ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кейт – если это ее настоящее имя – считает, что обесчещена и не может вернуться домой, – продолжала Лора.

– Глупости!

– Она нормандка, Эдрик. А ты знаешь, какие они…

– Да уж, не напоминай. Лора протянула ему узелок.

– Держи. Я уверена, что Кейт не ела ничего с самого утра. Может, отнесешь ей это? И заодно выяснишь что-нибудь, пока я буду перевязывать рану Брайса.

– В Раштоне наверняка решили, что она погибла. Лора отрицательно покачала головой:

– Если ее отец жив, он сделает все возможное, чтобы найти свою дочь.

Такие осложнения Бракстон-Фелл ни к чему. Особенно теперь, когда к ним едет Вулфгар Тредберг. Да и отец Сесиль мог пожаловать в любую минуту. Эдрик взял у Лоры узелок с едой и стал подниматься на второй этаж.

– Госпожа Лора! – раздался голос Дрогана. – Вас ждали сегодня!

– Мои извинения, – ответила целительница, поднимаясь по лестнице. Дроган направился за ней. – Я не хотела никого обидеть.

– К Брайсу идете?

Эдрик знал, что надо вернуть узелок Лоре и сказать, что она должна сама обо всем позаботиться. Но Дроган вряд ли обрадовался бы его вмешательству. И вот он уже шагает к детской, сейчас он снова увидит эту прелестную девушку…

Его собственные покои находились неподалеку от детской – Сесиль так и не удосужилась их обустроить. Его жену не интересовала даже колыбелька, которую сделали специально для будущего ребенка. И она не смастерила ни единой вещички для младенца. Странная женщина. Одно слово – нормандка.

Эдрик остановился у двери. Тишина. Он решил постучать, а не врываться без стука, как в прошлый раз. Но ответа не последовало. Он осторожно отворил дверь и переступил порог.

Ставни были закрыты. За окном чуть слышно шелестел дождь. Огонь в камине едва горел, но Эдрик все же разглядел лежавшую в постели Кейт. Девушка спала, и на ней была лишь тоненькая сорочка без рукавов.

Эйдан мирно посапывал рядом с ней, прижавшись к ее мягкой груди. Рядом лежал пустой кувшин из-под молока. Эдрик судорожно сглотнул при виде этой парочки. Ему очень хотелось прилечь рядом с ними.

«Успокойся! – приказал он себе. – Тебе нужно срочно сходить в «Серебряный дракон», к Фелиции. Утолишь свой голод и снова начнешь мыслить здраво».

Эдрик оторвал взгляд от кровати и положил узелок на стол. Завтра поутру Кейт найдет его там. Он подбросил дров в камин, стараясь все делать осторожно и не шуметь, дабы не разбудить Кейт с малышом. Но когда он повернулся, чтобы еще разок посмотреть на нее, то заметил, что глаза ее приоткрыты.

Эдрик точно знал, в какой момент она поняла, кто именно находится в комнате. В этот момент ее соски напряглись и приподняли тонкую ткань рубашки. Выходит, она желала его так же, как он ее. Девушка не сводила с него взгляда; в ее сонных глазах читался вопрос.

– Лора прислала тебе поесть. – В горле у него запершило, и он кашлянул.

Ее распущенные волосы рассыпались по пуховой подушке. Тяжелые веки создавали впечатление чувственности. Эдрик сделал шаг, еще один и присел рядом с ней, глядя, как она облизывает губы. Тут Эйдан запищал, и она погладила его по головке.

Эдрик же вдруг вспомнил давно прошедшее… Как-то раз, еще малышом, он вбежал в спальню матери и застал родителей в постели. Они лежали довольные и умиротворенные после любовных утех. Впоследствии он часто мечтал о том, что разделит такие же минутки со своей женой.

Увы, его супругой стала нормандская гарпия.

Кейт с грустью посмотрела на малыша.

– Как жаль, милорд, что ваш сын никогда не узнает своей матери.

Слова девушки вернули Эдрика в настоящее. Кейт – нормандка, и у них с ней нет будущего. Поднявшись на ноги, он направился к двери.

– Она сказала, жаль? – бормотал он себе под нос. – Эта женщина, оставив меня вдовцом, сделала мне одолжение. Настоящая ведьма… Без нее будет гораздо лучше.

ГЛАВА 7

Еще никогда Кэтрин не чувствовала себя такой одинокой. Она ужасно скучала по Изабель и по аббатству, скучала по добрым улыбкам всех, кто жил в Кеттвике. Здесь же с ней разговаривали только при крайней необходимости. Лишь Лора, Дроган и Брайс не были настроены враждебно.

