ЛитМир - Электронная Библиотека

Эдрик удвоил усилия и снова подхватил топор, когда к Тостигу присоединился Гилдас. Они заходили с двух сторон, но ничего от этого не выиграли – Эдрик одинаково умело сражался и мечом, и топором.

В какой-то момент он заметил Лору и Кейт, проходивших мимо. Они даже не взглянули в его сторону, но Эдрик, засмотревшись на нормандку, оступился и, не удержавшись на ногах, упал на одно колено. Тостиг и Гилдас тотчас же обрушили на него удары, которые в настоящем бою оказались бы смертельными.

– Проклятая девица, – пробормотал Эдрик сквозь зубы, – когда-нибудь она приведет меня к смерти.

ГЛАВА 9

– Мы можем оставить младенца с Гвен и сходить в деревню, – предложила Лора.

Кэтрин отвела взгляд от поля, где лорд Эдрик размахивал мечом и топором. Он был в мокрой от пота рубашке – ткань прилипла к его груди и плечам, и под ней вырисовывались могучие мускулы. Едва лишь Кэтрин взглянула на него, как по всему ее телу разлилось тепло – словно он коснулся ее рукой.

Стараясь не смотреть на Эдрика, девушка поспешила за Лорой. Заручившись поддержкой целительницы, которую в замке знали и уважали, Кэтрин распорядилась насчет мебели и сундуков из старого дома; их следовало перенести в новый замок, а позже она все рассмотрит и оценит, одежду же для Эйдана отдаст в стирку.

– Спасибо тебе, Лора, что постояла рядом, пока я разговаривала со слугами… На этот раз они уже были настроены не так враждебно.

– Я тут ни при чем. – Целительница пожала плечами. – Просто им нравятся твои манеры, вот и все. Похоже, они начинают понимать, что ты совсем не такая, как Сесиль.

Лора и Кэтрин прогулялись по деревне, то и дело, останавливаясь, чтобы с кем-нибудь поболтать. Саксы с подозрением смотрели на нормандку, но Лора неизменно втягивала ее в беседу, как будто Кэтрин собиралась прожить в Бракстоне всю жизнь.

Вскоре они миновали боковые ворота замка.

– Обитателей деревни не очень-то радует мое общество, – со вздохом пробормотала Кэтрин.

Лора снова пожала плечами:

– Но ты ведь нормандка… – Они обошли стайку гусей, подбиравших что-то с земли. – Видишь ли, ни для кого не секрет, что леди Сесиль не пользовалась у нас особой любовью. Мы знакомы с нормандцами лишь по полям сражений да по избалованной супруге лорда Эдрика. Но я уверена, что наши люди со временем примут тебя. Увидят, что ты не такая, как те немногие нормандцы, с которыми им приходилось сталкиваться, и изменят к тебе отношение.

Они подошли к небольшому домику, у которого их приветствовала высокая, суровая на вид женщина с седыми волосами.

– Кейт, это Элга. Она лучшая в Бракстоне ткачиха и мать моего покойного мужа. Мы живем вместе.

Кэтрин и Элга кивнули друг другу, и пожилая женщина пригласила гостью в дом. Хозяйка не выказывала враждебности, но вела себя сдержанно.

Лора взяла свекровь за руку.

– Покажи нам ткань, над которой ты сейчас работаешь, Элга.

Старуха провела их за плотную занавесь, отделявшую мастерскую от комнаты. У большого окна стояли две прялки. Здесь волшебные переплетения красочных нитей превращались в изумительные ткани. Вокруг стояли корзинки с мотками цветной шерсти и длинными деревянными спицами.

– Сначала из шерсти прядут нить, а потом Элга выбирает цвет и красит пряжу, – объяснила Лора. – И уже после этого получается ткань.

– Очень красиво, – заметила Кэтрин, с любопытством разглядывая прялки и материю. – Я никогда не задумывалась над тем, откуда берется ткань для моих нарядов.

Элга кивнула, но промолчала.

– А можно посмотреть, как вы это делаете? – Кэтрин боялась показаться навязчивой, но она действительно никогда не видела ничего подобного.

Хозяйка снова кивнула, и Кэтрин уселась поблизости.

– Значит, малыш ест только из ваших рук? – спросила старуха.

– Да, только из моих.

– Упрямый будет мальчишка. Если он выживет, конечно, – добавила Элга.

– Весь в отца, – заметила Лора.

