ЛитМир - Электронная Библиотека

– Уверена, что хватит.

Кэтрин взяла у Реды кувшин и пошла обратно в замок. Она пыталась понять, почему старик относился к ней с такой неприязнью. Очень может быть, что и Сесиль столкнулась здесь с такой же враждебностью. Конечно, они обе нормандки, но ведь они всего лишь женщины и не имели никакого отношения к кровавым битвам за Англию.

Но следовало отдать старику должное. Он был не очень-то вежлив, но в приметах разбирался – погода быстро менялась, и по небу уже проносились темные облака, то и дело скрывавшие луну.

Кэтрин быстро поднималась по ступеням, глядя под ноги и обеими руками прижимая к груди кувшин. Ни в коем случае нельзя было споткнуться и разлить молоко. Тут резкий порыв ветра взметнул ее юбку, и в следующий миг девушка замерла, увидев перед собой лорда Эдрика.

– Где мой сын?! – рявкнул Эдрик. Он заметил, как Кейт вышла из замка вместе со служанкой. Но кто же остался с младенцем?!

– Он с Гвен, милорд, – ответила подоспевшая Реда. – Лора велела нам показать нормандке, где брать молоко.

Эдрик смерил служанку строгим взглядом. Затем забрал у Кэтрин кувшин и вручил его девице.

– Полагаю, у тебя есть чем заняться.

– Да, милорд. – Реда поспешила удалиться. Кэтрин направилась за ней, но Эдрик остановил ее, схватив за руку.

– Одна из служанок будет приносить Эйдану молоко. А тебе самой не следует выходить. И, конечно же, нельзя выходить с младенцем на холод.

Кэтрин попыталась высвободить руку, но Эдрик еще крепче ее сжал.

– Я не против… иногда выходить из замка, милорд, – пролепетала девушка. – А Эйдана можно закутать получше, не так ли, милорд?

«Если сделать еще один шаг, ее грудки коснутся моей груди», – промелькнуло у Эдрика. Он видел ее розовые сосочки, когда она склонилась над Брайсом, зашивая его рану. Даже тогда ему ужасно хотелось прикоснуться к ее груди, и он с трудом сдержался. Да и ножки у нее изумительные… Он представил, как эти ножки обвивают его, и ему вдруг почудилось, что он услышал ее страстные стоны.

Она чуть отстранилась от него, прижавшись к холодной каменной стене, но Эдрик не собирался так просто отпускать ее. Упершись одной рукой в стену, он провел пальцем по ее подбородку, затем по изящной шейке. Она облизала нижнюю губу и тут же прикусила ее.

– Значит, никто не ждет тебя в Раштоне?

Кэтрин медлила с ответом, как в тот раз, когда ее расспрашивал Дроган. Эдрик же смотрел на ее пухлые губки, ему казалось, он уже чувствует их вкус.

– Нет, милорд, никто не ждет.

«Какой у нее чудесный голос, – думал Эдрик. – Какой сладостный…»

Он заглянул ей в глаза.

– А мужа нет? – Эдрик вдруг понял, что перешел на шепот. Она отрицательно покачала головой, и он вздохнул с облегчением. – Выходит, я не позволил Леоду Фергюсону сорвать… цветок невинности?

Она судорожно сглотнула.

– Да, милорд, я девственница.

Сердце Эдрика гулко билось в груди. Он уже решил для себя, что не станет связываться с этой нормандкой, но его тело наотрез отказывалось внимать голосу разума. Обняв девушку за талию, он привлек ее к себе и медленно склонился над ней. Казалось, еще немного – и его губы коснутся ее губ, но тут за спиной у него послышались чьи-то шаги и голоса.

– Лорд Эдрик!.. – закричал Дроган. – Милорд!.. Эдрик отступил от девушки, и она тут же бросилась бежать.

Эдрик вздохнул и вопросительно посмотрел на приближавшегося к нему Дрогана.

– Так в чем же дело? – спросил он.

– Милорд, идемте скорее.

– Что случилось? – Эдрик поспешил следом за Дроганом.

– Погреб… бочки текут, эль по всему полу разлился.

– Как такое могло произойти?

– Не знаю, милорд. Но Освин послал за помощью всего несколько минут назад.

Они подошли к подвалу, и Эдрик, прихватив факел со стены, вошел первый. Запах эля тотчас же ударил ему в нос. Осмотревшись, он увидел мужчин, пытавшихся черпать разлившийся эль ведрами.

– Освин, у нас есть пустые бочки?

– Да, милорд. В хранилище за конюшней.

