ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Э. Кемпка — не самый надежный свидетель, но тем не менее… Вообще, когда знакомишься с показаниями свидетелей, наблюдавших «апрельского Гитлера», невольно испытываешь странное чувство — как будто речь идет о двух разных персонажах.

Еще одна возможность — в Гитлере временно пробудили энергию путем инъекции возбуждающих препаратов. Доктору Моррелю незадолго до того удавалось возвращать фюреру физические и душевные силы таким способом. Причем многократно, по некоторым данным — ежедневно в последнее время. Тяжелое состояние Гитлера в конце апреля, возможно, как раз и было вызвано тем, что Моррель уехал и инъекции прекратились. Наконец, если существовал подземный ход, то Гитлера могли вынести на носилках. В одном из бункеров рейхсканцелярии располагался военный госпиталь (об этом уже упоминалось), и человек на носилках, накрытый с головой простыней, которого несут по подземным переходам, не привлек бы внимания. Кстати — на это указывает сам же доктор Томас, и с ним трудно не согласиться — существует убедительный факт, опровергающий теорию о полной физической и умственной недееспособности Гитлера: утром 30 апреля он без запинки и не заглядывая ни в какие бумажки — по свидетельству секретарши Г. Юнге, — продиктовал ей «политическое завещание». Эго сложный документ, не умещающийся на одной странице. Он касается многих аспектов и содержит, в частности, перечень членов нового правительства. Весьма ответственный документ! Но Гитлер обошелся без правки — не перечитывая, он приказал секретарше размножить его.

Даже предположив, что фюрер заучил наизусть «свою последнюю волю», сочиненную Геббельсом, приходится признать, что маразматику в мокрых штанах все это не под силу.

Гитлер, несомненно, был психически неуравновешенным. Он был также кровавым палачом, садистом, малограмотным недоучкой, возомнившим себя гением. Он был абсолютно бессовестным и аморальным негодяем. На эту тему еще многое можно сказать. Но трусом он не был. Об этом говорят и два Железных креста, полученных ефрейтором Гитлером в окопах Первой мировой войны, и многие другие факты его биографии. Это была взбалмошная, истеричная, показная храбрость, но все-таки храбрость.

По натуре он был отчаянным авантюристом. Вся его карьера — цепь рискованных авантюр, начиная с «пивного путча» 1923 года. Он постоянно играл ва-банк, прекрасно понимая, что в случае проигрыша расплачиваться нечем. Его военная стратегия всегда была стратегией блефа, начиная с дебюта в 1935 году, когда, по выражению Кейтеля, французская армия могла сдуть, как пылинку, небольшие немецкие отряды, вторгшиеся в Саарскую область, и кончая финалом в 1945 году, когда нацистская пропаганда вещала о новом «чудо-оружии». Ему долго везло. Он вполне мог решиться рискнуть в последний раз, когда на карту была поставлена его жизнь. Нацисты вообще обожали игру в индейцев с переодеваниями, похищениями и тому подобным. Покончить с собой Гитлер всегда бы успел, располагая ампулой с ядом, как сделал это Гиммлер…

У фюрера были шансы спастись, и неплохие. В неразберихе первых послевоенных недель, когда Берлин и Германия в целом были затоплены толпами беженцев, дезертиров, перемещенных лиц, освобожденных пленных и заключенных концлагерей со всей Европы, одни из которых стремились на запад, другие на восток, причем значительная часть из них вообще не имела никаких документов — у военных преступников были неплохие шансы затеряться в этом столпотворении. Межзональные границы были в то время прозрачны, к тому же они изменялись… Прощаясь навсегда со своим камердинером Линге, фюрер приказал ему пробиваться на Запад. «Для кого?» — спросил Линге. Жизнь без хозяина для него теряла смысл. Гитлер ответил: «Фюрден комманден манн». В протоколе допроса от 31 мая 1946 г. (дело «Миф»), где приведен этот диалог, последняя фраза переведена как «для будущего вождя». Это не точный перевод: слова Гитлера означают «для вождя», без эпитета «будущего». А тогда в Германии был лишь один вождь.

Глава 20. Кто видел Гитлера мертвым?

Вопрос этот отнюдь не праздный, если отнести его не к обугленным останкам, которые невозможно опознать, а к свежему трупу. Мы намерены доказать — как говорят американские прокуроры и адвокаты, выступая в суде, — мы намерены доказать, что видел его, по всей вероятности, лишь один человек, который входил в его ближайшее окружение с 1935 года и был ему лично предан. Допустима версия, что покойного видели двое или трое. Но через сутки — к концу дня 1 мая — в живых остался лишь один. Лишь один человек достоверно знал, кто был покойником, которого тайно похоронили в воронке от авиабомбы [77] в саду рейхсканцелярии. (Разумеется, если не принять версии, что существовал план спасения фюрера, в осуществлении которого участвовало, по всей вероятности, не менее десяти человек. Но своими глазами видел умершего лишь один из оставшихся в живых.)

