ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я собираюсь послать двух человек в Кеттвик на переговоры. Что мы можем предложить за жернов?

Освин заложил руки за спину и отошел от двери.

– Может, нормандскую пленницу?

Эдрик стремительно вскочил на ноги, повалив кресло. Глаза его налились кровью, в висках стучало, но Освин и бровью не повел.

– Вы должны признать, что она вовсе не простолюдинка, милорд. Нормандцы оценят ее возвращение, а нам это не будет стоить ровным счетом ничего.

Эдрик попытался взять себя в руки. Управляющий был нужен ему именно сейчас, когда они вели подсчет своего урожая и добытого в Данферпосе продовольствия.

– Но Кейт не предмет торга, поймите, Освин. Придумайте что-нибудь еще. И избавьтесь от Вулфгара и его людей. Я хочу, чтобы они исчезли, как только кончится дождь.

После ухода Освина Эдрик задумался о том, какие товары Бракстона нормандцы не отказались бы принять. Увы, ничего, кроме шерсти, они предложить не могли. Да и шерсти оставалось совсем немного, едва на собственные нужды хватало. Конечно, можно пообещать Кеттвику весеннюю шерсть, без которой в Бракстоне вполне обойдутся.

Эдрик очень надеялся, что Освин что-нибудь придумает.

– Какое счастье снова оказаться в сухом месте! – воскликнула Кэтрин, переступая порог дома Лоры и Элги. Дроган вошел следом и столкнулся лицом к лицу с целительницей. Оба промолчали, но Кэтрин знала, что им есть что сказать друг другу.

– Пойду повешу накидку в задней комнате. Спасибо, что проводили, Дроган. – Кэтрин поспешила оставить их наедине.

Она вошла с Эйданом в мастерскую Элги и приложила палец к губам, подавая старушке знак, чтобы та не шумела. Передав ей ребенка, Кэтрин сняла накидку и повесила ее на крючок.

– Мы не должны подслушивать, – прошептала девушка.

– Конечно, – согласилась Элга. И все же они сидели слишком уж тихо – обе старались разобрать голоса за шторой.

Кэтрин приложила руку к груди, услышав, как Дроган признается Лоре в любви. Он сказал, что любит ее и что чувства его уже не изменятся, даже когда они оба согнутся под гнетом лет. Послышался какой-то шорох, и Кэтрин решила, что воин берет Лору за руку.

Потом Дроган попросил Лору оказать ему честь и стать его женой. Лора ничего не ответила, и Кэтрин обеспокоилась, как бы целительница не отказала ему. Она подкралась к занавеске и выглянула из-за нее, готовая встряхнуть Лору как следует. Дроган человек достойный, из него выйдет прекрасный супруг.

Однако целительница, по всей видимости, пришла к такому же заключению. Кэтрин увидела, что парочка стоит, обнявшись, и Лора целует воина. Дроган сжал ее в объятиях, а затем с его губ сорвался стон.

Девушка поспешно отступила в глубину комнаты. Слава Богу, они любят друг друга. Кэтрин не сомневалась, что Дроган будет хорошим мужем, ведь он такой добрый и внимательный. И он очень любил Лору.

Элга бросила на нее вопросительный взгляд, и Кэтрин кивнула; в глазах ее заблестели слезы. Лора и Дроган поженятся, их брак благословит церковь, и дети у них будут законнорожденные.

Она поморгала, отгоняя грусть. Сейчас не время оплакивать свою судьбу, лучше подумать о той радости, которую принесет союз Лоры и Дрогана.

– Дадим им минутку, – прошептала Кэтрин. – А потом выйдем и поздравим.

Неожиданно тишину дома нарушил крик Эйдана.

– Мальчик хочет молока, – сказала Элга. Услышав плач малыша, Лора отодвинула занавеску и, взяв Дрогана за руку, с улыбкой проговорила:

– А у нас новости.

– Лора согласилась стать моей женой, – объявил Дроган. Он взял руки Лоры в свои огромные ладони и поцеловал пальчики.

У Кэтрин ком к горлу подкатил, но она сумела выразить охватившую ее радость.

– Замечательные новости! – воскликнула она. Элга обняла Лору, потом Дрогана.

– Мы попросим отца Алгара огласить в церкви наши имена и поженимся через три недели, – сообщил Дроган.

Старушка печально вздохнула.

– Я так рада за вас…

– Что такое, Элга? – встревожилась Лора.

