ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как Тося? Она вас не беспокоит?

– Нормально, собака, как собака, особых проблем нет.

– Вы мне звоните, если, что не так.

– Обязательно.

Не зря мне показалась, что она пахнет перцем. Сейчас она им благоухала. Неожиданно я чихнул.

– Брысь! Глупая собака! – Услышал я в ответ.

Лариса нахмурилась. Резкий голос привлек внимание мамы.

– Что-то случилось? Поинтересовалась она.

– Нет, ничего. Меня ваш пес напугал. Он чихнул, а я решила, что зарычал, вот и не сдержалась.

– Извините, он не хотел.

Перед ней не извинятся надо, а гнать ее поганой метлой из этого дома. Как ей Тоську то отдали? Бедная, бедная Тося.

Мама видимо почувствовала, что здесь что-то происходит. Посмотрела на меня, на Ларису, на Тосину хозяйку и начала прощаться.

Уезжать было жаль, но время пришло. Я попрощался с ребятами, с девчонками, с Ларисой и пошел к дверям. По пути мне опять попалась эта, душистая. Проходя мимо, я тихо рыкнул на нее и намеренно наступил на ногу, карябнув ее когтями.

Она отскочила, но промолчала. Правда, через секунду раздалось вслед.

– Этот пакостный пес порвал мне колготки. Слава богу, что у нас девочка. Взяли бы этого – Что бы тогда делали?

Мамка услышала, но сделала вид, что это не про нас. А Ильюха с Ромкой закричали в ответ:

– Молодец, Борька! Так ей и надо!

Согласен, но что ей с этого? Злая она, и все ей по барабану.

– Прощай, Боря, – тихо, едва слышно попрощалась Тося. Спасибо, все будет хорошо.

Спать вечером не хотелось совсем. Лежал, вспоминал, думал. У ребят все хорошо, они счастливы. У Вики, с Ирмой тоже порядок. Только с Тосей вопрос. Но что тут сделаешь?

Мамке не объяснишь, что сестру нужно спасать. Она не поверит, что все так серьезно.

Придется оставить все, как есть.

Так и заснул в плохом настроении.

Друг

Сейчас я вам такое расскажу – Сижу я как-то дома, скучаю. Дед по делам уехал, Татьянка в школе, мамка, как всегда на работе. Делать нечего, поговорить не с кем, тоска. Вдруг слышу за дверью шум, гомон, девичьи голоса и топот какой-то – А запах – Не запах, а чудо, как будто что-то знакомое, близкое, родное. Подбежал я к дверям, сижу, жду.

Скрип ключа, открывается дверь и в квартиру врывается зверь. Черный, лохматый, огромный.

Я чуть с лап не упал. Испугался, – думаю, пришел мой последний час – За ним Татьяна и ее подружка. Они, как увидели, что я почти не дышу, заорали:

– Фу! Чарли! Фу! Не трогай его, он маленький!

Ха! Маленький! – Сами они маленькие, а я уже взрослый.

Встряхнулся весь, напрягся и гостю навстречу. Думаю, помирать, так с музыкой.

Чарли глянул на меня, принюхался и ко мне. Я от страха чуть глаза не закрыл, но стою, жду. А он подошел, носом боднул и весело так говорит:

– Привет, малыш.

– Здравствуй, дяденька, – пропищал я в ответ.

Куда голос делся, убей, не пойму.

– Как тебя зовут?

– Ричард, – уже тверже ответил я.

– Красивое имя. Меня называй Чарли. Я к тебе, знакомиться. А то девчонки только про тебя и болтают, а мы до сих пор незнакомы. Куда это годиться? Они подруги, значит и мы друзья.

Согласен?

– Спасибо дяденька. Уже радостно закричал я.

Друг – Друг – Бог мой! Этот красивый, умный пес, мой друг. Сердце чуть не выскочило из груди. Захотелось броситься ему на шею, облизать всего с ног до головы…

– Какой я тебе дяденька? – Чарли, – запомни, малыш, – Чарли. Прогудел он.

