ЛитМир - Электронная Библиотека

– Милорд, нам нужен Вулфгар и его…

– Это переходит все границы! Вам было приказано проводить гостей до ворот. Мы не нуждаемся в их щедрости.

– Милорд, – выступил вперед Вулфгар, – союз между нами был бы выгоден вам. Нормандский король самозванец собирается пойти войной на короля Малькольма Шотландского. Все нормандские рыцари стекаются к Вильгельму со всей страны. Его армии, его корабли… Все они вскоре встретятся в устье реки Тис и пойдут на Шотландию. У нас есть прекрасный шанс свергнуть Вильгельма.

– От ваших речей веет предательством, Вулфгар. Я дал клятву верности королю Вильгельму. Не смейте являться сюда и…

Внезапно раздался пронзительный крик отца Алгара, появившегося в зале.

– Где она?! – кричал он. – Где эта нормандская шлюха?!

ГЛАВА 19

У Кэтрин перехватило дыхание. Отец Алгар наверняка говорил о ней. О Кэтрин де Сен-Мари, дочери барона Генри Лаувета, любовнице сакса.

Они с Эдриком были очень осторожны, но все же кто-то проведал, что они любовники.

– Ради Бога, Освин, очистите зал! – прорычал Эдрик. – Эй, Окта и Гилдас! Гоните их отсюда!

Кэтрин судорожно прижала малыша к груди и попыталась незаметно пробраться к лестнице. Только бы не попасться на глаза священнику, иначе скандала не избежать.

– Пустой зал ничего не изменит, лорд Эдрик! – Отец Алгар ткнул в его сторону костлявым пальцем. – Ваши грехи нанесли нам всем непоправимый урон. Если вы не женитесь на девице…

– И не подумаю! – закричал Эдрик. – Безумные церковники мне не указ…

– Женитесь на ней!

– Нет! – Эдрик грохнул ладонью по столу.

У Кэтрин упало сердце. Глаза ее наполнились слезами. Слова Эдрика больно ранили ее. Услышать, что он и думать не думает о женитьбе на ней, само по себе невыносимо. Но сделать подобное заявление перед саксонским мятежником и его людьми – это уже слишком.

Она передала Эйдана Гвен и выбежала из зала по заднему коридору. Затем остановилась и, осмотревшись, свернула в первую попавшуюся комнату. Прикрыв дверь, Кэтрин прислонилась к ней спиной и дала волю слезам. Она оплакивала свои потери, а больше всего – несбыточную мечту о любви Эдрика.

Конечно, она знала, что их с Сесиль брак был очень неудачным, поэтому Эдрик и поклялся, что никогда больше не женится. Но все же в глубине души она надеялась, что он передумает. Увы, ее надежды не оправдались.

Кэтрин со вздохом села за массивный дубовый стол, сдвинула в сторону какую-то толстую книгу и пергаментные листочки и опустила голову на руки. Их время с Эдриком вышло. Она не способна стать его любовницей открыто. И это куда больший позор, чем возвращение в Кеттвик после похищения скоттами.

Шотландцы не лишили ее невинности… она сама добровольно подарила ее Эдрику.

Но теперь, когда ее вынудили посмотреть правде в глаза, она не может продолжать грешить. Но оставить обитателей Бракстона умирать от голода тоже не может. Ведь у ее отца полные кладовые…

Она всхлипнула и тут же утерла глаза. Какой прок лить слезы? Ведь она с самого начала знала, что ей придется покинуть Бракстон-Фелл. Как только гости уедут, она найдет Эдрика, скажет ему, кто она такая на самом деле, и скажет, чем ее отец может помочь им.

Кэтрин встала и подняла с пола несколько листочков пергамента. Ее внимание привлекла печать на одном из них – печать самого короля Вильгельма!

Обращаясь с листком, как с огромной драгоценностью, Кэтрин подошла к настенному факелу. Дружеский тон грамоты удивил ее. Неужели она неверно истолковала то, что говорилось в этих стенах о приказах короля Вильгельма? Девушка пробежала глазами второй документ – письмо от барона Ги де Криспина, отца Сесиль. В нем ни разу не упоминалось о смерти дочери, зато предлагалась всяческая помощь и поддержка.

Бессмыслица какая-то. Не могла же она и впрямь ослышаться. Зачем эти люди лгали ей про барона Ги и короля Вильгельма…

И тут ее словно молнией поразило. Они не лгали!

