ЛитМир - Электронная Библиотека

Минуту спустя Дроган вытащил молодого человека из гущи сражения, к счастью, воины Бракстона прикрывали его отход. А вскоре бой прекратился: оставшиеся в живых скотты поспешно покинули поляну, и Роберту Ферпосону тоже удалось сбежать. Эдрик же не стал преследовать врагов. Сейчас он думал только о Брайсе.

Содрогаясь всем телом, Кэтрин заползла под повозку и затаилась там. По-прежнему дрожа от страха, она раскачивалась из стороны в сторону, словно эти движения могли защитить ее. Возможно, она спаслась от скоттов, но саксонских варваров Кэтрин боялась не меньше. Скотты чуть не изнасиловали ее, но чего же теперь ждать от саксов?

Вскоре Кэтрин поняла, что бой кончился, а уцелевшие шотландцы бежали. Но казалось, что победа вовсе не радовала саксов, во всяком случае, она не слышала радостных криков.

Внезапно под повозку заглянул воин с волосами соломенного цвета и с неопрятной бородой.

– Все кончилось, малышка. Выходи. – Он протянул девушке руку.

Кэтрин доверяла этому человеку не больше, чем отвратительным шотландцам. Сделав вид, что не понимает его, она лихорадочно размышляла о том, как бы удрать.

– Ты в безопасности, – продолжал сакс. – Не бойся, больше никто тебя не обидит.

Сделав глубокий вдох, Кэтрин почувствовала, как по щеке ее катится слеза. Ах, если бы только Изабель была здесь… Нет-нет, она не желала сестре такой же участи. Просто Изабель ей сейчас бы очень пригодилась… Сестра сумела бы найти выход из затруднительного положения.

– Ты не понимаешь, что я говорю, да? – Воин ткнул себя пальцем в грудь. – Дроган. Я Дроган из Бракстон-Фелл. Выходи же.

Какой у нее выбор? Нельзя же сидеть под повозкой до скончания времен, а сбежать от саксов очень непросто. Остается только довериться этому воину, сэру Дрогану.

На поляне воцарились мир и покой. Саксонские ратники перевязывали раны и убирали трупы скоттов. И было так тихо, что Кэтрин слышала, как ветер шелестит в кронах деревьев осенней листвой.

Она взяла протянутую руку Дрогана, и тот вытащил ее из-под повозки. Ноги у Кэтрин подкосились, едва лишь она выпрямилась, но Дроган вовремя поддержал ее, а затем набросил ей на плечи тонкое шерстяное одеяло, прикрыв остатки платья.

Тут к ним подошел мрачный черноволосый воин, убивший главаря скоттов. Ледяной взгляд его голубых глаз лишь мельком скользнул по ней. Он был высокий и широкоплечий, а на его красивом лице белел шрам, рассекавший темную линию одной из бровей. При виде этого молодого статного рыцаря Кэтрин замерла, и сердце ее затрепетало. Но рыцарь уже не смотрел на нее; казалось, он был чем-то очень встревожен. Или разгневан?

– Перенесем брата в повозку. – Рыцарь коротко кивнул в сторону Кэтрин и добавил: – А потом приведи ее.

– Что вы задумали? – спросил его Дроган.

– Женщина должна владеть иглой и ниткой, – пояснил Эдрик. – Она зашьет рану Брайса.

– Но я… – Кэтрин тут же умолкла, сообразив, что выдала себя, заговорив по-английски.

Рука рыцаря метнулась к ее горлу, а в холодных глазах полыхнула ярость. Эдрик понял, что девушка пыталась обмануть их, но обижать ее, судя по всему, он не собирался. Хватка его была сильной, но не удушающей.

Пристально глядя на Кэтрин, он прорычал:

– Ты отказываешься, женщина?!

– Нет-нет, что вы… – в ужасе пролепетала Кэтрин. Смерив ее презрительным взглядом, рыцарь отошел в сторону.

«Истинный варвар!» – мысленно воскликнула Кэтрин. Взглянув на Дрогана, сказала:

– Если я женщина, это еще не значит, что я могу зашить рану. – И она не лгала: швея из нее была никудышная к тому же она боялась делать то, о чем ее просили, так как была слишком впечатлительна.

– Лучше вам пойти, моя милая, – ответил Дроган. – Уж если лорд Эдрик что-то вбил себе в голову, то с этим ничего не поделаешь.

Кэтрин тяжко вздохнула и пошла следом за Дроганом. Они вместе подошли к Эдрику, склонившемуся над братом. Раненый был без сознания, и из бока его сочилась кровь. Он был так же хорош собой, как и его брат, но лицо бледное, точно мукой присыпанное, даже губы были бескровны.

