ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы пришли с миром, Эдрик из Бракстон-Фелл.

– Это не ответ на мой вопрос! – прорычал Эдрик. Решив, что не стоит сейчас ссориться, добавил: – Наш замок славится гостеприимностью, но наши амбары пусты.

– Да, мы привезли еду.

– Тогда входите и будьте как дома.

За Вулфгаром последовали всадники – десятка три, не более; среди них были также женщины и дети. Кучка жалких скитальцев, да и только. Неужели именно на этих людей Освин возлагал свои надежды? Неужели он действительно считал, что они способны одержать победу над нормандцами?

Эдрик надеялся, что Освин, увидев это «войско», выбросит наконец из головы глупые идеи о поддержке восстания.

Тут к ним подъехал на коне управляющий и поприветствовал гостя:

– О, Вулфгар, встретиться с вами – большая честь. О ваших подвигах в Нортумбрии слагают баллады.

Сакс осклабился и проговорил:

– Да, верно, у нас было несколько чудесных стычек с нормандцами.

– Сгораю от нетерпения… Давно хочу узнать, каковы ваши планы, – продолжал Освин.

– Да, планы имеются, – ответил Вулфгар. Повернувшись к Эдрику, проговорил: – Ваши земли, милорд… Все погибло. Какую же помощь оказал вам нормандский король?

– Никакой, Вулфгар. Мы в Бракстоне сами все решаем.

– Да, но…

– Наши поля и леса сожгли скотты. И мы расправились с ними. Помощь короля Вильгельма нам не требуется.

Вулфгар поджал губы и задумался. Потом обернулся и подозвал к себе молодую женщину из задних рядов.

– Оделия! Иди сюда и поздоровайся с хозяином. Юная дева пришпорила коня и остановилась рядом с Вулфгаром.

– Моя дочь Оделия.

Она была по-саксонски прелестна – голубые глаза и желтые косы, уложенные вокруг головы. Одета же довольно просто – темно-красная юбка да незатейливая коричневая накидка.

– Здравствуйте, леди Оделия. Добро пожаловать в Бракстон-Фелл.

Она улыбнулась и отвесила изящный поклон, но Эдрик не проявил к ней интереса.

– Рада познакомиться, милорд, – проворковала девушка, но Эдрик так привык к нежному голоску Кейт, что слова Оделии показались ему вороньим карканьем и резанули слух.

– Ваши воины могут расположиться в бараках. – Эдрик повернулся к Вулфгару. – А женщины и дети… Мой управляющий посмотрит, в каких домах для них найдется местечко.

– Это больше, чем мы ожидали, милорд, – вежливо поклонился Вулфгар, однако его манеры почему-то действовали Эдрику на нервы. Он решил, что предоставит им в Бракстоне ночлег, а завтра пусть едут своей дорогой. – Несколько дней передышки, вот и все, что нам требуется, – добавил гость.

– Несколько дней, Вулфгар? Нет, вы завтра же тронетесь в путь.

– Давайте не будем торопиться, милорд, – тут же вмешался управляющий.

– Освин, обеспечьте кров для женщин и детей. Дроган распорядится в бараках.

– Да, милорд.

– А сегодня я желаю вам хорошего отдыха, Вулфгар. – Эдрик развернулся и поскакал в сторону конюшни.

В последний раз Кэтрин видела Эдрика в такой ярости после того, как он освободил ее от Фергюсонов, а Брайс получил ранение. Сейчас он нервно расхаживал перед камином в детской, и глаза его метали молнии.

– Нам этот саксонский сброд ни к чему, – говорил Эдрик. – От них одни неприятности.

Кэтрин, кормившая Эйдана, подняла голову.

– Какие неприятности? Они ведь завтра уедут.

– У меня дурные предчувствия, Кейт. Если король Вильгельм узнает, что я дал приют саксонскому мятежнику…

– Откуда он узнает?

Эдрик остановился, провел пятерней по волосам, потом снова принялся метаться по комнате. Последние происшествия в замке и на мельнице очень расстроили его, и Кэтрин хотелось как-то утешить, поддержать своего любимого. Он был таким сильным, и он никогда не тревожился по поводу предстоящей схватки с известным врагом. Но случай на мельнице, а теперь еще и приезд саксов – все это очень его взволновало.

– И вообще что происходит? – в раздражении бурчал Эдрик. – После того, как король Вильгельм принял мою капитуляцию и пожаловал мне эти земли, дела должны были пойти на поправку. Но происходит… совсем другое.

Кэтрин тронула его за плечо.