– Сейчас не время говорить об этом. Потом побеседуем.

– Нет уж, раз начала…

– Да ничего особенного… Просто после свадьбы ты переедешь к Дрогану в замок.

Лора нахмурилась, но тут вмешался Дроган:

– Спасибо вам за все, Элга. Я знаю, что Лору очень волнует этот вопрос. Но одиночество вам не грозит, будьте уверены.

– Правда?.. – Лицо старушки осветила улыбка.

– Не найти ли нам Эдрика, дабы испросить его дозволения на брак? – спросил Дроган.

– Дозволения?! – рассмеялась Лора.

– Да, конечно. Может, это и ни к чему, но такова традиция.

Радостно улыбаясь, счастливая парочка вышла под дождь. Посмотрев им вслед, Кэтрин тоже улыбнулась. Она знала, что у Дрогана есть своя комната рядом с покоями Берты, хотя он там редко ночевал. По словам Эдрика, Дроган предпочитал бараки, где жили все воины. Но после свадьбы они с Лорой непременно поселятся в замке. И тогда будет труднее хранить их с Эдриком секрет.

Впрочем, это не важно. Лора все равно обо всем узнает… как только она, Кэтрин, забеременеет – ведь потребуется помощь повитухи…

– Что с тобой, милая? – спросила Элга.

Кэтрин отогнала грустные мысли и заверила старушку, что у нее все в порядке. Собственно, так оно и было. Зачать ребенка от Эдрика – подлинное счастье.

– Что ж, начнем наш урок?

Эдрик хотел отыскать орудие, с помощью которого свернули жернов, но надежды на это почти не было. Скорее всего топор пришел в негодность, если, конечно, это был именно топор. В любом случае его наверняка тщательно спрятали, возможно, бросили в реку, крутившую водяное колесо.

Но кто же он, этот негодяй? Кто ненавидел Бракстон-Фелл до такой степени?.. И ведь случай с элем далеко не первый. Теперь Эдрик припомнил несколько весьма подозрительных происшествий. Тогда не придал им значения, но сейчас задумался всерьез.

К нему то и дело подходили люди; все спрашивали, что будет с мельницей и как теперь пережить зиму. Даже считали, что, может быть, следует присоединиться к Вулфгару и прогнать нормандцев. Эдрик не стал переубеждать их, просто велел заниматься своими делами. Он ужасно злился на Вулфгара – тот явно подстрекал его людей к восстанию.

Эдрик долго рылся в ящиках с инструментами на конюшне, но сломанного топора там не нашел. Затем он обследовал все кладовые и сараи, а также места, где стояли повозки с товарами из Данфергюса, но тщетно. Вероятно, топор действительно покоился на дне реки.

Внезапно он заметил две фигуры в надвинутых до бровей капюшонах – эти двое бежали к нему по лужам через двор.

– Милорд!.. – позвал Дроган.

К воину присоединилась Лора, и Эдрик сразу же понял, в чем дело – на их лицах сияли улыбки.

Эдрик улыбнулся им в ответ, отбросив на время собственные тревоги и заботы.

– Что, решили наконец-то…

– Да, решили. Лора дала согласие выйти за меня. Нам осталось заручиться вашим дозволением, и потом можно начать оглашение имен в церкви.

– Вы же знаете, что я не против. – Эдрик пожал руку Дрогана. Свободной рукой белокурый воин обнял Лору за талию, всем видом показывая, что теперь она его женщина. – Вы прекрасная пара. Примите мои поздравления, – добавил Эдрик.

– Что вы делаете в сарае, милорд? – спросила Лора. – Ведь сегодня ужасная погода…

Эдрик провел ладонью по подбородку. Он снова побрился, причем исключительно ради Кейт – ей очень нравились безбородые.

– У меня дурные предчувствия насчет кладовых. Если злоумышленник подожжет их…

– Господи, а вы ведь правы! – Дроган хлопнул себя ладонью по лбу.

– Поставь у каждого амбара по стражнику и отряди людей – пусть ходят вокруг замка. На сей раз негодяю придется постараться, – процедил Эдрик сквозь зубы.

– Возможно, нам удастся застать его на месте преступления, – заметил Дроган.

– Будем надеяться, – пробормотал Эдрик. – И никому ни слова о моих подозрениях. Держите рот на замке.

– Конечно, милорд. От меня никто ничего не узнает, – заверила его целительница.

41
{"b":"18359","o":1}