ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вера ничего не ответила, пытаясь найти какую-нибудь подходящую причину для отказа и не находя ее. Но Айронс сразу заметил нежелание молодой женщины и не стал настаивать. Он сделал несколько шагов назад, и теперь Вера могла видеть всю его высокую фигуру, освещенную солнцем. При ярком свете стало заметно, как сильно потрепался в дороге его костюм. Лицо Айронса было в тени, но по его голосу Вера поняла, что он огорчен ее отказом.

– Простите еще раз, сударыня, – продолжал он, – я не должен был беспокоить Вас этой просьбой.

– Ну что Вы, мистер Айронс, – воскликнула Вера, – я буду очень рада, если Вы поедете со мной. Садитесь , пожалуйста.

И в подтверждение своих слов Вера отодвинула шляпную коробку в угол кареты, а сама подвинулась на край скамейки, подобрав юбки.

Айронс молча сел напротив и вздохнул с облегчением. Наконец-то он мог вытянуть уставшие ноги и немного отдохнуть. Он захлопнул дверцу и приказал кучеру трогать. Карета медленно покатила через ворота, мимо заграждений и вереницы английских солдат, стоявших в три ряда вдоль дороги.

Не прошло и нескольких минут, как Вера пожалела о своем опрометчивом решении. В присутствии этого незнакомого мужчины она чувствовала необъяснимое смущение. Это было совершенно непохоже на нее. С большим трудом она заставила себя повернуться к незнакомцу и посмотреть ему в глаза. Его взгляд, обращенный прямо на Веру, только усилил ее беспокойство. Но молодой человек добродушно улыбнулся, сложил руки на груди и закрыл глаза.

Вера облизнула пересохшие от волнения губы и взглянула в окно. На улице все было красно от ярких английских мундиров. Они всегда внушали ей отвращение: ей казалось, что они обагрены кровью тех, кто сражался за свободу Америки.

Молодая женщина отвернулась от окна и прикрыла лицо руками. Беспокойство не оставляло ее. Вера не могла не думать о своем соседе. Он задремал, и теперь она могла спокойно и внимательно рассмотреть молодого человека.

Незнакомец был очень красив даже сейчас, несмотря на очевидную усталость и грязный костюм. Лицо с тонкими чертами было мужественным. Темные брови разлетелись, как два крыла, а чеканный профиль напоминал изображение на старинных монетах. Судя по одежде, молодого человека можно было отнести к той многочисленной категории дельцов и коммерсантов, которые потеряли часть своего благосостояния после начала блокады. Его нельзя было принять ни за богача, ни за человека, обладающего значительной властью.

После некоторых размышлений Вера пришла к выводу, что он был английским купцом. Но ее не должны интересовать английские купцы! Что с ней происходит, в самом деле. Все англичане – эти проклятые тори – ее враги!

Что за непонятный интерес к совершенно незнакомому мужчине. Ни один из них не волновал Веру с тех пор, как три года тому назад умер ее муж. В конце концов, что ей за дело купец он или нет?

Вера приоткрыла занавеску и выглянула в окно. Холодный ветер освежал ее горящие щеки, растрепал локоны, выбившиеся из-под чепца. Ветер принес запахи родного дома, ради которого она оставила знакомые с детства места, где была так счастлива когда-то.

Вера закрыла окно, сняла перчатки и стала поправлять волосы окоченевшими от холода пальцами. Бросив случайный взгляд на молодого человека, она с удивлением обнаружила, что он не спит, а пристально смотрит на нее.

– Я разбудила Вас, – сказала Вера. – Простите, пожалуйста.

– Я вовсе не спал, – откликнулся Айронс, – так что Вы меня не потревожили. – Голос его был мягким, почти нежным.

Вера пришла в смущение, поняв, что молодой человек заметил ее изучающий взгляд.

– Так Вы не спали, сударь?

– Нет, совсем нет, – ответил молодой человек. – Мне очень жаль, – продолжал он, – что мы не были представлены друг другу как полагается. Вы уже знаете, как меня зовут. Назовите, пожалуйста, Ваше имя.

После недолгих колебаний Вера решила назвать себя.

– Я миссис Уильям Эшли, – произнесла она, все еще не оправившись от смущения.

– Эшли? Какая знакомая фамилия. Скажите, пожалуйста, чем занимается Ваш муж? Возможно, мы встречались с ним.

