ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С Гиммлером дело обстояло проще: в ночь с 27 на 28 апреля радиостанция Би-Би-Си, вещавшая на Германию, сообщила, что правительство Его Величества отвергает предложения о частичной капитуляции и сепаратном мире, исходившие от рейхсфюрера СС Гиммлера, и отказывается вести с ним переговоры [64]. Гиммлер не имел никаких полномочий на проведение переговоров от своего имени в качестве главы рейха, и сообщение Би-Би-Си вызвало в фюрербункере эффект разорвавшейся бомбы. На этот раз сам Гитлер отдал вновь назначенному командующему ВВС генерал-фельдмаршалу фон Грейму приказ арестовать всемогущего рейхсфюрера СС и расстрелять его.

…Дело кончилось тем, что при личной встрече в резиденции Дёница воФленсбурге гражданская жена фельдмаршала фон Грейма Ганна Рейч выразила Гиммлеру свое возмущение. Как вспоминает Ганна Рейч, Гиммлер во время этого бурного объяснения «имел вид почти игривый» [65]. Так выполнялись приказы Гитлера! Сам он слезливо жаловался секретарше на то, что его распоряжения никто не желает исполнять…

29 апреля, в ответ на просьбу коменданта Берлина генералмайора Вейдлинга разрешить гарнизону оставшимися силами попытаться прорвать блокаду и уйти на Запад, Гитлер ответил: «Я могу приказать что угодно, но ни один мой приказ больше не выполняется…»

Еще пример: 19 марта Гитлер подписал приказ о проведении «тактики выжженной земли» при отступлении на территории Германии. Когда речь шла о разрушении предприятий, уничтожении запасов сырья и выведении из строя системы инфраструктуры на советской или польской земле — ни у кого из руководителей рейха это не вызывало возражений. Но теперь речь шла об интересах германских монополий — это их предприятия должны были быть взорваны, а готовая продукция и сырье — сожжены.

Интересы монополий в правительстве выражал министр вооружений Шпеер. Он дважды обращался к фюреру с меморандумом и письмом, — требуя отменить «приказ о самоубийстве германской промышленности». Гитлер не реагировал. Шпеер вспоминает [66], что в тот период ему пришла в голову идея пустить в систему вентиляции фюрербункера отравляющий газ, чтобы раз и навсегда решить проблему. Архитектор по образованию, Шпеер сам проектировал и рейхсканцелярию, и бомбоубежище под ней и хорошо знал систему вентиляции в фюрербункере. Однако рейхсминистр поступил проще — он обратился к исполнителям приказа — генерал-полковнику Йодлю и фельдмаршалу Кейтелю. Оба они во время войны и в довоенный период рабски исполняли все директивы и устные распоряжения бывшего ефрейтора. Кейтеля коллеги за угодливость прозвали «Лакейтель». Но в данном случае он и Йодль за спиной своего верховного главнокомандующего разослали шесть распоряжений, отменяющих его директиву.

Несколькими неделями раньше это было бы немыслимо. Вермахт и германский государственный аппарат славились нерассуждающей исполнительностью.

Вывод: в рассматриваемый период Гитлер был явно недееспособен. За него принимали решения другие. Его невнятное бормотание можно было истолковать как угодно, а подпись его на документах подделывал специально приставленный для этого чиновник (см. гл. 17). Шпеер в своих воспоминаниях пишет о том, какое беспокойство это вызывало у него и у гросс-адмирала Дёница, — неясно было, кто управлял империей [67]. А раз так, то это мог быть и не Гитлер. Любопытный штрих, подтверждающий сказанное: фельдмаршал Кейтель в своих воспоминаниях (написанных в камере Нюрнбергской тюрьмы) упоминает о своей беседе с гросс-адмиралом Дёницем в Плоене (городке на севере Германии, где размещалась ставка Дёница до переезда во Фленсбург) 1 мая 1945 года. Дёниц только что получил две радиограммы из Берлина — одну от Геббельса, в которой гросс-адмирала ставили в известность о «политическом завещании» фюрера и назначенном фюрером составе нового правительства во главе с ним, Дёницем; вторую — от Бормана о том, что фюрер умер и «политическое завещание» вступает в силу.

