ЛитМир - Электронная Библиотека

Лес поглотил нас буквально через пару минут. В какой-то момент я перешел на шаг, боялся ошибиться и пойти не в ту сторону.

– Ты нюхай, нюхай, следопыт. А то без толку шляться мне уже совсем надоело, и учти, через час темно будет. Так что, найдешь, не найдешь, а домой возвращаться придется. В темноте по лесу болтаться, себе дороже.

– Найдем, Данила, скоро найдем. Обнадежил я его. Возвращаться домой без Беллы ни в жизнь не соглашусь, лучше в лесу жить, пока не найду.

Болото, не болото, но кочки вокруг, как настоящие. Как она своими большими лапами, – тьфу ты, копытами, тут наступала. И травы то вокруг почти нет. Что ей тут нужно-то?

Ага, тут она – по большому сходила. Еще не совсем остыло, значит, почти добрались.

Пробежав еще с километр, мы наконец-то выбрались на ровное место. А то эти кочки, напоминающие маленькие стога сена, мне здорово надоели, и запах у них не самый приятный, резкий очень.

Выбравшись на полянку, я перевел дух и тут – увидел ее.

Она – она – паслась, вполне довольная и счастливая, словно ей только этого и нужно было. Я не стерпел, подлетел и высказал все, что у меня накипело:

– Как тебе не стыдно? – Твой хозяин с ума сходит, а ты тут прохлаждаешься. Немедленно пошли домой.

То ли тон я с ней взял не правильный, то ли характер у нее оказался не сахар, но вместо того, чтобы осознать свою вину, она ухмыльнулась нахально и как всегда заявила: – И-го-го – Вот и весь разговор. Обидно стало до слез.

Я шел к тебе дорогой трудной,
Искал на краешке Земли,
А ты порхала, словно птица,
Когда я лапы тер в пыли.
Подумай, разве ли годится,
Забыть отца, уйти в леса?…
Он там один, стоит и плачет
Ты для него мечта, краса.
Твоя любовь его награда,
Твой чудный голос, флейты звук,
Пойми теперь, моя ты радость,
Он ждет тебя – Тебя так ждут.

Не знаю, что мне вдруг в голову вступило, но эти стишки как-то сами собой вдруг вырвались изо рта. Белла посмотрела на меня чуть удивленно и неожиданно заявила:

– Он решил меня продать – Я чуть с лап не упал, услышав первый раз в жизни от нее нормальные слова.

– Кто, – справившись с собой, поинтересовался я.

– Папка, – сообщила Белла.

– Как продать?! – Он там весь зеленый бегает, волосы на себе рвет – И слезы льет, – вступил Данила в разговор.

Белла, опустив голову, тяжело вздохнула.

– А что мне оставалось делать? Так хоть иногда смогу на него посмотреть – Несколько крупных слезинок скатилось у нее из глаз. Люблю я его, и он меня любит, а видишь как – зря ты это удумала, – пробурчал Данила.

– А что! – Неожиданно встрепенулась она, – Живут же дикие собаки в лесах – Кошки тоже бывают дикие – А лошадям почему нельзя?! Тем более Шурка мне колючку пытался под хвост прицепить. Вредный пацан.

– Шурка Шуркой, а об отце ты подумала? Он чуть с ума не сошел. Тем более досталось твоему Шурке, – сообщил Данила.

– Как?

Заинтересовалась Белла.

– Хорошо досталось. Отец ему чуть уши не оторвал, когда выяснил, что он тебя плохо привязал.

– А ты откуда знаешь? Не поверила она.

– Сам видел. Вон – поэта спроси. Он подтвердить может.

Белла обернулась ко мне.

– Он правду говорит. Пошли домой. Кушать хочется.

– Это тебе хочется, – встрял Данила, – А ей разве от тарелки уходить захочется. Посмотри, какая тут травка, у нас такая не растет. Что ей папаша? Пусть ищет, собственный живот дороже – От этих слов Белла вся встрепенулась. Все, думаю, сейчас затопчет.

– Тише, тише, – закричал Данила. Если я не прав, извини, но домой идти нужно. Скоро совсем стемнеет. Знаешь, какие здесь звери бегают?

Глаза у Беллы от страха слегка расширились.

– Какие?