Кэтрин в тревоге взглянула на целительницу. Она была уверена, что малыш непременно выживет. Скоро ему найдут другую кормилицу, и тогда, убедившись, что с малюткой все в порядке, она сможет покинуть Бракстон.

– Помнишь, как Эдрик с Сигхельмом подожгли хранилище, и Эдрик взял всю вину на себя? – спросила Лора.

– Он мужественно выдержал порку и не выдал своего сообщника, – с усмешкой проговорила Элга.

– И никто никогда не узнал бы о причастности Сигхельма, если бы тот сам не признался.

– Да уж, упрямец он, наш милорд. Никогда больше не склонит головы перед нормандцами.

– А разве у него есть выбор? – пробормотала Лора. – Дабы сохранить свои земли, он вынужден выполнять приказы нормандского короля, какими бы нелепыми они ни казались.

– Какие приказы? – поинтересовалась Кэтрин. Она слышала, что король Вильгельм суров, но справедлив.

– Подати, – сказала Элга. – Зерно, шерсть, воины… Ответ очень удивил Кэтрин.

– А королю известно о вашем плачевном положении? – спросила девушка.

– Конечно.

– Освин отправил немало писем в Винчестер, но ответы короля по-прежнему неутешительны, – пустилась в объяснения Лора. – В Бракстоне только одно распоряжение приветствуют – держать шотландцев в узде.

Наши люди с удовольствием делают это и без всяких приказов. И так было всегда.

– Но не все же приказания нормандцев раздражают, – проворчала хозяйка.

Это Кэтрин могла понять. Конечно же, неприятно выполнять по приказу то, что люди долгие годы делали добровольно. Бракстон и так будет защищать свои земли. Но с установлением нормандского правления поместье Эдрика стало считаться собственностью короля Вильгельма… «пожалованной» Эдрику в обмен на несение службы.

Тут послышался мужской голос, позвавший Лору. Кэтрин вместе с ней подошла к двери и увидела Дрогана с тележкой дров. Волосы воина были аккуратно причесаны, а борода тщательно приглажена; казалось, он специально привел себя в порядок перед визитом к Лоре – даже надел чистую тунику.

Кэтрин с завистью взглянула на молодую вдову. Должно быть, приятно чувствовать себя любимой. Дроган не говорил Лоре красивых слов и не осыпал ее комплиментами, но его поведение было очень красноречиво.

– Ночи уже холодные. – Он кивнул на тележку с дровами. – Это вам пригодится.

– Да, конечно. – В голосе Лоры зазвенели нотки, которых Кэтрин не слышала прежде, мягкие и ласковые. – Да, уже настоящая осень. Спасибо тебе, Дроган.

– Я… только сложу их вон там. – Он указал на небольшой сарайчик.

Лора молча кивнула и закрыла дверь; лицо ее горело.

– Этот мужчина просто обожает тебя, – с улыбкой сказала Кэтрин.

Лора в смущении отвела глаза.

– Я не понимала, что отказываю Дрогану, принимая ухаживания Ротгара. Дроган отступил, увидев, как я отношусь к Ротгару. Я и не подозревала… пока Элга не рассказала мне об этом через несколько месяцев после смерти Ротгара.

– Он хороший человек, Лора. Лучшего мужа тебе не найти. – Элга стояла у занавески, скрестив руки на узкой груди. И было очевидно, что ей стоило немалого труда произнести эти слова.

Лора потупилась и присела на скамью.

– Он добрый и любит меня. Но после Ротгара… Я хочу во всем как следует убедиться, прежде чем давать ему надежду.

– Хочешь убедиться?.. И что же тебе для этого требуется? – спросила Кэтрин. Когда она хотела «убедиться», то решилась на поцелуй с Джеффри, и молодой человек не оправдал ее надежды. А вот Эдрик вполне оправдал…

– Даже не знаю… – Лора вздохнула. – Мы с Ротгаром… У нас было такое, что его не так-то просто заменить.

– А может, и не надо заменять? – в задумчивости проговорила Элга. – С Дроганом будет что-то другое, но тоже хорошее.

– И это сказала ты, мать моего мужа? – Лора в изумлении уставилась на пожилую женщину. – Ты предлагаешь мне забыть его?

– Конечно, нет. – Элга покачала головой. – Но Дроган сможет подарить тебе детей, о которых вы с Ротгаром мечтали. Или ты собираешься остаток дней сохнуть по моему покойному сыну и горевать о том, чему никогда не бывать?

21
{"b":"18359","o":1}