Между тем подлинник «политического завещания», подписанный Гитлером и заверенный свидетелями, был направлен из Берлина со специальным курьером, но в Плоен не прибыл [68]. Как заявил Дёниц Кейтелю, он в качестве назначенного фюрером рейхспрезидента намерен формировать правительство по своему усмотрению. Что касается состава правительства, перечисленного в телеграмме, то он подозревает Геббельса в том, что тот внес в список членов кабинета свои коррективы…

Дёниц совершенно точно оценил «распределение ролей» в фюрербункере, хотя его подозрения в данном случае были беспочвенными: Геббельс, который вместе с Борманом являлся истинным автором данной части «политического завещания», не имел нужды в нем что-либо изменять. Но выглядело оно именно как творение его рук: сам Геббельс провозглашается рейхсканцлером, а его политические конкуренты — Гиммлер и Геринг — лишены всех постов и исключены из партии.

Проведенный западными специалистами анализ текста (лексики, построения фраз, речевых оборотов и прочего) привел их к выводу, что автором «политического завещания» является Геббельс. Как минимум, он отредактировал этот документ [69].

Последняя тайна рейха. Выстрел в фюрербункере. Дело об исчезновении Гитлера - ris12.jpg

Глава 19. Второй вариант.

Второй вариант — подмена Гитлера двойником в последний момент — самый простой и надежный в том отношении, что исключается риск опознания двойника случайными очевидцами. Кроме того, в этом случае не требуется сходства двойника с оригиналом, поскольку труп будет сожжен. Достаточно, если он будет примерно того же возраста и роста. Однако здесь возникает сложная проблема эвакуации Гитлера из фюрербункера, окруженного противником и находящегося под сильным обстрелом.

Сценарий варианта «б»: фюрер и его супруга прощаются с соратниками, затем они скрываются за дверью кабинета, чтобы больше никогда не выйти оттуда.

Однако из кабинета фюрер отправляется не в небытие, а в соседнее помещение — ванную или комнату Евы Браун — и запирается там (см. схему, рис. 13). Из кабинета выносят укутанный с головой в одеяло труп эрзац-Гитлера (заранее доставленный туда). Выносят и мертвую Еву Браун, которая приняла яд. Ее посмертная роль в операции — придать правдоподобие инсценировке.

Между тем Гитлер в соседнем помещении (один или с чьей-либо помощью) переодевается и изменяет свою внешность. Его знают в лицо миллионы людей благодаря фотографиям в прессе, кинохронике и карикатурам; у него характерная внешность — тем легче сделать ее неузнаваемой, сбрив знаменитые усики и изменив прическу, обрив голову или надев парик. (Кстати, Гиммлера, после того как он сбрил усики, надел на один глаз черную повязку и заменил пенсне круглыми очками, не смогли опознать ни освобожденные англичанами из плена русские солдаты, которые его задержали, ни комендант английского лагеря для военнопленных, куда рейхсфюрер был доставлен. О том, что он и есть Гиммлер, узнали лишь после того, как он сам назвал себя.)

Все «непосвященные» в нужный момент были из фюрербункера удалены. Об этом имеется два свидетельства: эсэсовцев из охраны (специальной команды СД), которые бежали на Запад и дали показания английской разведке [70], и того, кто приказал им покинуть посты, помещение для отдыха охраны и удалиться из фюрербункера. Это был адъютант фюрера штурмбанфюрер Отто Гюнше. Согласно его свидетельству [71], он приказал охране покинуть помещения, примыкающие к апартаментам Гитлера. С запасного выхода из фюрербункера, через который некоторое время спустя вынесут трупы, Гюнше снял часовых, оставив там одного унтерштурмфюрера СС, которому был дан приказ никого не впускать в подземелье.

вернуться

64

В не слишком надежном источнике {10} приведена другая версия этого сообщения: «Агентство Рейтер сообщает, ссылаясь на Германское Информационное Бюро, что Гиммлер связался с графом Бернадоттом, чтобы вести переговоры о сепаратном мире. Гиммлер сообщил, что он взял на себя инициативу… ввиду того, что Гитлер окружен и у него произошло кровоизлияние в мозг. Он полностью лишен способности соображать, и ему осталось жить не более 48 часов».

вернуться

68

Собственно, для перестраховки в Плоен было послано двое курьеров с подписанными и заверенными экземплярами «завещания», но Кейтель упоминает лишь об одном.

вернуться

70

Данные английской разведки содержались в меморандуме, переданном английскими властями представителю НКВД в Берлине осенью 1945 года — см. гл. 10. Английский меморандум представлен на выставке.

17
{"b":"1835","o":1}