ЛитМир - Электронная Библиотека

Изабелла крайне возмутилась грубым упоминанием об изуродованном лице Анвре и скрестила руки на груди.

– Я думала, что ты... Разве не ты принес нам тех птиц?..

– Их поймал Анвре. Это он умелый охотник. Костер начал разгораться, и Роже подбросил в него немного сухой травы и несколько тонких веточек, чтобы поддержать огонь.

– Не дай ему погаснуть, – сказал он и, взяв топор, пошел в лес.

Изабелла застыла на мгновение, однако, почувствовав на себе взгляд Тилли, занялась сбором веток и небольших сучьев для костра. Она время от времени поглядывала на тропу, ожидая появления Анвре и желая, чтобы это произошло поскорее.

– Вы думаете, он вернется? – спросила Тилли. Ее вопрос потряс Изабеллу, хотя она заставила себя оставаться внешне спокойной. Зачем Анвре возвращаться? У него гораздо больше шансов выжить, если он продолжит путь в одиночку. Он не нуждался ни в ней, ни в Тилли, и, уж конечно, Роже не был ему подмогой. Без них он бы передвигался гораздо быстрее и незаметнее, обходя труднопроходимые места.

Изабелла обхватила себя руками, внезапно ощутив холод. Не желая, чтобы Тилли увидела беспокойство, вызванное ее вопросом, она отошла от места, которое они выбрали для лагеря, и устремилась в направлении, противоположном тому, в котором исчез Роже.

Сердце Изабеллы сжимали ледяные тиски. Она судорожно втянула воздух, сдерживая слезы. Наступили сумерки, и деревья по обеим сторонам тропы утонули в непроглядной тьме.

Она и остальные спутники, несомненно, были обузой для Анвре, но Изабелла знала, что он не покинет их. Как бы он ни противился тому, что невольно взял на себя ответственность за них, он сделает все возможное, чтобы обеспечить им безопасность. Такова его натура.

Она смахнула слезы, не желая верить в худшее. Вероятно, Анвре слишком далеко ушел от их тропы и потому не успел вернуться до наступления темноты. Конечно, это единственная причина его отсутствия. Но уж никак не то, что было между ними.

А может, все-таки именно это? Когда она заговорила о своих чувствах к нему, он поцелуями и безумными ласками заставил ее замолчать, не желая слышать ее душевные излияния.

Изабелла прижалась лбом к стволу дерева и постаралась дышать глубже, чтобы успокоиться, однако не могла сдержать слез. Нелепо плакать после всего того, что им пришлось пережить в последнее время.

– Изабелла...

Она повернулась на звук голоса Анвре. Он приближался к ней, вытянув вперед руки, и она не задумываясь бросилась в его объятия.

– Я так беспокоилась! – задыхаясь, произнесла она. Он обнял ее, согревая и успокаивая. Она прижалась лицом к его груди, прерывисто дыша. Его сердце гулко билось у ее щеки, горячее тело с запахом мускуса согревало ее, и Изабелла потеряла способность здраво мыслить.

Анвре взял ее за руки и попытался отстраниться. Изабелла посмотрела на него, едва различая в тусклом свете черты его лица.

– Я думала, что ты бросил нас, – сказала она дрожащим голосом. – Когда ты не пришел с наступлением темноты, я была...

– Я же обещал, что доставлю тебя в Англию, Изабелла.

– Да, но ты был так сердит на меня весь день.

– Я не злился, – возразил Анвре, и она услышала, как он тяжело вздохнул.

– Но ты был таким...

– Изабелла, между нами ничего не может быть, – сказал он, отступая на шаг назад. – Ты прекрасно знаешь это. Роже... Это его ты выбрала в качестве будущего супруга с одобрения отца. Даже если бы я пожелал взять тебя в жены, мне нечего предложить тебе.

Сердце Изабеллы мучительно сжалось, когда Анвре оставил ее. Она никогда не будет испытывать к Роже и к любому другому мужчине тех чувств, какие питала к Анвре, но он не желал быть с ней. Она приподняла край туники и вытерла слезы.

Анвре оглянулся как раз в этот момент, и ему стало не по себе, оттого что он заставил ее страдать. Однако он мог только сожалеть, что лишил ее невинности. Ему следовало быть более стойким и воспротивиться соблазну. Он должен убедить Изабеллу, что равнодушен к ней... хотя ему ужасно хотелось уложить ее на мягкие сосновые иголки и познать вместе с ней наивысшее блаженство.

