ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Homo Deus. Краткая история будущего
Я тебя хочу
Уроки трансфигурации: Суженый в академии
Иван Грозный. Сожженная Москва
Готовим без кулинарных книг
Подари мне чешуйку
Мой Лигр
Чизкейк внутри. Сложные и необычные торты – легко!
Северное сияние
A
A

1/ высотная болезнь пилота;

2/ звуковая волна, делающая невозможным нормальное пилотирование;

3/самопроизвольное изменение угла отклонения горизонтальных рулей (причина гибели Me 262 V2) или повреждение механизма управления горизонтальными рулями;

4/ превышение предельной величины числа Маха.

Чтобы точнее выяснить причину катастроф, было решено провести ряд исследовательских полетов под наблюдением специалистов из DVL (Deutsche Versuchsanstalt fur Luftahrt). Как в ходе них, так и в боевых условиях обнаружено, что после достижения определенной скорости появляется громкий шум. Специальные приборы, размещенные в кабине опытного Me 262, зарегистрировали целый ряд звуковых волн, не поддающихся попыткам точной локализации. Этой проблемой занимались и врачи, и специалисты из различных фирм, однако до конца войны исследования не закончились. Заводские пилоты Лиднер и Гофман, участовавшие в программе экспериментов, после каждого полета чувствовали сильную физическую и психическую усталость. Появлялись у них и симптомы «высотной болезни»: бессонница, сверхвозбудимость, состояние страха, потеря равновесия и т. п. Кроме того, эти проявления были необычайно сильными и часто требовали врачебного вмешательства. Что касается неполадок с горизонтальными рулями, то их попытались устранить дублированием управляющей ими электрической системы; но несмотря на это аварии продолжались.

Полетные тесты проводились по одной и той же схеме. Сначала самолет поднимался на высоту 10000 м. После её достижения в горизонтальном полете переходил к разгону при максимальной тяге двигателей. При этом требовалась точная синхронизация тяги обоих Jumo 004, поскольку даже минимальная разница легко приводила к отклонениям от курса. Этому можно было бы противодействовать соответствующей перестановкой триммера, но на больших скоростях он оказывался неэффективным. После достижения максимальной скорости машина осторожно переводилась в пикирующий полет, поддерживая максимальную тягу двигателей. В зависимости от угла пикирования на высоте 7000 м скорость была различной. В это время начинали давать о себе знать первые эффекты приближения к звуковому барьеру. Сначала слышался сильный грохот, вскоре переходящий в громкий треск, напоминающий барабанный бой. Эти звуки весьма отрицательно действовали на пилота, особенно слышавшего их впервые. Чаще всего он начинал ощущать сильный страх, даже чисто «физически». Первоначально подозревали, что этот шум возникает из-за завихрений воздуха, обтекающего большой фонарь кабины пилота. Однако такое же явление наблюдалось на самолете Me 262 с аэродинамическим фонарем (V9 и S2 во время рекордного полета Герлициуса).

Me 262 последняя надежда люфтваффе Часть 2 - pic_9.jpg

Еще два снимка «швальбе» W.Nr. 500071 фенриха Мушке на аэродроме Дубендорф в Швейцарии. Обращает на себя внимание повторенная на створке передней стойки шасси цифра «3».

Me 262 последняя надежда люфтваффе Часть 2 - pic_10.jpg

При скорости 950 км/час (Ма=0,85) самолет резко «валился» на нос и переходил в неконтролируемое пикирование под углом около 15°. Корпус при этом начинал вибрировать, а нос колебаться. Период таких колебаний, при которых нос поднимался и опускался на 10º вверх и вниз, составлял 2 секунды. Это явление пилоты и специалисты назвали «1а Machstoss» (удар Маха 1а). Одновременно на ручку управления начинали действовать такие большие моменты сил, что сдвинуть её было необычайно тяжело и приходилось это делать двумя руками. Величина прилагаемых усилий оценивалась в 40–50 кг. Начиная с высоты 7000 м пилот изо всех сил тянул ручку, и на 4000 м при скорости 900 км/час машина выводилась из пике. При этом не следовало пользоваться триммерами рулей высоты, а только самими рулями. Триммеры выставлялись на земле перед стартом. Одному из тест-пилотов удалось вывести самолет из пике на высоте 1500 м при скорости 850 км/час и перегрузке, достигшей восьми «же». Наивысшую скорость во время этих тестов развил Гофман, разогнавшись до 980 км/час (Ма=0,875).

Результатом исследований было сформулирование предложений и рекомендаций для пилотов «швальбе». Согласно ним, до скорости 800 км/ час самолет пилотируется без проблем. При превышении этой скорости необходимо было отклонить руль высоты так, чтобы компенсировать тенденцию к опусканию носа. Скорость 900 км/час не следовало превышать.

