ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да? – откликнулась Джесс, стараясь придать непринужденность голосу.

– Так вот где вы работаете? – Он посмотрел на здание, из которого она вышла.

Джесс кивнула. Внезапно ей стало нечем дышать. Он выглядит слишком беззаботным. Значит ли это, что ему ничего не известно? Или Кэлехен все знает и намеревается съесть ее живьем?

– Я не знаком с вашей фирмой. Чем вы занимаетесь?

Что делать? Джесс не может сказать ему правду. Это произведет такой же эффект, как красная тряпка на быка.

– Всем понемногу. А вы что здесь делаете?

– Пришел повидать вас.

Она не смогла сдержать улыбку.

– Я думала, что наше свидание состоится вечером.

– Да. Но я не мог дождаться.

Жаркая волна пробежала по телу Джесс. Каждый нерв в ней затрепетал от слов Кэлехена.

Алекс опустился на колени.

– Джесс, окажете ли вы мне честь быть моей невестой в течение следующих нескольких недель? – Он ловко надел ей на палец кольцо. В удивительных синих глазах затаилась нежная улыбка.

Она перевела взгляд с лица Алекса на брильянт, искрившийся в солнечном свете всеми цветами радуги. В розовом камне овальной формы было не менее двух карат.

Сердце тяжело забилось у нее в груди. Господи!

Если бы это было на самом деле! Если бы это был честный, надежный мужчина, который бы по-настоящему любил ее…

– У нас должен быть испытательный срок. Что заставило вас объявить о помолвке сегодня?

Алекс поднялся и стряхнул пыль с брюк.

– Я не мог дождаться, когда же, наконец, начнется наша помолвка.

– Мне нужно идти. У меня работа.., люди ждут, поспешно проговорила Джесс.

– Конечно. – Алекс наклонился и легким поцелуем коснулся ее губ.

– Зачем? – прошептала она.

– На всякий случай. Вдруг за нами наблюдают?

И он ушел. Оставил ее с лихорадочно бьющимся сердцем и телом, снедаемым неодолимым желанием…

Алекс поправил галстук, чувствуя себя как восемнадцатилетний мальчишка, идущий на свое первое свидание.

Черт, он не имеет представления о том, что замышляет Джесс. После того как прошлым вечером она отказалась присутствовать на его встрече с клиентами, ему пришлось обдумать предположение Лукаса о мотивах Джесс.

Шпион не упустил бы такую возможность; но почему она избегает разговоров о своей работе?

Либо Джесс чрезвычайно умно манипулирует им, либо действительно состоит в организации «Женщины против бабников» и то, что она работает в рекламе, является простым совпадением.

Выражение лица Джесс, когда он надел кольцо ей на палец, не поддается описанию. Сияние глаз и нежность, которой проникнуто все ее существо, делают почти невозможной дальнейшую игру.

Ему пришлось приложить усилия, чтобы уговорить ее выйти с ним на люди. Он хотел признаться, что ему нужна она, а не Наташа, но нужные слова не шли на язык. Еще не время.

Джесс открыла дверь. Длинное черное платье облегало невероятно соблазнительные округлости ее фигуры. Алекс с трудом удержался от желания провести руками по гладкой ткани. Глубокое декольте явило его восхищенному взору заманчивую ложбинку между грудями.

Она зачесала волосы наверх, уложив их на макушке в пучок. Легкие шелковистые пряди, выпавшие из прически, ласково касались ее щек. Темно-красная губная помада подчеркивала блеск изумрудно-зеленых глаз, которые смотрели на Алекса с таким выражением, что у него перехватило дыхание.

Черт, он тонет в этом взгляде. Ему хочется погрузиться в него и нежиться в его тепле…

– Итак? – пробормотал он. – Готовы к испытанию?

– Конечно. Мы идем в какое-нибудь особенное место?

– Ужин в «Бонди айсберге». – Рука Алекса легла ее талию, когда она заперла дверь, и он ощутил, как кровь жарче побежала по его жилам.

Джесс отстранилась и пошла впереди него, чувственно покачивая бедрами. Вся ее спина была обнажена. Платья там просто не было. Каким-то образом оно удерживалось у нее на шее и начиналось от ягодиц, ниспадая до пола.

Он с трудом проглотил набежавшую слюну.