Поведение же лорда Эдрика не очень-то ей льстило. И слепому было понятно, как он относился к нормандцам. Казалось, он терпел ее присутствие только из-за Эйдана. Тогда, у черного входа в замок, он всего лишь хотел унизить ее, хотел, чтобы она почувствовала свою беззащитность.

Она постарается впредь не допускать ничего подобного.

Покормив утром Эйдана, Кэтрин спустилась с ним в кухню, где ей дали хлеба с медом и чашку сидра. Там она встретила Гвен, но девушка по-прежнему держалась с ней холодно.

Нельзя больше терпеть подобное отношение. Нужно сказать Лоре, чтобы нашла новую няню и сообщила лорду Эдрику, что она уходит. Ничего, доберется как-нибудь до монастыря.

В надежде застать Лору у Брайса Кэтрин поднялась на второй этаж, но увидела в его комнате Эдрика и Дрогана. Стараясь избежать встречи, девушка повернула обратно, но Брайс окликнул ее:

– Эй, Кейт! Не можешь без меня, да? – Он ласково улыбнулся ей, и Кэтрин не решилась уйти.

– Присядь, милая, – сказал девушке Дроган. – И покажи нам младенца.

Кэтрин села в кресло рядом с кроватью. Каждой клеточкой она ощущала на себе взгляд ледяных глаз Эдрика.

– А он подрос, не так ли? – улыбнулся Дроган.

– Да что ты в этом смыслишь, приятель! – со смехом воскликнул Брайс.

– Э-э-э… Ну, у него, кажется, щечки появились, – в смущении пробормотал Дроган.

Брайс снова рассмеялся. Эдрик же молча повернулся к ним спиной и отошел к окну. Открыв ставни, он выглянул наружу, что очень походило на откровенный знак пренебрежения к Кэтрин.

– Вам уже лучше, лорд Брайс? – спросила девушка. Она старалась убедить себя в том, что ни в чем не виновата перед братьями. Напротив, если верить Лоре, она, Кэтрин, спасла Эйдану жизнь. Так чего же Эдрик злится?

– Если бы Лора позволила мне встать, я бы почувствовал себя еще лучше. – Брайс скосил глаза на брата. – И я бы выяснил, кто разлил эль.

– Оставь это Освину. Скоро мы все узнаем, – сказал Эдрик, не оборачиваясь.

– Кто-то разлил эль? – спросила Кэтрин.

– Какой-то негодяй зашел в погреб и вытащил все пробки из бочек, – объяснил Дроган. – Мы лишились доброй половины наших запасов эля.

– А что узнал Освин? – поинтересовался Брайс.

– Пока ничего, – проворчал Эдрик. – Но он опросит всех, кто был на поминовении покойной. Возможно, кто-нибудь заметил что-то подозрительное.

– Что же нам делать, Эдрик? Эля ведь на зиму не хватит. – Брайс нахмурился.

– Это самая меньшая из всех наших неприятностей. От приданого Сесиль остались лишь куры.

– Сесиль привезла в приданое… продукты? – Кэтрин не сумела скрыть своего изумления.

Эдрик резко развернулся и уставился на нее тяжелым взглядом.

– Зачем бы еще я стал связываться с нормандкой? Кэтрин судорожно сглотнула.

– Наши поля сожгли, и многие умерли бы от голода, если бы мы не договорились с бароном Ги о продовольствии.

– А что будем делать в этом году? – спросил Брайс. Эдрик скрестил на груди руки.

– Совершим налет на Фергюсонов и заберем у них все, что можно.

Брайс присвистнул. Эдрик же начал мерить комнату шагами.

– Он наш должник… Вот пусть и расплачивается за наши поля и леса и за твою рану.

– Опять война? Не пора ли остановиться? – сказала Кэтрин. – Снова погибнут люди. Или получат ранения, как лорд Брайс.

Мужчины уставились на нее в изумлении. Всем троим казалось, что они ослышались.

– Тебе ли отчитывать нас за наше желание отомстить Фергюсонам? – строго проговорил Эдрик.

В этот момент в комнату вошла Лора с подносом в руках. Увидев Эдрика и Дрогана, она нахмурилась.

– Разве я не говорила вам, что Брайсу нужен покой? Залившись краской, Дроган взял у нее поднос и поставил его на стол у кровати.

– Да, милая. Мы уже уходим.

16
{"b":"18359","o":1}