ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как свидетельствует Г. К. Жуков [4], реакция Сталина была сдержанной: «Доигрался, подлец! Жаль, что не удалось взять его живым». На этом выражение эмоций завершилось и последовал деловой вопрос: «Где труп Гитлера?»

Жуков ответил, что, по сообщению Кребса, труп Гитлера сожжен на костре.

Похоже, что в первый момент Сталин поверил в смерть Гитлера. Однако уже 2 мая в газетах появилось сообщение ТАСС «Германское радио о Гитлере», в котором говорилось: «Указанные сообщения (о смерти Гитлера. — Л. А.) являются новым фашистским трюком… Германские фашисты, очевидно, надеются предоставить Гитлеру возможность сойти со сцены и перейти на нелегальное положение» (см. «Приложение 3»). Второго мая состоялась капитуляция берлинского гарнизона. Когда заявление ТАСС было сдано в печать, советские войска еще не заняли рейхсканцелярию, еще шли бои…

ТАСС являлось рупором советского правительства. Если ТАСС заявляло, что Гитлер жив и скрывается, — значит, таково было мнение Сталина.

Чем объясняется резкая перемена его точки зрения? Какая новая информация поступила к нему в течение первой половины дня 1 мая? Этот день у Сталина был занят парадом, демонстрацией трудящихся, торжественным приемом в Кремле по случаю праздника… Может быть, он поразмыслил и заново оценил ситуацию? Возможно, он просто не поверил сообщению, исходящему от Геббельса. Да и то сказать, Геббельса никак нельзя рассматривать в качестве надежного источника информации.

Глава 2. 1943 год. Сталин: Не убивайте Гитлера!

Весьма любопытен эпизод, относящийся к 1943 году и описанный в книге Л.А. Безыменского [8] со слов одного из участников: в Кунцеве, на «Ближней даче», состоялась встреча Верховного Главнокомандующего с наркомом госбезопасности комиссаром госбезопасности 1 ранга [5] Меркуловым [6] и начальником отдела разведки, террора и диверсий в тылу противника НКГБ старшим майором госбезопасности Судоплатовым [7]. Обсуждался вопрос о покушении на Гитлера. Чекисты доложили свои предложения: к Гитлеру есть подход через известную немецкую артистку Ольгу Чехову (урожденную Книппер, племянницу О. Л. Книппер-Чеховой, жену — в течение недолгого времени — знаменитого русского артиста Михаила Чехова). Как фольксдойче по происхождению, она считалась в Берлине немкой. Красавица, богато одаренная натура, Ольга Чехова пользовалась огромным успехом и на сцене, и в кино, и в высшем обществе Берлина. Ее приглашали на приемы, где присутствовала политическая элита рейха и сам Гитлер (который, кстати сказать, весьма ценил общество красивых женщин). Ольга Чехова была давно связана с чекистами, хотя формально агентом не являлась. Согласно плану она должна была «подвести» к фюреру агента НКГБ Игоря Миклошевского, который и произведет покушение… Выслушав чекистов, Сталин твердо сказал: «Этого делать не надо». Чекисты настолько оторопели, что один из них автоматически спросил: «Почему?» (Верховному вопросов не задавали.) Сталин ответил: пока Гитлер жив, германское правительство не пойдет на серьезные переговоры с западными державами; с другой стороны, США и Англия не смогут договориться с немцами за спиной СССР, пока во главе рейха стоит Гитлер. В случае его смерти наши «заклятые друзья» смогут заключить сепаратный мир с Германией, и СССР останется один на один с фашистской империей.

Последняя тайна рейха. Выстрел в фюрербункере. Дело об исчезновении Гитлера - ris1.jpg

Черчилль пишет в своих воспоминаниях, что неудача покушения на Гитлера 20 июня 1944 года обрадовала его: «в воздухе уже пахло победой», и премьер-министр считал: Британия больше выиграет от безоговорочной капитуляции Германии, чем от заключения мира на определенных условиях. «Я думаю, — замечает он, — что и Сталин был этому (неудаче покушения. — Л. А.) рад».

По всей вероятности, Черчилль не ошибся. Как читатель вскоре убедится, И. В. Сталин и после войны заботился о «сохранении жизни» фюрера.

Глава 3. Май 1945 года. Сталин: Гитлер жив.

Ситуация в первых числах мая была неопределенной: во Фленсбурге, на границе с Данией, функционировало новое германское правительство относительно «нейтрального» состава во главе с гросс-адмиралом Дёницем. Фленсбург в те дни представлял собой «островок безопасности» для нацистов: над правительственными зданиями развевались флаги со свастикой. Новый рейхспрезидент Дёниц объявил о разъединении нацистской партии и германского государства, но это был единственный и притом чисто формальный шаг, направленный на отказ от фашистской идеологии.