Это никогда больше не произойдет, и чем скорее они смирятся со своим положением, тем лучше для них обоих.

Он пошел на запах дыма от костра и вскоре увидел Роже и Тилли, молча сидящих по разные стороны от огня. Оба казались чрезвычайно напряженными.

Вскоре к ним присоединилась Изабелла и заняла место рядом с Тилли. Изабелла не смотрела на Анвре, но он чувствовал, что она крайне огорчена. Она держалась скованно, но он знал, каким мягким и податливым было ее тело. Она подобрала под себя ноги, но он помнил, сколь гладкими и чувствительными они были под его руками и как она раздвигала их, отдаваясь ему.

Роже явно не заслуживал ее. Анвре сомневался, что этот парень когда-нибудь станет настоящим мужчиной. Роже не способен делать что-либо для собственного выживания, полагая, что все должны ему помогать, да к тому же выражал недовольство присутствием Тилли, замедлявшей их движение.

На щеке его виднелась ссадина от удара Анвре, хотя он серьезно не пострадал. По крайней мере теперь Роже попридержит язык в отношении Тилли.

Когда Изабелла поднесла руку ко рту и зевнула, Анвре подошел к повозке и вытащил из нее матрас. Он встряхнул его, чтобы расправить солому внутри, затем снова положил в повозку и сверху накрыл меховыми одеялами.

– Изабелла, вы и Тилли ляжете вместе на матрас. Роже и я устроимся рядом.

Роже проворчал что-то, но не стал возражать. Анвре взял мешки с продуктами, обвязал их веревками и подвесил на ветку дерева, находящегося в нескольких шагах от того места, где они расположились. Он не хотел привлечь едой животных, промышляющих отбросами.

Изабелла и Тилли приготовились лечь на матрас, тогда как Роже оставался сидеть у костра. Анвре взял меховое одеяло, завернулся в него и устроился под повозкой. Он повернулся на бок и попытался погрузиться в сон, но безуспешно, поскольку не ощущал Изабеллу в своих объятиях.

За прошедшие две ночи он привык спать вместе с ней, и сейчас без нее ему едва ли удастся уснуть.

На следующий день небо заволокло тяжелыми тучами. Анвре соорудил из шкур навес, чтобы защитить Тилли и Беллу, если начнется дождь. Но пока им везло. Несмотря на плохую погоду, они преодолели значительное расстояние в южном направлении и без особого труда пересекли местность, которую Анвре разведал в предыдущий день. Даже если они отклонились немного на восток или запад, он не сомневался, что вскоре они окажутся на дружеской территории.

– Смотрите, – сказал Роже, – вон там есть тропа, ведущая на восток.

Вчера Анвре не обнаружил ее. Или он упустил ее из виду, или они продвинулись дальше, чем он во время вчерашней разведки.

– Я устал тащить эту проклятую повозку по корням и кочкам в лесу, – пожаловался Роже. – Мы можем выйти на дорогу.

– Верно, – согласился Анвре. – Некоторое время можно двигаться в этом направлении без существенного отклонения от нашего курса.

– Я могу теперь идти пешком, сэр Анвре, – сказала Тилли. – Я понесу Беллу и сумку...

– Нет. Прошло всего четыре дня после родов. Ты поедешь на повозке.

Анвре мало беспокоило недовольство Роже, однако Изабелле тоже было тяжело идти по неровной почве. Она не жаловалась, хотя начала слегка прихрамывать. Он не сомневался, что заимствованные у Тилли башмаки натерли ей ноги, и сорвал по пути несколько стеблей растений, которые положил в угол повозки, чтобы потом использовать для припарки.

К концу дня заморосил дождь, и Анвре стал подыскивать подходящее укрытие в лесу по обеим сторонам дороги, как вдруг они вышли на небольшую поляну, на которой стояла церковь, сделанная из камня и древесины. Если она пуста, это будет прекрасным убежищем на ночь.

– Подождите здесь, – сказал Анвре. Он вытащил из-за пояса меч и осторожно двинулся к церкви, оставив спутников на тропе. Внезапно рядом с ним оказалась Изабелла, и в то же мгновение целый полк рыцарей окружил их подобно рою пчел, защищающих улей.

35
{"b":"18358","o":1}