– Дроган, принеси еще ведер из кухни, – распорядился Эдрик. – А я за бочками.

Потребовалось немало времени и сил, но они все же спасли эль. Сколько сумели, конечно.

Потом слуги тщательно вымыли пол, а Эдрик пригласил двух главных советников – Освина и Дрогана – в свои покои. Здесь он обычно обсуждал с Освином хозяйственные дела и говорил с Дроганом о делах военных. И здесь же хранились книги для хозяйственных записей, а также все до единого письма с требованиями короля Вильгельма и отказы лорда Ги де Криспина.

– Это умышленное злодеяние, – заявил Эдрик.

– Да, на несчастный случай не похоже. Ведь кто-то же должен был вытащить все затычки из бочек, – заметил Дроган.

Эдрик уселся в кресло у стола.

– Но зачем кому-то понадобилось выливать эль? Дроган почесал в затылке. Освин же нервно расхаживал по комнате.

– Дабы приумножить наши несчастья и превратить зиму в унылую череду дней, – пробормотал управляющий. – Как будто у нас и без того мало бед.

– Так как же нам найти виновного? – спросил Эдрик. – Сегодня здесь половина деревни побывала. Любой мог спуститься в погреб и вытащить пробки.

Освин в задумчивости покачал головой:

– Я могу опросить всех, кто был здесь, милорд. Возможно, кто-нибудь заметил что-то подозрительное.

– Так и поступим, – кивнул Эдрик. – Другого способа я не вижу.

Эйдан все еще спал, когда Кэтрин вернулась в детскую. И Гвен тоже задремала. Кэтрин тотчас же разбудила служанку и отпустила ее. Оставшись в приятном уединении, она то и дело мысленно повторяла: «Лорд Эдрик чуть не поцеловал меня».

Девушка сняла шаль и повесила ее на спинку кресла. Затем раздула огонь в очаге. «Даже находиться рядом с ним – сладостная мука, – говорила она себе. – Но что же я почувствовала бы, если бы наши губы соприкоснулись?»

Кэтрин прижала к груди руку, стараясь унять сердцебиение. Ах, если бы не появился Дроган… Как далеко зашел бы Эдрик?

Щеки девушки вспыхнули. О Боже! Она ведь и впрямь сказала ему… призналась, что она девственница! Какой позор! Разве такое говорят едва знакомым мужчинам? О чем она думала?!

И вообще почему она не убежала от него сразу же? А может, он вовсе не собирался целовать ее? Ведь Эдрик только что похоронил красавицу жену и переживает из-за Брайса… Возможно, он не для того остановил ее, не для того коснулся ее лица и прижал к стене. Кто знает, что было у него на уме?

Она совершенно не разбиралась в мужчинах и могла ошибаться насчет чувств, которые всколыхнул в ней Эдрик. «Надо поскорее убраться отсюда, – напомнила она себе. – Ведь единственная причина моей задержки в Бракстоне – это малыш Эйдан».

Да-да, надо уходить отсюда побыстрее. Потому что слухи о ее чудесном спасении рано или поздно долетят до Кеттвика. И тогда она лишится выбора. Ей придется вернуться домой и предстать перед родственниками и знакомыми. А этого она совсем не хотела.

Эдрик уже собирался подняться к Брайсу, когда заметил в зале Лору с узелком в руках.

– Я слышала о происшествии в погребах, милорд. Эдрик взглянул на нее с удивлением:

– Неужели плохие вести так быстро разлетаются?..

– Да, милорд, – кивнула Лора. – Слова… они по ветру летят. Вот почему вам следует побыстрее выяснить, кто же такая Кейт на самом деле. Не надо дожидаться, когда ее родственники явятся сюда за ней.

Эдрику сейчас очень не хотелось думать об этом. Пожав плечами, он пробормотал:

– Кто она такая?.. Она Кейт из Раштона, вот и все.

– Но она не простолюдинка, и вы прекрасно это знаете.

– Допустим, знаю. Ну и что?

– Она сказала мне, что собирается в монастырь, что у Эвешем-Бридж.

– Она что, монахиня? Лора покачала головой.

– Эдрик, подумай как следует… Не притворяйся дураком.

Немногие в Бракстоне позволяли себе с ним столь фамильярный тон, и Лора являлась одной из них. Дочь начальника стражи, она выросла в старой крепости и была братьям как старшая сестра; в детстве их часто оставляли на ее попечение, хоть она и была всего на несколько лет старше Эдрика.

15
{"b":"18359","o":1}