ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Горький квест. Том 1
Тараканы
Слияние
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Дневник книготорговца
Афера
Почему коровы не летают?
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
Содержание  
A
A

После покушения 20 июля 1944 года гестапо еще раз рассматривает под микроскопом досье на каждого, кто имеет доступ в резиденцию фюрера, а также имеет доступ к тем, кто имеет доступ в резиденцию фюрера. Даже сам неуловимый Штирлиц в конце концов оказался «под колпаком» СД. А вот фрейлейн Хойзерман осталась вне подозрений!

Полковник И.В. Горбушин — опытный контрразведчик, и его должно было насторожить одно лишь то обстоятельство, что доктор Брук с красной ленточкой в петлице так на редкость удачно и своевременно оказался — по чистой случайности — у дверей клиники профессора Блашке. Автор этой книги принадлежит к поколению, которое годами воспитывали в духе неуклонной бдительности, поэтому его легко можно обвинить в излишней подозрительности.

Последняя тайна рейха. Выстрел в фюрербункере. Дело об исчезновении Гитлера - ris7.jpg
Последняя тайна рейха. Выстрел в фюрербункере. Дело об исчезновении Гитлера - ris8.jpg

Но вот строки из книги «Расплата», представляющей собой сборник документов и публикаций на тему о конце Третьего рейха и о лидерах нацистского режима [55]: «По просьбе еженедельника „Аргументы и факты“ А. Петров (кто такой А. Петров, не поясняется — очевидно, это какой-то авторитетный деятель в области судебной медицины. — Л. А.)… на основе фотокопий актов № 12 и № 13 опубликовал результаты исследования останков Гитлера и Е. Браун… Из протокола допроса стоматолога К. Хойзерман усматривалось, что челюсти принадлежали именно фюреру. 11 мая 1945 года Хойзерман подробно описала анатомические данные ротовой полости Гитлера, которые совпали с результатами исследования, проведенного 8 мая. Но все же, на наш взгляд, нельзя полностью исключать заведомую игру со стороны Хойзерман и тех, кто мог стоять за ней…» (выделено мной — Л. А.).

Видимо, А. Петров принадлежит к тому же недоверчивому поколению, что и автор. Символом той эпохи может служить знаменитая скульптура Шадра «Пограничник с собакой», установленная в подземном вестибюле станции метро «Площадь Революции». В свое время она была растиражирована в тысячах копий. На лице пограничника и на морде овчарки застыло абсолютно идентичное выражение напряженной бдительности.

Очевидно, ощущая слабость позиции, состоящей в том, что показаниям Хойзерман и Эхтмана следует безусловно доверять, глава комиссии, проводившей судебно-медицинскую экспертизу, подполковник Ф. И. Шкаравский в беседе, опубликованной в № 2 журнала «Советский воин» за 1989 г., заявил: «…но главное, что легло в основу нашего заключения и обеспечило безошибочность его, — это сравнение протезов со слепками и рентгеновскими снимками, обнаруженными и изъятыми в клинике профессора Блашке». Как будто эти материалы нельзя было заблаговременно «подготовить» для русских экспертов!

Напоминаем Читателю, что и фрейлейн Хойзерман, оказавшая следствию неоценимую помощь, и остальные 15 свидетелей по делу «Миф» были арестованы и доставлены в советские места заключения. В их следственных делах значилось: «свидетель по делу Гитлера». В 1951 году все они были осуждены на срок от 10 до 25 лет советским судом как военные преступники — даже ассистентка зубного врача, которая обслуживала Гитлера! — и провели в лагерях еще 5 лет (см. гл. 8), а затем освобождены и репатриированы по соглашению между председателем Президиума Верховного Совета СССР Булганиным и канцлером ФРГ Аденауэром. Кете Хойзерман отбывала заключение в Тайшете и выжила чудом.

Глава 15. Главное доказательство ничего не доказывает.

Эту главу следовало сделать последней, ибо в приличном детективе развязка должна быть в конце. Но мы опасаемся, что тогда у Читателя не хватит терпения до нее добраться. Эта глава — ключевая в данном повествовании, а следующая — еще более ключевая.