– Вряд ли, сударь. Мой муж скончался.

– Ради Бога, простите меня, пожалуйста. Они замолчали. Вера разглаживала свои перчатки, лежащие на коленях, и старалась не смотреть на соседа. Она боялась пошевелить ногой, чтобы не задеть его колено, которое почти касалось ее.

Первым прервал молчание Айронс.

– Миссис Эшли, я, к сожалению, слышал весь Ваш разговор с капитаном там, у ворот, – начал он. – Скажите, Вы всегда так откровенны?

– Что Вы имеете в виду, мистер Айронс? Вера вызывающе взглянула на собеседника и начала в волнении мять кожаные перчатки.

– Я хотел только напомнить, что Вы затронули очень опасную тему. Пожалуй, женщине лучше бы вообще в нее не углубляться. Поймите, то, о чем вы говорили, связано с военными вопросами. Вас могли бы обвинить в измене.

Каждый раз, когда речь заходила об отношении Веры к родине, она не могла оставаться равнодушной, а тем более сейчас, когда об этом говорил англичанин.

Вера выпрямилась с суровым выражением лица.

– Почему Вы считаете, что я не имею права спокойно вернуться в свой собственный дом? Разве я преступница? Почему я должна терпеть оскорбления? Мне трудно понять, о чем Вы говорите!

– Но, миссис Эшли, – остановил разгорячившуюся женщину Айронс, – я хотел сказать совсем другое. Может быть, я понял Вас не совсем правильно, но поверьте мне, когда Вы заговорили о пушке, украденной в Бостоне, у многих возникли подобные подозрения. Создалось впечатление, что Вы знаете об этом деле гораздо больше, чем следовало бы. Ни один британский офицер, чей долг предотвращать подобные преступления, не может отнестись спокойно к Вашим словам.

– На что Вы намекаете, мистер Айронс?

– Поверьте мне, я ни на что не намекаю и ни в чем Вас не подозреваю. Я только хочу предостеречь Вас. Ведь такой случай может повториться, и вы легко можете лишиться своих вещей.

– Вы хотите сказать, что их конфискуют! – возмутилась Вера.

Айронс усмехнулся в ответ.

– Да нет же, сударыня. Я говорю совсем о другом. Представьте себе, что Вы снова решили покинуть Бостон, и ваш багаж снова будут обыскивать. Я думаю, Вам бы этого не хотелось, не правда ли?

Последнее замечание неожиданно развеселило Веру. Она от души рассмеялась, глядя на изумленного Айронса: «Если бы он только знал, как был прав!»

– Вы так добры, господин Айронс, – сказала она, переведя дыхание и успокоившись. – Надеюсь, это было просто очередное предостережение и, пожалуйста, простите мне мою резкость. Я должна быть Вам благодарна.

– Всегда рад помочь Вам, миссис Эшли, – ответил Айронс, улыбнувшись. – Честно говоря, я никак не ожидал услышать Ваших извинений.

Он подвинулся в угол кареты и положил ногу на сиденье. Всю дорогу Айронс потихоньку массировал колено, видимо, оно беспокоило его. Но Вера этого не заметила. Она видела перед собой красивого сильного мужчину и, кажется, начинала впервые за много лет терять контроль над собой.

– Но почему же? – спросила Вера, нахмурившись.

– Я заметил, что, когда речь заходит о Ваших убеждениях, Вы проявляете удивительное упорство.

– Попросту, Вы хотите сказать, что я упряма, – ответила Вера сухо.

– Да, пожалуй.

– Слишком самоуверенна?

– Возможно, – охотно согласился Айронс.

– И к тому же еще и зла, не так ли?

– Вполне возможно.

Эта маленькая стычка доставляла Вере удовольствие. Она с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться.

– Поверьте, мистер Айронс, – воскликнула Вера, – мне не свойственны эти пороки!

– Неужели я ошибся?

– Но, во всяком случае, не все из перечисленных. Айронс взглянул на Веру, и улыбка осветила его лицо.

– Надеюсь, что я ошибался.

Молодые люди радостно смотрели друг на друга. Они оба наслаждались поездкой вдвоем и шутливой беседой. Вера уже давно не чувствовала себя так легко и свободно. Она ехала одна с незнакомым мужчиной и позволяла себе флиртовать с ним. Этого с ней не случалось очень давно. Она не разрешала мужчинам оказывать ей внимание.

3
{"b":"18351","o":1}