ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Последовавшее испытание ракет явилось лишь шумовым оформлением.

Когда затем в офицерской столовой Гитлер выразил свое восхищение увиденным, конструкторов «оружия особого назначения» охватило радостное возбуждение. Они мысленно представляли себе, как их дьявольские «подарки» градом сыпятся на головы сопротивляющихся гитлеровской политике соседних народов на Западе и Востоке, на Севере и Юге.

Через два месяца, 23 мая 1939 года, «фюрер» вновь собрал у себя высокопоставленных военных.

«Мерседесы» доставили к его резиденции генерал-фельдмаршала Геринга, гросс-адмирала Редера, генерал-полковникор фон Браухича, Кейтеля и Мильха и их самых доверенных штабных офицеров.

На сей раз протокол вел подполковник генерального штаба Шмундт. Разведывательные службы Польши, Франции и Англии безуспешно пытались заполучить этот документ, в котором, в частности, говорилось:

«Фюрер заявляет, что целью совещания является:

1. Уяснение обстановки.

2. Постановка вермахту задач, вытекающих из обстановки.

3. Формулирование выводов в связи с этими задачами.

4. Меры по сохранению в тайне всех решений и действий на основе этих выводов.

Обеспечение секретности является предпосылкой успеха...

Национально-политическое объединение немцев в основном достигнуто. Дальнейших успехов в этом направлении нельзя добиться без кровопролития...

Поляки. Польша всегда будет стоять на стороне наших врагов...

Данциг не является предметом спора. Речь идет о расширении нашего жизненного пространства на Востоке и о получении продовольственных ресурсов, а также о решении проблемы бассейна Балтийского моря...

Если судьба вынудит нас вступить в войну с Западом, то хорошо обладать более или менее обширным пространством на Востоке...

Поэтому не может быть и речи о том, чтобы пощадить Польшу; перед нами осталось лишь одно решение: напасть на Польшу при первом же удобном случае...

Поэтому фюрер вынужден оставить за собой право отдать приказ о выступлении...

Война с Англией и Францией будет войной не на жизнь, а на смерть...

1. Следует стремиться к тому, чтобы в самом начале военных действий нанести противнику уничтожающий удар. При этом право, несправедливость или договоры не играют никакой роли...

2. Следует подготовиться к длительной войне и одновременно к внезапному нападению на Англию при условии ликвидации английских возможностей на материке.

Сухопутные силы должны овладеть позициями, имеющими важное значение для флота и авиации. Если удастся оккупировать и удержать Голландию и Бельгию и разбить Францию, будет создана база для успешной войны против Англии.

Военно-воздушные силы смогут тогда, базируясь на Западную Францию, обеспечить узкую блокаду Англии, а военно-морской флот с помощью подводных лодок возьмет на себя более широкую блокаду...

Важно использовать абсолютно все средства...

Наша цель всегда будет заключаться в том, чтобы поставить Англию на колени.

Любой вид оружия лишь до тех пор имеет решающее значение в бою, пока им не владеет противник.

Это относится к газам, подводным лодкам и авиации. Для последней это было действительно до тех пор, пока, например, английский флот не имел средств противовоздушной обороны, в 1940 и 1941 годах дело будет обстоять иначе...

В тех случаях, когда нельзя больше рассчитывать на решающее воздействие оружия, необходимо использовать момент внезапности и умело руководить войсками.

Такова программа наступления»21.

Одетые в синюю голубую и серую форму участники совещания разъехались довольные. Они пережили момент, о котором мечтали уже много лет. Предстояло решительное нападение гитлеровской Германии на соседние народы. В перспективе были повышения и награды.

Планы «блицкрига» против Польши, Франции, Бельгии и Голландии совершенствовались с каждым днем. В несгораемых шкафах наготове лежали черновые наброски планов нападения на Данию, Норвегию, Югославию и Грецию. Вермахт ждал лишь сигнала к выступлению.