– Mon Dieu! – воскликнула Кэтрин, прикрыв рот ладошкой. Даже Эдрик не знал, каково содержание этих посланий. Ведь управляющий – единственный грамотный человек во всем Бракстоне. И, конечно же, он сознательно обманывал Эдрика.

Но зачем? Что он выигрывал? В результате саксы страдали от голода, тогда как барон Ги любезно обещал предоставить необходимую помощь. Действительно, к чему этот обман?

Обман имел смысл только в одном случае: если Освин собирался поднять мятеж во владениях Эдрика или настроить хозяина против нормандцев.

Внезапно дверь распахнулась, и Кэтрин, увидев на пороге Освина, поспешно спрятала листочки за спину.

Управляющий плотно закрыл за собой дверь и приблизился к девушке.

– Итак, ты умеешь читать, нормандка. О чем еще ты забыла поведать лорду Эдрику?

Она показала ему письма.

– Чего вы хотели добиться своей ложью, Освин?

– Ложью? Это вы, нормандцы, лжете. Только и делаете, что присваиваете то, что вам не принадлежит.

– А как же эти письма? Ведь они пример щедрости короля Вильгельма и отца Сесиль. Я не понимаю, зачем вы обрекаете людей на страдания, почему заставляете Эдрика считать короля человеком бессердечным…

– Потому что нет иного способа! Потому что иначе он ничего не поймет!

– Что он должен понять?

– Что саксы должны держаться вместе. Что ваш король и его приближенные – шайка злодеев, что они завладели нашими землями!

– Вы не в своем уме, Освин. – Кэтрин бросила письма на стол. – Это вы сломали жернов на мельнице?

Управляющий виновато потупился.

– Эдрик должен узнать о ваших проделках, Освин. Он очень переживает, а это несправедливо. Вы должны покаяться ему в своих грехах.

Кэтрин направилась к выходу, но управляющий остановил ее, схватив за руку. Она попыталась высвободиться, но Освин прижал ее к стене и навалился на нее всем телом.

– Ты ничего ему не скажешь, – прошипел он, сжимая ее горло.

Кэтрин начала отбиваться, стараясь попасть по самому уязвимому мужскому месту, как учил ее Эдрик, но он ловко уворачивался. Она попыталась вытащить нож, но Освин еще крепче сжал ее горло. Перед глазами у нее потемнело, и Кэтрин поняла, что это конец. В следующее мгновение она провалилась во тьму.

Эдрик вышел из замка вместе с саксами. На сей раз он не собирался отступать. Вулфгар и его люди должны убраться отсюда, невзирая на дождь.

Проводив гостей до бараков, Эдрик остановился, скрестив на груди руки. Он внимательно наблюдал, как наглецы собирают свои вещи.

– Ты совершаешь ошибку, Эдрик, – заявил Вулфгар. – Когда мы отобьем Нортумбрию у нормандского ублюдка, ты лишишься своих земель. Тебе повезет, если у тебя вообще крыша над головой останется.

– Я готов рискнуть, Вулфгар. А теперь пошли кого-нибудь за женщинами и детьми, которые расползлись по всей деревне. И убирайтесь отсюда побыстрее.

Эдрик отправил Кэдмона на конюшню с приказом: следовало немедленно оседлать лошадей саксов и запрячь их повозки. Никаких проволочек он не потерпит, потому что ему нужно срочно найти Кейт. Он видел, как она побледнела, услышав слова священника. Она ужасно обиделась – и неудивительно, ведь Алгар обозвал ее шлюхой. К тому же священник потребовал, чтобы он, Эдрик, женился на ней. Конечно, Кейт превосходная любовница, но жениться…

Он вообще не собирался жениться, хотя Кейт очень ему нравилась, а ее забота об Эйдане глубоко тронула его. Кроме того, она считала своим долгом подружиться с его подданными. И она ни разу никого не обидела, напротив, была добра и внимательна. Более того, эта женщина ухитрилась убить его злейшего врага.

Заметив подошедших к нему воинов, Эдрик спросил:

– Где Дроган?

Гилдас пожал плечами:

– Я не видел его, милорд.

Эдрик выругался вполголоса. Сейчас он нужен Кейт, как никогда. Он не хочет, чтобы она плакала в одиночестве. Эта женщина слишком много для него значит.

И тут он кое-что понял. Он не в состоянии уснуть, если ее нет рядом. Он просыпался под ее дыхание поутру и весь день ждал наступления вечера, чтобы снова остаться с ней наедине. Он прислушивался, не раздастся ли в зале ее мелодичный голос или будораживший кровь смех. И он очень за нее беспокоится.

43
{"b":"18359","o":1}