– О Боже… – прошептал Дроган.

Когда кто-то из воинов положил рядом с Эдриком кожаный мешок, тот сразу же раскрыл его и вытряхнул на траву часть содержимого – рулоны чистой материи и кусочек кожи с двумя толстыми иглами.

– Где же нитки? – пробурчал Эдрик с тревогой в голосе. Затем принялся рыться в мешке.

Дроган присел рядом с Брайсом и очистил его рану от обрывков туники. При виде распоротой мечом плоти Кэтрин тихонько вскрикнула и опустилась на землю. Судорожно сглотнув, пролепетала:

– Мне кажется, я не…

Во рту у нее пересохло, а пальцы словно превратились в сосульки. Она с мольбой в глазах посмотрела на Эдрика. Не мог же этот сакс всерьез настаивать на том, чтобы она зашила рану его брата!

Молодой рыцарь упорно рылся в кожаном мешке, не обращая на девушку ни малейшего внимания. Наконец вытащил моток грубых ниток и, бросив их на траву, заявил:

– Только следи, чтобы края сошлись как следует. Кэтрин с трудом подавила негодование. Этот сакс – настоящий варвар! Никто и никогда не разговаривал с ней в таком тоне. Ведь она дочь барона… Впрочем, ей не следует говорить об этом. Или лучше сказать? Тогда ее, возможно, отдадут родителям за выкуп. Но захотят ли они платить за дочь, побывавшую в плену у шотландцев? Собравшись с духом, Кэтрин сказала:

– У вас наверняка найдется человек, который знает, что делать. Я никогда в жизни…

– Обычно ранами занимается Грейм, – заметил Дроган.

– Только не сегодня. – Эдрик кивнул в сторону воина, обмотавшего свою окровавленную руку тканью. – Поскольку же именно она отвлекла Брайса, ей и зашивать рану.

Эти слова рыцаря и его тон показались Кэтрин оскорбительными. Она уже хотела возмутиться, но тут вмешался Дроган:

– Посмотри получше, милая. Ведь рана не такая уж и страшная. Всего лишь глубокий порез.

Кэтрин заставила себя еще раз взглянуть на рану молодого воина и невольно содрогнулась. Ей очень хотелось отказаться, но она боялась навлечь на свою голову гнев саксонского лорда. Молча кивнув, девушка взяла иголку. Ну как же она сможет исполнить приказ лорда Эдрика? К счастью, сэр Дроган сам вытер кровь вокруг раны чистой тканью.

– Начинай отсюда, милая, – подсказал он. – Брайс ничего не почувствует.

Кэтрин сильно сомневалась в этом, но предпочла промолчать. Уж очень грозно выглядел нависший над ней молодой рыцарь. К тому же он был прав. Как и в случае с Джеффри, Брайс попал в беду по ее вине. Господи, есть ли предел ее безумствам? Она вдела нитку в иголку и наклонилась к раненому. Дроган свел воедино края раны, и Кэтрин сделала первые стежки.

Ничего, она справится. Просто нужно отвлечься от происходящего, думать о чем-нибудь другом. Например, об одном из талантов сестры – о ее умении рассказывать истории об отважных героях и их прекрасных возлюбленных.

Но отчего-то каждый герой, приходивший ей сейчас на ум, имел лицо лорда Эдрика, оттолкнувшего от нее грязного рыжеволосого скотта и вступившего с ним в бой.

* * *

Эдрик провел рукой по недавно отросшей бороде и вздохнул. Хоть меч и не задел легкое Брайса, опасность еще не миновала. Эдрик слишком часто был свидетелем того, как полученные в бою раны начинали гноиться, что неизменно заканчивалось смертью. Он решил, что сделает все возможное, только бы брата миновала подобная участь.

К счастью, нормандка уже зашила рану Брайса, причем зашила очень даже неплохо. Одеяло сползло с ее плеч, обнажив полные груди с бледно-розовыми сосками. Заметив это, Эдрик тотчас же почувствовал, как кровь его забурлила, почувствовал, что его неудержимо влечет к этой женщине. Ему хотелось заявить на нее свои права – хотелось увести ее из лагеря и утолить свой голод, пока он находится вдалеке от Бракстона и от Сесиль.

Эдрик покосился на нормандку и вдруг понял, что не сможет взять эту женщину силой. Он страстно желал ее, однако не хотел, чтобы до Сесиль дошли даже слухи о его нечистых помыслах. Не хотел, поскольку помыслы эти не имели ничего общего с его неудачным браком.

4
{"b":"18359","o":1}