на это, Кевин не готовил себя ни к какому серьезному занятию. Он никогда не думал, что ему придется зарабатывать себе на жизнь. Он будет богат, и наследство в какой-то степени станет возмещением тех страданий, которые причинял ему отец.

Когда Кевин обнаружил, что никакого наследства нет, он решил, что его обокрала мать. Он прямо заявил ей об этом и не поверил, когда та ответила, что никакого наследства и не было — одни лишь долги. О перенесенных насилиях Кевин никогда ей не говорил, но винил мать в том, что она не защитила его от отца. А теперь еще он обвинял ее и в том, что она его обокрала. По этой причине мать с сыном с самых похорон не сказали друг другу ни слова.

В обеспеченных семьях это обычное дело: ребенок, подвергавшийся дурному обращению, нередко ждет наследства, надеясь, что оно станет частичным возмещением его страданий. Но чтобы окончательно расстаться со своим детством, Кевин должен был сказать матери правду о поведении отца и выяснить у нее, куда в действительности делись отцовские деньги. Не говоря ничего матери о сексуальном насилии над собой, он все еще сохранял в тайне то, что заставлял его скрывать отец. А не узнав правды о деньгах, он все еще видел себя ребенком, которому не придется работать и содержать собственную семью.

Будь отец Кевина жив, я бы напрямую поставила перед ним вопрос о насилии над сыном и добилась бы, чтобы тот искупил свою вину перед Кевином за свое преступление. Но он умер. Все, что я могла сделать, это заняться матерью и выяснить, нельзя ли добиться хоть некоторого возмещения от нее.

8
{"b":"18348","o":1}