– Теперь все наладится, я в этом уверена. С Фергюсонами вы покончили, а других врагов в Нортумбрии у вас нет.

Эдрик наклонился и поцеловал Кэтрин.

– Возможно, ты права. Да, я непременно избавлюсь от мятежников, и мы заново отстроим сгоревшие при пожаре дома. Мельницу можно будет потом восстановить, а пока воспользуемся жерновами Фергюсонов.

Эдрик улыбнулся, и сердце Кэтрин радостно забилось в груди. Как хорошо, что он от нее ничего не скрыл и поведал обо всех своих бедах и печалях.

– Поверь, Кейт, при должном расходовании продуктов никто не умрет нынешней зимой.

Кэтрин в который раз припомнила богатый урожай Кеттвика и похвальбу отца – мол, запасов у них больше, чем требуется. Поступись она своей гордыней и обратись к отцу, он наверняка помог бы человеку, вызволившему его дочь из плена.

Но это означает, что придется вернуться в нормандское общество, причем не только в качестве бывшей пленницы, но и в качестве любовницы сакса.

– Что с тобой? – Эдрик внимательно посмотрел на нее.

– Ничего, просто… Я вспомнила про вашего брата. Как у него дела?

– Идем со мной. Навестим Брайса и посмотрим, способен ли он подняться с постели и отобедать в зале.

– Эдрик, мне не следует…

– Не волнуйся. Я не собираюсь смущать тебя… Принеси мне сына, когда я буду сидеть за столом, вот и все.

Он накинул ей на плечи шаль, и они пошли к Брайсу. Дроган развлекал молодого человека рассказами о победе над Ферпосонами.

– Спустишься в зал на ужин? – спросил Эдрик.

– Если только Лоры поблизости нет, – ответил Брайс, сидевшей в мягком кресле у камина.

– Если Лоры нет? – удивилась Кэтрин.

– Совершенно верно. В последнее время она превратилась в настоящую мегеру. Говорит, сейчас для меня самое опасное время. Мол, я чувствую себя гораздо лучше, поэтому есть опасность, что я наврежу себе, если не буду проявлять осторожность.

– Она права, – заявил Дроган.

– Ты стал бы ей поддакивать, даже если бы она поднесла мне настойку белены.

Дроган побагровел, и Брайс поспешил успокоить воина:

– Я же пошутил, Дроган. Я знаю, что Лора плохого не посоветует.

– Думаешь, она не разрешит тебе спуститься?

– До сих пор не разрешала.

– Тогда давай попробуем, – предложил Эдрик. – Ступеньки одолеешь?

– Да.

Кэтрин пошла вперед, а Эдрик с Дроганом поддерживали Брайса. Она велела слугам подавать кушанья и попросила Кэдмона передвинуть кресло с подушками от камина к столу.

Не успели они рассесться, как в зале появился Освин в сопровождении нескольких мужчин и прелестной девы, которую Кэтрин ни разу не видела. Шагавший рядом с Освином воин походил на Леода Фергюсона – и не столько внешностью, сколько грубыми манерами. Она прижала к себе Эйдана и попыталась собраться с мыслями.

– Черт подери, только их тут… – прошипел Эдрик. Брайс перебил брата вопросом:

– Это Вулфгар?

Эдрик кивнул и поднялся, не сводя взгляда с незваных гостей.

– Я ухожу, милорд, – сказала Кэтрин.

– Останься, – сказал Эдрик. – Сиди и ешь.

– Лорд Эдрик, – проговорил Освин, приблизившись к возвышению, – люди Вулфгара устроены, все, кроме его дочери и помощников.

Эдрик молча скрестил на груди руки.

– Милорд, вы же не откажете этим знатным саксам в гостеприимстве? – спросил управляющий.

Хозяин замка прекрасно понимал: не пустить таких гостей за стол было бы верхом неприличия. Эдрик заметил, что Кейт вздрогнула, когда он предложил вновь прибывшим занять места. Увы, Освин своей хитростью разрушил его планы. А ведь он собирался отметить в приятной компании выздоровление Брайса… Что ж, он поговорит с управляющим чуть позже.

Быстро поев, Кейт понесла малыша наверх, как только он запищал.

– Очень необычно… – пробормотал Вулфгар. – Неужели вы сажаете рабыню за стол?

– Она не рабыня, а няня моего сына. – Глаза Эдрика налились кровью. Проклятый Вулфгар! Не его дело, какое положение занимает Кейт в замке и где она обедает. Бракстон-Фелл – тоже не его забота. И чем скорее он отсюда уберется, тем лучше.

39
{"b":"18359","o":1}