Следующем явлением, обнаруженным тест-пилотами, был так называемый «1b Machstoss» (удар Маха 1b). Это было мгновенное (0,5 секунды!) сваливание самолета на крыло на большой скорости, «1b Machstoss» имел несколько причин, из которых важнейшими были: отрыв закрылков, чересчур резкий выход из пикирования и прохождение машины через слои воздуха с различной температурой.

Обеспечение остойчивости самолета при очень больших скоростях полета было, как видно, исключительно трудной задачей. Испытания проводились как на предсерийных машинах с полотняным покрытием рулей высоты, так и на серийных с металлическим покрытием. Пробовали использовать более толстый профиль рулей и стабилизаторов, на одном самолете (вероятно, вновь на V056) испытали длинный аэродинамический гребень, проходящий от фонаря кабины пилота до вертикального киля (это решение в конце концов не принесло желаемого результата). Для предупреждения эффектов, появляющихся при полетах с высоким числом Маха, решено было применить пассивную защиту в виде светового и звукового сигнализаторов о приближении к опасной скорости. Имелся также замысел о сопряжении такого сигнализатора с тормозами, ограничивающими скорость без необходимости вмешательства пилота.

Me 262 последняя надежда люфтваффе Часть 2 - pic_11.jpg

Автомашина Опель «Blitz» — цистерна с топливом J2 для двигателей Junto 004. Me 262, который как раз заправляется, это «белый 6» из III./EJG 2.

Описанные исследования остойчивости самолета при полетах на больших скоростях проводились на переломе 1944-45 гг. Однако Мессершмитт уже в 1940 г. проектировал перспективные варианты самолетов со стреловидным крылом. В апреле 1941 г. был готов даже аванпроект такого крыла с углом стреловидности 35°, но работы были остановлены в виду необходимости сосредоточиться на машине, производство которой вскоре начиналось. После возникновения проблем, связанных с большими скоростями, вернулись к прежней идее, поскольку крыло со значительной стреловидностью лучше вело себя в таких условиях, что подтвердили тесты в аэродинамической трубе. Планировалось даже сотрудничество в исследовательской программе с фирмами Хейнкель и DFS. Построили 24 модели в масштабе 1:5 самолета, обозначенного Р 1068, который должен был быть реактивным бомбардировщиком со стреловидным крылом. Его конструкция в значительной степени опиралась на планер Me 262. Со стороны Мессершмитта в испытаниях со сбросом моделей с самолета наблюдал доктор Эрбен, со стороны DVL — доктор Гетхерт. Руководил испытаниями профессор Руден из DFS (Айнринг). Начались они 10 февраля 1944 г., и их целью было исследование остойчивости самолета в полете с большим числом Маха.

Чуть позже, 16 февраля, так называемая «группа Зейца» из конструкторского бюро в Обераммергау представила программу, целью которой было создание свехскоростного самолета на базе Me 262. Для разработки новых машин «швальбе» был отличным отправным пунктом и давал возможность сбора информации, необходимой для дальнейшего продвижения вперед. Программе Зейца присвоили наименование Hochgeschwindigkeit (Высокоскоростной) — сокращенно HG. Её реализация должна была проходить в три фазы, обозначенные HG I, HG II и HG III.

Me 262 последняя надежда люфтваффе Часть 2 - pic_12.jpg

Me 262 A-Ia (W.Nr. 111617) «белый 9». Самолет, прежде чем попасть на это «кладбище», служил в III./EJG 2.

Me 262 HG I

На этом этапе предусматривалось модификация стандартного Me 262. Для этого на испытания был возвращен прототип Me 262 V9 (W.Nr. 130004, VI+AD). 1 октября 1944 г. его передали на завод, где он получил новый пониженный фонарь кабины (так называемый Rennkabine — гоночная кабина), скошенное назад горизонтальное оперение и увеличенный вертикальный стабилизатор с рулем направления. Тесты V9 в такой конфигурации начались 18 января 1945 г. в Лагер-Лехфельде, а пилотом был Карл Баур. Самолет получил обозначение Me 262 HG I. Приплюснутый фонарь кабины с малым аэродинамическим сопротивлением не получил одобрение летчика. Прежде всего он еле умещался в ней и должен был буквально «втягивать голову в плечи», чтобы не удариться о фонарь. И так не лучший обзор вперед еще более ухудшился. Самолет выполнил пять экспериментальных полетов, во время которых возникли проблемы с остойчивостью, вызванные новой хвостовой частью. По возвращению на завод вертикальный стабилизатор сменили на стандартный. В марте 1945 г. Me 262 HG I выполнил еще 20 полетов с Бауром и Линднером за штурвалом.

3
{"b":"183557","o":1}