ЛитМир - Электронная Библиотека

Эдрик очень надеялся, что нынешняя победа положит войнам конец. Бракстону требовалось время, чтобы возродиться. Поэтому завтра он пошлет своих воинов в Данфергюс, и они нанесут клану Фергюсонов последний удар, на сей раз сокрушительный. А за воинами потянутся повозки. Завоевав земли неприятеля, люди Дрогана нагрузят повозки зерном и другими припасами, необходимыми в Бракстоне.

Выкатившись за ворота, сражение вскоре умолкло. Когда все было кончено, Эдрик поставил коня в стойло и снял шлем. Теперь в голове у него была одна единственная мысль – вернуться побыстрее в замок и найти Кейт.

Он возьмет ее там, где застанет, и удовлетворит наконец страсть, полыхавшую в его крови с того самого момента, когда он впервые увидел ее.

Эдрик вышел из конюшни и зашагал к дому – к той, которая чудом спасла Бракстон-Фелл от разорения. Удача помогла ей убить Роберта Фергюсона. Фортуна явно благоволила к Кейт, и если эта девушка принесла в Брак-стон долгожданную удачу, о коей тут и думать забыли, то он, Эдрик, не станет отпускать ее.

Он спешил к замку, предвкушая ожидавшее его наслаждение. Он уже решил, что отведет Кэтрин в спальню и снимет с нее всю одежду, вещичку за вещичкой. Да, он обнажит ее тело и вопьется в него жадным взглядом. И, конечно же, одного-единственного соития будет недостаточно. Двух – тоже. Нет, он по-настоящему удовлетворит терзающий его голод, и тот наконец-то отступит.

Он хочет провести с Кейт всю ночь.

Казалось, в замке горел каждый факел; на ступеньках же толпились обитатели деревни. Торговец свечами, булочник, жестянщик и многие другие засыпали Эдрика вопросами – все хотели знать, что произошло. Эдрик не понимал, что все эти люди здесь делали, но по большому счету ему было все равно. Пусть Освин займется людьми, а он найдет Кейт и потащит ее прямо в спальню.

Он поднялся по ступенькам, но не успел открыть дверь, как та распахнулась, и он увидел в зале огромную толпу.

Эдрик стиснул зубы. Свидание с Кейт явно откладывалось.

ГЛАВА 12

Проводив юношей в детскую, Кэтрин спустилась в главный зал, к тем, кто искал здесь убежища. Их было так много, что некоторых она отправила в часовню и велела тихо дожидаться там вестей от Эдрика или его людей, дабы не мелькать лишний раз перед глазами Освина. Особое внимание она уделила семьям самых бедных – насмерть перепуганным родителям и детям, которым некуда было податься и нечем было питаться.

Не успели люди рассесться по скамейкам и погрузиться в молитвы о спасении, как в часовне появился отец Алгар. Святоша тут же накинулся на Кэтрин и принялся отчитывать ее за то, что она посмела осквернить Божий дом и привела сюда «всякий сброд».

– Отец мой, прошу вас! – Задыхаясь от ярости, Кэтрин попыталась увести священника, но тот в раздражении отбросил ее руку.

– Не трогай меня, нормандка!

Кэтрин попыталась успокоить этого человека.

– Прошу прощения, отец… – проговорила она. – Молю вас, пойдемте отсюда. Эти люди не причинят часовне вреда, а вы наверняка нужны в зале. Неужели вы не позволите обездоленным помолиться за лорда Эдрика?

Священник схватил ее за руку – она никак не ожидала от тщедушного человечка такой силы. И теперь в его глазах полыхала не просто злоба – это была ярость; причем до исступления его доводили не ее поступки, а ее происхождение.

– Да кто ты такая, чтобы отдавать здесь приказы?! На тебе печать проклятия! Чем раньше ты покинешь Бракстон-Фелл, тем лучше для всех. – Он указал в сторону притихших людей на скамейках. – В том числе и для них!

Кэтрин высвободила руку и шагнула к двери, но тут же замерла в смятении – на пороге стоял управляющий. Он видел ее стычку с преподобным Алгаром, но ничего не сказал, когда она, набравшись смелости, проскользнула мимо него в поисках более безопасного местечка.

Освин заговорил бы по-другому, знай он ее истинное положение в обществе… А может, и нет. Интересно, к Сесиль здесь относились с уважением или с таким же презрением? Конечно, враждебный настрой многих местных жителей немного смягчился, но только благодаря покровительству Лоры. Но ведь влиянию Лоры тоже имелся предел. Так что не следовало во всем полагаться на целительницу.

