ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бриггс оглядывался по сторонам в поисках миссис Харт, которая одна могла прервать эту ужасную сцену. И, ко всеобщему облегчению, экономка появилась в дверях, приглашая всех к ужину.

Глава 6

Лейтенант Флетчер с наслаждением поглощал аппетитные куски гусятины, политые ароматным соусом. Кружочки жира поблескивали и застывали на тарелке. Не прерывая своего приятного занятия, Флетчер оглядел всех сидящих за столом. Слева от разрумянившейся Веры сидел разгоряченный и раскрасневшийся Джонсон, оказывая своей соседке несколько назойливые знаки внимания. Справа от миссис Эшли, во главе стола, сидел Эзра и с беспокойством оглядывал своих гостей. Мистер Джиллиан время от времени посматривал на Айронса, сардонически усмехаясь, но лейтенант сохранял ледяное спокойствие, целиком увлеченный едой.

– Замечательно! Очень вкусно, Эзра! – неожиданно прервала молчание Эдит Джиллиан.

Ее круглое лицо излучало радость и удовлетворение.

– Миссис Харт – замечательная хозяйка, – продолжила она. – Вы заметили, надеюсь, что гусь приготовлен необычным образом. А какой изумительный соус! Вы согласны со мной, лейтенант?

Вилка Флетчера замерла в воздухе, так и не достигнув рта. Лейтенант неохотно положил ее на тарелку и с вежливой улыбкой выразил свое полное и безоговорочное согласие.

– Я обязательно должна узнать рецепт соуса, – обратилась миссис Джиллиан к Вере. – У меня обширная коллекция рецептов. Я собираю их при каждом удобном случае.

– В самом деле, – ответила Вера, – это очень любопытное и полезное занятие. Наверное, у Вас теперь каждое блюдо восхитительно.

– Я думаю, Вы тоже прекрасно готовите, – вмешался Джонсон, но Вера постаралась уклониться от ответа.

Ее щеки раскраснелись, грудь высоко вздымалась. На лице молодой женщины было заметно раздражение, вызванное назойливым ухаживанием Джонсона. Флетчер уже давно наблюдал за ним и с трудом сдерживал улыбку, представляя себе, какая участь уготована нескромному ухажеру. Уж кто-кто, а Айронс прекрасно знал, что миссис Эшли умеет за себя постоять! Пожалуй, ему было даже жаль бедного Джонсона: Флетчер вспомнил, как энергично Вера наступила ему на ногу во время обыска ее кареты.

В отличие от лейтенанта, наслаждавшегося ужином, Вера чувствовала себя совсем не в своей тарелке. С одной стороны, ей предлагал свои надоедливые ухаживания мистер Джонсон, а напротив сидел противник, офицер британской армии, лейтенант Флетчер Айронс.

Вера надеялась, что теперь, когда она знает о нем всю правду, он больше не будет ей казаться ни красивым, ни привлекательным, ни остроумным. Но когда Вера осмелилась взглянуть на него через стол, то поняла, что ничто не изменилось. Все те же сверкающие глаза, та же обаятельная улыбка. Но он обманул ее! Он был одет в гражданскую одежду, и она не знает, какие причины побудили его сделать это. Вере очень хотелось рассердиться на Флетчера, но вместо этого она вспомнила ласковые прикосновения его пальцев к своей ладони. Прикусив губу, она отвернулась, крайне недовольная собой.

Вера подняла бокал вина и сделала несколько глотков. Рука ее дрожала, – и рубиновые капли расплылись на белоснежной скатерти.

Вера смутилась, и Эзра с большим удовольствием принялся ее успокаивать.

– Моя дорогая, не надо беспокоиться. Ничего страшного не случилось. – И добавил совсем тихо:

– Что с Вами, Вера? Вы выглядите очень расстроенной.

– Все хорошо, Эзра, – успокоила Вера адвоката, – только я сегодня вечером немного неуклюже себя веду.

– Нервы? – спросил Эзра, улыбаясь и заглядывая в глаза молодой женщине.

Миссис Эшли смутилась, когда поняла, какого ответа от нее ждет Бриггс.

– Мы поговорим позже, после ужина, – продолжил он, – и может быть, я смогу объявить гостям приятную новость?

– Разумеется, – кивнула Вера. Она уже давно чувствовала, как мистер Джонсон касался своим коленом ее ноги. Но, взглянув на невозмутимое лицо соседа, решила, к его счастью, что это была чистая случайность. В этот момент в разговор опять вступила Эдит Джиллиан, несмотря на предостерегающие взгляды своего супруга.