Итак: акт от 11.05.45 г., где зафиксированы показания обаятельной фрейлейн Хойзерман, и протоколы ее допросов по делу «Миф» в 1946 году, и показания зубного техника Эхтмана, данные им СМЕРШу в 1945 году и НКВД в 1946 году, и заявление его под присягой на суде в Берхтехсгадене в 1956 году — все это ложь, одна только ложь и ничего, кроме лжи. И следовательно, труп мужчины, обнаруженный 4 мая 1945 года в воронке от авиабомбы в саду рейхсканцелярии,не Гитлер!

Столь категоричное и ответственное утверждение автор никогда не решился бы взять на свою совесть. Оно принадлежит немецкому историку Вернеру Мазеру — тому самому, за добросовестность которого поручились два бывших канцлера ФРГ — Г. Коль и Г. Шмит — и советский историк Л.А. Безыменский.

Вернер Мазер в своей книге [56] приводит аргументы, которые трудно оспорить: описание челюстей «предполагаемого Гитлера», приведенное в акте судмедэкспертизы № 12 от 8.05.45 г., не совпадает с изображением их на фотографии (которая была опубликована). Далее, описание мостов, коронок, зубных протезов в показаниях К. Хойзерман и Ф. Эхтмана 1945 и 1946 годов не совпадает с таковым в акте судмедэкспертизы. А расположение штифтов для крепления зубных протезов, приведенное в акте № 12, не совпадает с их изображением на фотографии, приложенной к акту. Среди читателей стоматологов и судебно-медицинских экспертов не так много, поэтому подробности аргументации Мазера здесь не приводятся. Желающие могут ознакомиться с ними, обратившись к его книге [57].

Последняя тайна рейха. Выстрел в фюрербункере. Дело об исчезновении Гитлера - ris9.jpg

Зубной техник Фриц Эхтман… Нет, лучше предоставить слово В. Мазеру: «Эхтман категорически заявил автору 20.10.71 г., что он на основании показанной ему челюсти не мог указать, были ли это зубы Гитлера»(выделено мной. — Л. А.).

А как же протоколы СМЕРШа, НКВД и административного суда в Берхехсгаден??? В последнем случае Эхтмана никто не принуждал дать ложное показание, и бояться ему было некого… Видимо, ему все же было кого бояться и через 11 лет после конца войны.

В результате покушения 20 июля 1944 года Гитлер оглох на одно ухо. Среди врачей, которые его лечили, был отоларинголог Эрвин Гизинг. В процессе лечения он сделал ряд рентгеновских снимков ушных и носовых каналов, а также полости рта своего пациента. В 1945 году Гизинг очутился в Западной Германии со всеми своими рентгенограммами. Гизинг категорически утверждает, что опубликованные в СССР фотоснимки челюстей «предполагаемого Гитлера» ничего общего с подлинными рентгенограммами челюстей подлинного Гитлера не имеют. Кстати, на советских снимках зубы отсутствуют — видны голые челюсти с торчащими штифтами для крепления зубных протезов. Между тем в акте экспертизы № 12 упоминается о том, что «язык крепко прикушен зубами». Значит, зубы сохранились. Видимо, зубы удалили, чтобы исключить возможность проверки выводов судмедэкспертов.

Это еще не все. Но и сказанного довольно, чтобы не оставить камня на камне от «главного доказательства».

Аргументы, которые приводит в своей книге [58] английский врач X. Томас, опровергают данные Вернера Мазера о вопиющем несоответствии акта № 12 показаниям свидетелей-дантистов, а тех и других — картине, изображенной на фотографиях и рентгенограммах. Однако окончательные выводы обоих этих авторов полностью совпадают — имела место подмена фюрера «заместителем».

По словам X. Томаса, профессор Блашке в 1945 году в Берхтехсгадене был арестован американской разведкой и дал подробные показания. Нарисованная им схема зубов «пациента А. Г.» полностью совпала с данными советских судмедэкспертов, подтвержденными показаниями ассистентки профессора и зубного техника — изготовителя протезов.

13
{"b":"1835","o":1}