Кэтрин осторожно пробиралась сквозь толпу к лестнице, но пройти незамеченной в покои Брайса ей не удалось.

– Какие новости? – окликнул ее один из обитателей деревни.

– Никаких, – ответила Кэтрин. – Рано еще. – По крайней мере, она надеялась, что вестей от Эдрика нет именно по этой причине!

– Дым уже сюда проник, – проворчала какая-то старушка. – Раньше я его не чувствовала, но огонь, видать, совсем рядом. Враги подожгли деревню!

По толпе прокатилась волна паники. Нужно срочно их успокоить, решила Кэтрин. Поднявшись на несколько ступенек, девушка повернулась к людям.

– Разве лорд Эдрик не великий воин?! – прокричала она. – И разве ваши мужчины не самые сильные?! Так доверьтесь же им! И успокойтесь, успокойтесь!

Многие повернулись в ее сторону, и Кэтрин вновь заговорила:

– Как вы можете думать, что Фергюсоны одолеют ваших воинов? Могучий Дроган бьется плечом к плечу с лордом Эдриком, и они сражаются за Бракстон-Фелл!

Послышались возгласы одобрения, и Кэтрин, приободрившись, уже более уверенно продолжила свою речь.

Эдрик вошел в зал и увидел, что люди столпились у лестницы и внимательно слушают стоявшую на ступеньках девушку. А Кейт призывала поверить в воинов Бракстона и в скорую победу над врагами.

Эдрик невольно улыбнулся. Ничего подобного ему еще не доводилось слышать – нормандская дева успокаивала саксов и уговаривала их поверить в силу саксонских воинов.

– Ваши воины – самые сильные во всем королевстве! – вещала Кейт. – Разве вы не видели их в бою? Задумывались ли вы когда-нибудь, чем они рискуют ради вас?

Эдрик вдруг заметил, что Освин с перекошенным от злобы лицом направляется к Кейт. «И почему это он так бесится? – удивился Эдрик. – Пусть она и нормандка, но действует совершенно правильно».

Эдрик тоже направился к Кейт, и все почтительно расступались перед ним. Однако управляющий первым добрался до лестницы; он принялся что-то выговаривать девушке. Она побледнела и поджала губы. Но тут же взяла себя в руки и, отвернувшись от управляющего, вновь обратилась к людям:

– Вскоре ваши воины вернутся домой, и мы снова спокойно заживем за крепкими стенами Бракстона! – Кэтрин скосила глаза на Освина. – Именно этого хотел король Вильгельм, приказав возвести крепость!

Эдрик в который раз восхитился ее выдержкой и мужеством. И действительно, Кейт всю ночь вела себя как настоящая героиня. Она не позволила страхам взять над ней верх и сумела одолеть Роберта Фергюсона. Она позаботилась о безопасности Брайса и Эйдана, а теперь успокаивает людей, находя самые нужные слова.

Освин сошел со ступенек, и тут Кэтрин наконец-то увидела Эдрика. Она тотчас замолчала, прижав ладонь к груди, и глаза ее блеснули. На губах же заиграла робкая улыбка, а по щеке скатилась слезинка.

Эдрик кивнул девушке и поднялся на лестницу. Развернувшись к своим людям, нашедшим защиту в главном зале замка, он объявил:

– Битва закончена, Фергюсонов больше нет! Мы победили их. Победили окончательно! А теперь возвращайтесь в деревню и помогите тушить пожар!

Эдрик не удержался и обнял Кейт под радостные крики толпы. Он привлек ее к себе лишь на мгновение, а затем отступил на шаг. Ему предстоял серьезный разговор в Освином. Эдрик велел управляющему следовать за ним, толпа же начала расходиться.

– Мои поздравления, лорд Эдрик, – сказал Освин.

– Приберегите дифирамбы для нормандской девы, Освин. Именно она подняла тревогу и оповестила нас о штурме. – Он расстегнул латы. – И что еще удивительнее – именно она убила Роберта Фергюсона.

– Ну, это вряд ли, милорд, – пробормотал управляющий.

– Чистая правда. Фергюсон пробрался в детскую и попытался выкрасть Эйдана. А Кейт помешала ему.

Они вошли в комнату, и Освин спросил:

28
{"b":"18359","o":1}