– Какие, – какие, – разные – Волки, кабаны, даже медведи порой попадаются. Хотя, откуда тебе про волков и медведей-то знать. Как увидишь, поймешь, что была не права, да поздно уже будет – Пошли, Белла, пошли домой. Прав Данила. Если до темна не выберемся, за ночь мало ли что случиться может.

Она нервно топнула копытом, иго-гокнула недовольно и через секунду сломалась, – Ладно, пошли.

Выбирались мы не менее часа. Уже совсем стемнело, и каждая кочка выглядела, словно дикий зверь. Я сам пару раз испугался, а уж о Белле и говорить нечего. Шла она за нами чуть дыша от страха и лишь порой, споткнувшись о какую-нибудь кочку, недовольно ругалась сквозь зубы. Один Данила вел себя так, словно всю жизнь жил в лесу. Молодец он все-таки, повезло мне с котом.

Наконец, выбрались. Перешли плотину и скоро оказались у ее дома. Белла тут явно заволновалась. Подошла к своему жилищу и как заи-го-гокает на всю округу.

Цыган выскочил из дома, увидел свою любимицу и как закричит на всю деревню:

– Вернулась, милая.

Бросился к ней, начал гладить, целовать. А она голову ему на плечо положила и замерла.

Идиллия.

Наконец, они успокоились. Повернул хозяин голову, тут меня и заметил.

– Ты – Удивленно пробормотал он. Это ты ее привел? – Я и Данила, – ответил я, подталкивая кота носом.

Посмотрел он на нас, посмотрел и говорит:

– Спасибо вам, ребята, выручили вы нас. Подождите, сейчас колбаски принесу, а тебе, киска, рыбки.

Нагнулся он и попытался Данилу погладить. Тот сначала отскочить хотел, но цыган дядька хороший, он и говорит:

– Красавец, кот. Хочешь, живи у нас. Я тебя каждый день рыбой кормить буду и по шерстке гладить.

И чтобы вы думали? – Задрал этот предатель хвост и стоит урчит. А цыган его за ухом чешет, по шерстке гладит – Смотрел я, смотрел, – надоело. Толкнул предателя лапой в бок и говорю:

– Хватит дурака валять, пора домой возвращаться.

– Грубый ты, Ричард, хоть и поэт. Ладно, пошли, а то мамка точно нам обоим хвосты накрутит.

Только мы собрались уходить, вдруг видим, мамка бежит. Как она догадалась, где нас искать, ума не приложу. Увидела нас, обрадовалась, как сумасшедшая.

– Нашлись! Нашлись! И Белла тут – Это ваши ребята ее привели, – отвечает цыган почему-то с гордостью за наш подвиг.

Мамка рот открыла, стоит глазами хлопает, понять ничего не может.

– Привели??? – Да, привели. Молодцы они у вас.

Много чего они про нас хорошего наговорили. Стояли мы с Данилой, слушали, слушали, даже подросли чуть-чуть. А что вы думаете? Если бы про вас так говорили, вы бы тоже спину распрямили, голову задрали, сам черт вам не брат – Наслушались, – надолго теперь хватит. Данила опять урчать начал. Никогда за ним такого не замечал. А тут стоит, хвостом машет, муркает, песни поет.

Мамка наконец и говорит:

– Спасибо за добрые слова, пора нам домой возвращаться.

Вот так, спасли мы Беллу, ей богу, спасли. Волки бы в лесу ее точно задрали. Правда, не знаю, есть ли у нас волки, но береженого, бог бережет. Это я точно знаю.

Сборы и прощания

Значит так, мои решили домой возвращаться. Погода им, видишь ли, не нравится.

Представьте себе такое – Погода, как погода. Ну да, попрохладней стало чуть-чуть, и дождик иногда идет. Ну и что? Что же теперь весь год от жары маяться, на солнышке париться?

Капризные они, ей богу, капризные. Радоваться должны, что прохлада пришла. Так нет же, выдумали, что мерзнут, а печку топить им, видишь ли, лень.

Мамка приехала, послушала, посмотрела и вынесла вердикт: осень пришла, пора в Москву ехать. Слово-то какое – осень – Я ей и так объяснял и этак, что нечего нам в городе делать.

Зачем в четырех стенах сидеть, когда можно целый день на воздухе бегать. Не поняла, совсем не поняла. Вроде умная, а тут – Один Данила был против. Что ему в городе делать? А тут девочки, охота опять же, воля одним словом.

29
{"b":"18360","o":1}