Остальные очевидцы, по существу, не видели ничего, кроме одеяла, в которое был завернут покойник. Когда у одного из свидетелей спросили, как он догадался, что завернутый в одеяло труп принадлежит Гитлеру, тот ответил: «По мундиру. Больше ни у кого такого не было». Второй опознал фюрера по брюкам и ботинкам, которые были видны из-под одеяла.

Итак, вызываем свидетелей.

Один из адъютантов Гитлера штурмбаннфюрер Отто Герман Гюнше. Родился в 1917 году. С четырнадцати лет — в «гитлерюгенд», с 17 лет — в лейб-штандарте СС «Адольф Гитлер» (привилегированный элитный полк СС), куда вступил добровольно. В 1936 г., как особо отличившийся, переведен в личную охрану Гитлера. С 1941 по 1943 год служил командиром роты в танковых дивизиях (1-й и 12-й) на Восточном фронте. С 1943 г. — в адъютантуре [78]фюрера. Послужил прообразом одного из персонажей романа А. Маковского «Противостояние», по которому был снят фильм.

В мае 1945 года попал в русский плен, содержался в заключении как «свидетель по делу Гитлера». В 1948—1949 гг. по заданию МВД СССР в соавторстве с Линге написал книгу «О Гитлере» [79]. В 1950 г. осужден как военный преступник на 25 лет. В 1956 г. освобожден. После возвращения в ФРГ издал воспоминания о пребывании в русском плену. А о Гитлере воспоминаний не писал (в отличие от Кемпки), хотя мог бы на этом хорошо заработать. По мнению проф. Г. А. Розанова, это говорит в его пользу. Нам же представляется, что это свидетельствует о верности фюреру и его идеалам (см. также о Гюнше, глава 17).

Из протокола допроса 8 июля 1946 года (дело «Миф»):

«…И тут мы увидели, что (из кабинета. — Л. А.) выносят два трупа, один из них был завернут в одеяло, другой также, но не полностью… Из одного одеяла торчали ноги фюрера, их я узнал по носкам и ботинкам, которые он всегда носил, из другого одеяла торчали ноги и видна была голова жены фюрера». (Ева Браун была выше ростом.)

Еще один свидетель — штурмбаннфюрер Гейнц (Хайнц) Герман Генрих Линге. Год рождения— 1912. В 1932 году вступил в нацистскую партию, затем (добровольно) — в лейбштандарт СС «Адольф Гитлер». В 1935 году назначен личным камердинером Гитлера (старшим камердинером, был еще младший). Дальнейшая биография полностью совпадает с биографией Гюнше. Линге был последним, кто видел фюрера живым. Описание событий 30 апреля, приведенное в книге «О Гитлере», повторяет показания, данные им на допросе 31 мая 1946 года (дело «Миф»).

События разворачивались следующим образом: отдав приказ охране оставить помещение, Гюнше встал на посту у дверей, ведущих из коридора в приемную; Линге после прощания с фюрером прошел вместе с другим слугой, Крюгером, в буфетную (см. схему рис. 13). Через некоторое время Линге почувствовал запах сгоревшего пороха (очевидно, буфетная имела вентиляционную связь с кабинетом, т.к. Гюнше, находившийся гораздо ближе к кабинету, ничего не учуял). Линге проходит в приемную мимо стоящего у дверей на часах Гюнше, ничего ему не сообщив. В приемной он встречает Бормана, который запаха пороховой гари также не почувствовал [80]. Впрочем, о нем сказано, что он «внезапно появился в приемной» со стороны конференц-зала. Линге сказал Борману о запахе пороховой гари. Вместе они вошли в кабинет и увидели фюрера и Еву Браун сидящими на диване без признаков жизни. (Некоторые подробности здесь опускаем, чтобы вернуться к ним в дальнейшем.)

вернуться

77

В дальнейшем для краткости первоначальное место захоронения останков Гитлера и его супруги мы будем именовать «ямой Чуракова» — по имени солдата из команды подполковника Клименко, который его обнаружил.

вернуться

78

При фюрере состояла группа адъютантов, возглавляемая генералом пехоты Бургдорфом, главным адъютантом от вооруженных сил. Эта группа именовалась «адъютантурой».

вернуться

80

Фюрербункер (он же «нижний бункер») представлял собой не только бомбоубежище, но и газоубежище. Двери в нем были металлическими, массивными, с уплотнением и специальными штурвалами, при закручивании которых обеспечивалась герметичность примыкания двери к дверной коробке. Однако и без их закручивания примыкание было достаточно плотным.

19
{"b":"1835","o":1}