– Вы не очень разговорчивы, – бросила Джесс через плечо. – Решили играть роль сильного, молчаливого героя, чтобы случайно не сказать что-нибудь в вашем духе и не дать мне возможность улизнуть?

Алекс не смог сдержать улыбку. Нужно воздать ей должное за легкость, с какой она разрядила обстановку.

– Возможно. Или просто потому, что ваша невероятная красота вывела меня из равновесия.

– Льстите?

– Немного, – весело согласился Алекс, пытаясь сосредоточиться на ее словах, а не на желании, вспыхнувшем в его чреслах. – Я хочу понять, как вам удается взволновать меня.

– Ой, я забыла сумочку, – воскликнула Джесс, поворачивая назад. – Не знаю, о чем я думала. У меня сегодня весь день голова не работает.

Алекс пошел вслед за ней. Если она хотя бы немного увлечена им, как он ею…

– Извините, что взвалил на вас все это. Я понимаю, что вам неприятно проводить со мной время.

Она пожала плечами и открыла дверь.

– Переживу.

– Надеюсь, общение со мной не вредит вашему положению в «Женщинах против бабников»?

– Я об этом не подумала, – донесся из комнаты голос Джесс.

– А вы подумали о том, что может сказать ваш отец, увидев объявление о помолвке? Наверное, будет трудно объяснить ему ситуацию, – заметил Алекс, глядя на дверь спальни. – Я помогу, если вам нужно, чтобы я поговорил с ним.., об этом. О нас.

Алекс прислушался. Из спальни не доносилось ни звука.

С лихорадочно бьющимся сердцем он направился в спальню Джесс.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Джесс содрогнулась. Слова Алекса поразили ее в самое сердце. Ее охватило чувство раскаяния и сожаления.

Папа. Ни разу с тех пор как Алекс сделал ей «предложение», она не подумала, как отреагирует отец на ее намерение выйти замуж за врага. За человека, который разрушил его бизнес.

Джесс тяжело опустилась на кровать.

– Джесс?

Она подняла глаза на мужчину, стоявшего в дверях. Конечно, если бы отец знал его…

Господи, о чем это она? Это не настоящая помолвка, а игра, которая продлится всего несколько дней. Нет никаких оснований для того, чтобы отец узнал, какой это добрый и мягкий человек, несмотря на его большую тупую голову, которую он носит с высокомерным видом.

Всему придет конец, как только Алекс получит то, что хочет, и она снова останется ни с чем, одинокая и неприкаянная.

Комок встал у нее в горле, и на глаза навернулись жгучие слезы.

– Эй, – прошептал Алекс, подходя к ней. Опустившись на колени, он накрыл ее руки ладонями. – Мне жаль.

Ей тоже. Жаль, что не может угодить отцу; жаль, что ее бизнес не такой успешный, как у него; жаль, что умерла ее мать, а не она.

– Я хочу, чтобы он замечал меня. И то, чем я занимаюсь. Но все, что я делаю, не имеет для него никакого значения. Никакого.

Алекс погладил большим пальцем кольцо, которое подарил ей.

– Вот это он, возможно, заметит.

Джесс кивнула, пытаясь остановить глупые слезы. Все может оказаться еще хуже – если только она не расскажет отцу правду… Но в чем заключается эта правда? В том, что она пытается тайно навредить врагу? В том, что она помогает ему? Или в том, что она не устояла перед его улыбкой и поцелуями?

– Все, что отца волнует, – это то, как он потерял свой бизнес. Он говорит только о том, что справедливость должна быть восстановлена.

Алекс пожал плечами.

– Возможно, на самом деле он винит себя в смерти вашей матери.., и у него такое чувство, будто он не заслуживает процветающего бизнеса…

– Что? – вздрогнула Джесс и, подняв голову, посмотрела в голубые глаза Алекса.

– Думаю, он сознательно разрушал свое дело, пояснил он, поглаживая руки Джесс и наполняя ее своим теплом. – Если бы мне пришлось потерять женщину, которую я любил бы больше собственной жизни… Возможно, я бы сожалел, что тратил время, занимаясь бизнесом, вместо того чтобы посвятить его ей.

– А я? – Джесс закусила губу. Сердце глухо стучало у нее в груди. – Почему он игнорирует меня?

21
{"b":"18357","o":1}