Что касается действительной программы «фленсбургского правительства», то она выражена в проекте речи рейхспрезидента, которую он намеревался произнести на заседании кабинета министров: «Ясно, что мы должны идти вместе с западными державами и сотрудничать с ними в оккупированных западных областях, ибо только путем сотрудничества с ними мы можем потом надеяться, что отнимем наши земли у русских…» [9].

По поручению Дёница фельдмаршал Кейтель и генералполковник Йодль, возглавлявшие германские вооруженные силы в этот период, вступили в переговоры с главнокомандующим соединенными силами США, Англии и Франции генералом Эйзенхауэром и главнокомандующим английским экспедиционным корпусом генералом Монтгомери. Эти контакты принесли реальные плоды: 2 мая англичане приняли капитуляцию группы армий «Висла» и без боя овладели Данией, Голландией, Норвегией и Померанией. Американцы, не встречая сопротивления, овладели в эти дни Баварией, частью Австрии и Чехословакии. После капитуляции группы армий «Висла» Черчилль с удовлетворением записал в дневнике: «Кажется, нам и здесь удалось преградить Советам путь в Европу». [10].

Полномочия правительства Дёница вступили в силу лишь вечером 30 апреля. Однако уже с середины апреля Гиммлер, самовольно присвоив себе полномочия главы государства, вступил в секретные переговоры с английским правительством через посредничество графа Бернадотта (представителя Красного Креста в Швеции и племянника шведского короля). Речь шла о капитуляции только на западном фронте, о заключении сепаратного перемирия на два месяца — за этот срок Гиммлер намеревался, собрав СС и вермахт в единый кулак, отбросить Красную Армию к границам Германии, после чего якобы последует полная капитуляция перед западными державами…

27 апреля правительство Его Величества объявило во всеуслышание, что оно отказывается вести переговоры с Гиммлером. Рейхсфюрер СС представлял собой слишком одиозную фигуру. Тем не менее, во время переговоров в штабе 8-й гвардейской армии в ночь с 1 на 2 мая генерал Кребс пытался шантажировать генерала Чуйкова и маршала Соколовского тем, что, мол, переговоры Гиммлера с англичанами «далеко зашли», поэтому советской стороне следует всемерно поддержать «легитимное» (назначенное Гитлером в «политическом завещании») правительство рейхспрезидента Дёница и рейхсканцлера Геббельса, которое он, Кребс, представляет. Все шло к тому, что западные державы признают фленсбургское правительство де-факто и вступят с ним в сепаратные переговоры о капитуляции (что и произошло), а впоследствии попытаются превратить его во временную гражданскую администрацию оккупационных зон.

В этих условиях «живой» Гитлер был препятствием для признания полномочий Дёница, Геббельса и всех фленсбургских министров как в юридическом смысле (завещание фюрера вступало в силу только в случае его смерти), так и в моральнополитическом аспекте, поскольку все деятели нового немецкого правительства были связанны с ним на протяжении многих лет неразрывными узами. У Гитлера были все основания написать в «политическом завещании», что «…мой дух пребудет среди них (членов нового правительства. — Л. А.) и останется с ними».

вернуться

4

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. М.: Новости, 1974.

вернуться

8

2 — цифрами даны ссылки на литературный источник (см. раздел «Литература»). Также в тексте встречается вариант ссылки на источник в виде {2}. — прим. Ustas

вернуться

5

До июля 1945 года в НКВД и НКГБ действовала своя система воинских званий. Чин комиссара госбезопасности 1 ранга соответствовал армейскому званию «генерал армии» или «маршал рода войск», а звание старшего майора госбезопасности соответствовало армейскому званию «генерал-майор».

вернуться

6

Меркулов В. Н. (1895—1953) — один из ближайших соратников Л. П. Берии со времен работы в ЧК Грузии в 20-х годах. Имел незаконченное высшее образование — 3 курса физмата в Санкт-Петербургском университете; с 1916 года служил в российской, а затем в Красной Армии. Пришел в центральный аппарат НКВД одновременно с Берией в 1939 году и занял пост заместителя начальника управления госбезопасности. С начала войны он — первый заместитель наркома ВД. Когда в 1943 году был создан НКГБ, Меркулов возглавил его и оставался на посту министра ГБ до 1946 года. В 1953 году арестован, осужден и расстрелян.

вернуться

7

Судоплатов П. А. — крупный советский разведчик. Один из тех, кто подготовил и осуществил покушение на Л. Б. Троцкого в 1940 г. Руководил после войны отделом «С» (добывание и обобщение разведданных по созданию ядерного оружия). После разоблачения Берии был осужден на 15 лет.

2
{"b":"1835","o":1}