Когда 1 сентября 1939 года барон Магнус фон Браун, во время завтрака в своем силезском имении, взял в руки газету «Фёлькишер беобахтер», сердце его учащенно забилось. Он прочитал долгожданную военную сводку. В ней говорилось, что на рассвете по приказу Гитлера началось вторжение в Польшу. Военные корреспонденты, выступая по радио, на все лады расписывали танковые и воздушные бои. Только что начавшаяся вторая мировая война вызвала ликование алчной семьи фон Браунов.

Вернер фон Браун смог записать в свой актив еще один успех. Через четыре дня после нападения на Польшу главнокомандующий сухопутными войсками фон Браухич объявил брауновскую ракетную программу сверхсрочной и дал указание как можно быстрее ее выполнить. Таким образом, в то время, когда немецкому народу по карточкам выдавались мизерные пайки мармелада и эрзац-кофе, для Вернера фон Брауна открылись шлюзы огромных денежных, материальных и людских ресурсов.

В Осло приходит письмо

В один из октябрьских дней 1939 года к зданию английского посольства в Осло подошел человек в пальто с поднятым воротником и надвинутой на глаза шляпой. Осторожно оглядевшись вокруг, он вложил что-то в почтовый ящик на входной двери и медленно побрел по улице к морю. По всем внешним признакам это был не норвежец.

На следующий день служащий английского посольства вынул из ящика поступившую корреспонденцию. С этого момента началась одна из самых значительных во второй мировой войне дуэлей умов.

Разбирая почту, помощник секретаря посольства увидел толстый белый конверт. Странно: ни адреса отправителя, ни подписи под напечатанным на машинке письмом на немецком языке.

Английский военно-морской атташе контр-адмирал Гектор Бойз взял немецко-английский словарь. Но перевод давался с большим трудом, и он позвал переводчика. Когда смысл письма был понят, контр-адмиралу стало не по себе. Уже во второй половине дня специальный самолет доставил документ в Лондон, в штаб английской разведки.

Им занялись профессора, английские величины в области физики, в частности Реджинальд Виктор Джонс, профессор баллистики и астрономии из Абердинского университета. В 1938—1939 гг. Джонс был одним из руководителей технического отдела разведки при английском адмиралтействе и называл себя «личным советником» Уинстона Черчилля по вопросам военной техники. Затем над письмом склонился ученый сэр Артур У. М. Эллис. Маршалы авиации и адмиралы покачивали головами. Поседевшие на службе чиновники английской разведки удивленно разводили руками.

Письму сразу же присвоили название «Документ Осло». «Это письмо и поныне осталось нерешенной загадкой второй мировой войны», – писал английский разведчик Ян Колвин в газете «Санди экспресс». Но это не соответствует истине, ибо «Документ Осло» не был неразрешимой загадкой; скорее всего, письмо представляет собой суть тайны Хантсвилла, и поэтому определенные круги НАТО не хотят ныне о нем распространяться.

Во всяком случае, из поступившего в Осло документа, «ценность которого для союзников исчислялась миллионами долларов»22, но за которое англичанам не пришлось заплатить даже пенса, стало известно, что делалось в Пенемюнде; до тех пор за рубежами Германии не ведали о существовании этой испытательной базы.

В письме рассказывалось о ракетных снарядах, создававшихся фашистскими военно-воздушными силами, об опытах Вернера фон Брауна с баллистическими ракетами, описывались результаты исследований в области боевых отравляющих веществ и подготовка нацистским правительством химической войны, раскрывались детали радиолокационной и дальномерной техники в момент, когда англичане еще наивно полагали, что у гитлеровской Германии нет радарных установок.

Английское военное министерство таким образом получило своевременно сведения о функционировании сохранявшегося в строжайшей тайне немецкого прибора «Y», обеспечивавшего возможность ночных налетов бомбардировочной авиации.

вернуться

21

Выдержки из протокола совещания заимствованы автором из документа 079-L, представленного на процессе главных нацистских военных преступников в Нюрнберге.

вернуться

22

Ulrih Detlev Rose, Die unheimlichen Waffen – Atomraketen über uns, München 1957, S. 18.

10
{"b":"18350","o":1}