– Миссис Эшли. Эзра говорил нам, что Вы только что вернулись из Лонгмедоу.

Вера утвердительно покачала головой. Она и не подозревала, что ее жизнь может стать предметом обсуждения в этом обществе.

– Я ездила навестить родных, – ответила Вера.

– Хотела бы я знать, там такая же снежная зима, как и у нас? – продолжала расспросы Эдит, осторожно собирая последние аппетитные кусочки с тарелки и отправляя их в рот.

– Пожалуй, такая же, – сказала Вера, и с неудовольствием отметила, что три пары мужских глаз устремлены исключительно на нее, хотя беседу вела Эдит Джиллиан.

– А Рождество?

– Простите, я не поняла Вас.

– Я хотела спросить, бывает ли у Вас снег на Рождество? По-моему, это так… так…

– Ты хочешь сказать романтично, – вмешался мистер Джиллиан.

– Да, конечно, именно это слово я пыталась вспомнить.

– За неделю до Рождества шел мокрый снег, – начала Вера, – он покрыл ветви деревьев, а потом, когда ударили холода, заледенел. Лес стоял словно хрустальный. На земле поверх снежного покрова образовалась толстая корка льда. Мы даже катались на «рождественском полене»[1].

Флетчер слушал рассказ с огромным удовольствием, не отрывая взгляда от возбужденного лица молодой женщины. Но продолжить ей не удалось, поскольку в разговор вступил мистер Джиллиан.

– «Рождественское полено» – это, по-моему, чисто английская забава?

Вера взглянула на Джиллиана, пытаясь скрыть беспокойство.

– Вы совершенно правы, хотя кое-кто считает, что этот обычай пришел из Франции. Ну, а для меня – это просто семейная традиция, вот и все.

Джиллиан подвинулся вперед.

– Ну, конечно, это очень удобная позиция. К тому же она помогает сохранить дух Рождества. Если бы речь шла о чем-то другом, скажем, об английском чае, Вы проклинали бы его от души, – саркастически прокомментировал Джиллиан.

Эзра хотел вмешаться в разговор, чтобы загасить разгорающуюся ссору, но Вера не отступила.

– Я думаю, – сказала она с иронией, достойной противника, – что, если король обложит налогом леса, откуда мы добываем дрова, чтобы обогреть наши жилища, или издаст указ о том, что американцы должны импортировать дрова из Англии, только в этом случае я откажусь от своей любимой забавы. А может быть, и нет. Пожалуй, тогда я буду кататься на полене тайком!

– Ну, Вера, довольно, – предостерег ее Эзра.

– Достаточно миссис Эшли, – повторил за ним Джиллиан.

Флетчер решил вывести беседу из тупика и вступил в разговор.

– А знаете, миссис Эшли, дома я под Рождество катал на полене младшего брата Джорджа.

– Ваш брат, наверное, на несколько лет младше Вас, мистер, простите, лейтенант Айронс?

В это время Джонсон наклонился к Вере, обдав ее густыми винными парами. Миссис Эшли поспешно отодвинулась и взглянула на Флетчера.

Пожалуй, ее взгляд стал чуть-чуть менее враждебным.

– Мой брат моложе меня на шесть или семь лет, не помню точно, – ответил Флетчер.

– А семья у Вас большая? Вера продолжала расспросы, но тон ее оставался по-прежнему холодным и равнодушным.

– У меня четверо братьев, – отвечал Флетчер, – и я второй по старшинству.

– Вы скучаете по ним, лейтенант?

– Да, очень.

Вера уже открыла рот, чтобы с иронией пожелать ему скорейшего возвращения к семье, на родину, но что-то в тоне Флетчера заставило ее остановиться. Он говорил так искренне, что вместо заготовленной фразы она вполне дружелюбно сказала, что у нее тоже есть младший брат.

– Он столяр-краснодеревщик и живет в Спрингфилде.

– Прекрасная профессия, и очень доходное дело, – поддержал Флетчер.

– Ах, краснодеревщик, – прервал Флетчера мистер Джиллиан, вытягивая вперед шею, как гусыня, – ну так посоветуйте ему сменить занятие. Пусть научится делать гробы. Я думаю, они скоро понадобятся в большом количестве. Если, конечно, Ваши друзья-патриоты» – или как там Вы себя называете – не одумаются! Ведь я прав, лейтенант?

вернуться

1

«Рождественское полено» – большое полено для поддержки дров в камине под Рождество. Под праздник его используют для различных забав.

12
{"b":"18351","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сила притяжения
Хроники одной любви
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Древние города
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Колыбельная звезд
По желанию дамы
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире