ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В объятиях самки богомола
Пепел умерших звёзд
Психология влияния
Школа Делавеля. Чужая судьба
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Вам нужен бюджет. 4 правила ведения личных финансов, или Денег больше, чем вам кажется
#подчинюсь
Инженер-лейтенант. Земные дороги
Спецназ князя Святослава

Остатки бретелек сползли с ее плеч, и мокрая ткань прилипла к соскам. Грудь вздымалась и опускалась в такт тяжелому дыханию, а на бледном лице горели карие глаза. Кабан же, за которым он гнался, пыхтел и рыл копытом землю в десяти шагах от нее.

Эдрик осторожно вынул стрелу из колчана, наложил ее на тетиву, прицелился и выстрелил.

Девушка взвизгнула, увидев, как падает зверь. И тотчас же ноги ее подкосились, и она рухнула на землю. Кабан еще не издох, и Эдрик поспешил добить его – прикончил одним взмахом меча. Повернувшись к Кэтрин, он увидел, что она сидит на земле, обхватив плечи обеими руками. В темных глазах девушки блестели слезы, и она вся дрожала.

Эдрик сделал глубокий вдох и отвел взгляд от дрожащей фигурки. Одеяла на ней не было; оно, вероятно, находилось где-то поблизости. Осмотревшись, он увидел его: аккуратно сложенное одеяло лежало на пеньке.

Подхватив одеяло, Эдрик отнес его девушке, но та смотрела прямо перед собой невидящим взглядом и, казалось, не замечала молодого человека. Тогда он встряхнул одеяло и набросил ей его плечи. Затем принялся растирать ей спину и руки, стараясь согреть.

– Все закончилось, ты в безопасности, – сказал Эдрик, мысленно проклиная себя зато, что проявлял заботу об этой девице.

Она тихонько всхлипнула, но ни слова не сказала. Ему ничего не оставалось, как присесть рядом и обнять ее. «Только для того, чтобы успокоить ее», – уверял себя Эдрик. Но когда она подалась к нему и прижалась лицом к его груди, все изменилось. Ведь именно по такой женской слабости и нежности тосковал он со дня женитьбы на Сесиль. Почувствовав, что возбуждается, Эдрик стиснул зубы и приказал себе: «Уймись немедленно! Ведь она женщина нормандцев»

Однако он ничего не мог с собой поделать. Страсть пронзила его стрелой.

Заставив себя оторваться от Кэтрин, Эдрик поднялся на ноги и, оставив девушку там, где она сидела, направился в лагерь. Шел медленно – ему нужно было взять себя в руки и остыть, прежде чем появиться перед воинами. Отдав своим людям распоряжение насчет вепря, Эдрик занялся разведением костров. Сегодня у них будет настоящий пир, а Брайсу достанется животворящий бульон.

Что же касается Кейт… Он должен забыть о ней, не думать…

Теперь Кэтрин точно знала, чего хотела больше всего на свете. Ощутив силу и жар объятий лорда Эдрика, она поняла, о чем мечтала все эти годы. О прикосновениях и ласках мужа. О таком муже, как Эдрик.

Она видела его в бою, а сейчас и на охоте. Он спас ее честь и жизнь. И сегодня снова вызволил ее из беды. Кэтрин прикрыла глаза и попыталась успокоиться. «Нет-нет, он мне совсем не нравится, – уговаривала она себя. – Да, не нравится. Нисколечко».

Однако жар его объятий воспламенил ее. Именно это она надеялась испытать при поцелуе с Джеффри… но так и не испытала. Кто бы мог подумать, что подобные чувства в ней всколыхнет бородатый длинноволосый варвар?

Вернувшись в лагерь, Кэтрин подошла к повозке, где сэр Дроган сидел рядом с Брайсом. А в противоположном конце поляны лорд Эдрик разводил костер. Кэтрин отвела глаза. Не может же она и в самом деле испытывать симпатию к грубому, неотесанному саксу! Он был полной противоположностью утонченным и обходительным нормандцам, собравшимся в замке ее отца. Все эти молодые люди были чисто выбриты и модно пострижены – так же, как Джеффри. А Эдрик из Бракстона совсем не подходит ей в мужья.

Она посмотрела на юношу в повозке и повернулась к Дрогану:

– Как лорд Брайс?

Дроган молча пожал плечами.

– А Лора поможет ему? – с беспокойством спросила Кэтрин.

– Надеюсь, милая. – Воин вздохнул. – Лора свое дело знает. – Он поднес к губам Брайса чашу с водой и заставил его попить. – Насколько я понял, ты встретилась у реки с сэром Боровом.

Кэтрин кивнула.

– Я уж думала, настал мой конец, но тут появился лорд Эдрик. Он снова спас меня.

– Он всегда появляется именно там, где нужен.

Кэтрин вознесла Господу благодарственную молитву за то, что Он наградил Эдрика и этим даром, а не только теми качествами, которые так привлекали ее.

– В Бракстоне обрадуются добыче, – продолжал снова Дроган. – Наши кладовые в удручающем состоянии.

– Но разве сейчас не время сбора урожая? – удивилась Кэтрин. Лето уступало место осени, и в воздухе уже ощущалось ее свежее дыхание.

– Так и было бы, если бы враги не опустошили наши поля два года назад.

– Но два года – большой срок, не так ли?

– Ты плохо разбираешься в войнах, верно, милая? Девушка кивнула:

– Да, я вернулась из Нормандии всего несколько недель назад.

– Они сожгли наши поля и леса, и земля не успела восстановиться. На золе мало что растет. К тому же они перебили скот, разогнали овец…

– Вы ведь… не о нормандцах говорите?

Дроган покачал головой.

– Нет, милая, вы, нормандцы… союзники. Теперь.

По тону собеседника Кэтрин поняла, что он не слишком откровенен с ней. Что ж, ничего удивительного. Вряд ли саксы питали теплые чувства к нормандским завоевателям. По правде говоря, из всех саксов, с коими она сейчас путешествовала, лишь сэр Дроган был с ней добр. Остальные просто терпели ее присутствие. И только Дроган разговаривал с ней и заботился о ней. Взглянув на воинов с мечами и топорами, Кэтрин припомнила ужасные рассказы о саксах и их варварских обычаях. Ей следовало проявлять бдительность, пока она не попадет в монастырь.

Покосившись на Эдрика, она увидела, что тот мастерил над костром деревянную раму для приготовления мяса. На лице же совершенно никаких чувств; похоже, он даже не удостоверился, вернулась ли она в лагерь. То есть он вел себя так, как будто и не было их встречи у реки. Но Кэтрин все еще ощущала его сильные руки на своих плечах.

– Сэр Дроган…

– Я не сэр, – поправил он ее. – Просто Дроган. Хотя некоторые зовут меня Дроган Белый. Воины саксов отличаются от ваших нормандских рыцарей. В замке Эдрика я командую отрядом. Я стал воином с тех пор, как научился держать меч.

– Ох, простите, – пробормотала Кэтрин – Значит, называть Эдрика лордом тоже неверно?

Дроган улыбнулся:

– Можно называть его и так. Милостью вашего короля он является хозяином всех окрестных земель. А его жена – леди Сесиль.

– Его жена?.. – переспросила девушка.

– Да, жена. Леди Сесиль.

ГЛАВА 4

Поглощенный тревожными мыслями о брате и сладострастными мечтами о нормандке, Эдрик въехал в деревню и направился по неширокому лужку к воротам замка. По приказу Вильгельма здесь была возведена крепость из дерева и камня, а отцовский дом по-прежнему стоял на территории древнего поселения саксов. Новая крепость представляла собой высоченное трехуровневое сооружение с башнями и зубчатыми стенами, а на самой высокой башне развевалось знамя древнего рода Эдрика – доказательство его господства над этими землями.

Высокая стена окружала значительную часть деревни, хотя некоторые жилища остались за ее пределами. Но даже столь внушительная стена не смогла защитить Бракстон-Фелл от нападения Фергюсонов. Эдрик с Брайсом были вынуждены отправиться в Йорк, дабы присоединиться к армии Вильгельма, и именно в это время проклятые скотты опустошили их земли.

В прошлом году над обитателями Бракстона нависла угроза голода, и многие не пережили бы зиму, если бы в наследство Сесиль не входило зерно, а также бобы, капуста, лук и сотня кур-несушек. А в этом году отец Сесиль отказал им в содействии. Управляющий Освин стоически монотонным голосом зачитал послание лорда Ги – зачитал так, будто отказ нормандца никак не влиял на ситуацию в Бракстоне.

Но Эдрик не привык молить о помощи. Что ж, если Ги решил попридержать свое богатство, от этого пострадают не только саксы. Дочь проклятого нормандца тоже умрет с голоду.

Подъезжая со своими воинами к замку, Эдрик даже не удосужился взглянуть на окошко в спальне своей жены, где она постоянно находилась в последние недели беременности. Конечно же, Сесиль не обрадуется его возвращению и не проявит ни малейшего интереса к здоровью Брайса. Она бы с радостью вернулась к отцу, прихватив с собой свою нянюшку Берту, если бы тот принял ее обратно. Но лорд Ги, как и прежде, снова ответил отказом на слезные мольбы дочери.

7
{"b":"18359","o":1}