– По-моему, подружились? – Обернувшись к подруге, констатировала факт Татьяна.

– Вроде, но мой в любой момент может окрыситься, характер у него не сахар.

Обидно стало. До чего они глупые. Сами обидеть норовят, а потом рассуждают о характере.

Думают, мы ничего не понимаем – Дети, – одним словом, дети.

– Не обращай внимания, – спокойно, без всяких эмоций предложил Чарли. Я поддерживаю ее в тонусе. Одно время, она меня Лапусиком называла. Представь себе такое? Гуляем и вдруг:

– Пупсик! Пупсик! Лапусик!!! Причем громко, на всю округу.

На мгновенье я обомлел. Как – этого гордого, красивого пса и так унижать!? Бог мой, я бы точно от стыда умер.

– Ребенок, что сделаешь – Извиняясь за хозяйку, продолжил он. Конечно, в первый момент я чуть с лап не упал, причем в это время я к девочке клинья подбивал. Хорошенькая такая, – душистая. Но как мою кличку услышала, первые пять минут хохотала, как сумасшедшая, до икоты, а потом, когда слегка успокоилась, обозвала меня Лапусиком и была такова.

Прославила на всю округу. Раз пять драться пришлось, пока не утихли. Хозяин одно время решил, что я бешенный, но потом, когда все устаканилось, зауважал.

Твоя-то как? Поинтересовался он.

– Пока ничего. Зовет меня Ричардом, – чаще, правда, Ричи. Кино насмотрелась, вот и стал я другом горца. Смотрит до полуночи, спать не дает.

– Это терпимо. Тем более Дункан Маклауд мне тоже нравится.

– А я не люблю телевизор смотреть, глаза закрываются, спать хочется. Пару раз пытался, но через пять минут засыпал.

– Ничего, подрастешь, понравится. Уверенно заявил он.

– Как там на улице? Вежливо поинтересовался я. Очень хотелось гулять, но наши хозяйки, по-видимому, были иного мнения. Они расположились на диване и принялись перемалывать косточки всем знакомым мальчишкам. Продолжалось это достаточно долго. Но и мы не тратили время впустую. Чарли столько всего интересного нарассказывал.

Он уже трижды справлял день своего рождения и его опыт, по сравнению с моим, был огромен. Оказывается, он дважды убегал от хозяев и уже познал женщину.

Услышав об этом, я чуть не расплакался. Мне так хотелось поцеловаться по-настоящему хоть с одной девчонкой. Путь не с красавицей, но хотя бы не с уродиной. Они такие нежные, теплые и пахнут обворожительно.

Чарли тут же понял мое состояние и принялся меня успокаивать.

– Не волнуйся, всему свое время. Подрастешь еще чуть-чуть, и все твои будут. Парень ты симпатичный, видный, ни одна от тебя не откажется. Разглядывая меня, сообщил он. – Главное не будь тряпкой, они таких не любят. Умей настоять на своем, но пусть думают, что они для тебя все, вернее не они, а она. Никогда не ухаживай сразу за всеми. Выбери подходящую и работай. Говори, что лучше ее в целом свете нет, что жить без нее не можешь, ночами не спишь, только о ней и думаешь. Повторяй, повторяй, повторяй, и она сломается.

Бросится на тебя, прижмется, а ты уж не зевай. Делай свое дело и в кусты. Понял, малыш?

И тут я ему начал жаловаться. Меня словно прорвало.

– Да, – говори – Да, – не зевай – Не умею я ничего. Есть тут одна, Лорой зовут. Красивая – Я как ее увидел, чуть с ума не сошел, а она на меня никакого внимания. Что только не делал.

Правда, один раз я ее все-таки завел. Ревнивая она, – но больше – не получается.

– Коли получилось раз, получится еще. Главное не спеши. Увидишь ее, остановись, замри и стой так хоть пять минут. Пусть обратит внимание. Подойдет, а ты вздохни, словно звезду в небе увидел и молчи, молчи – Ей интересно станет. Женщины, они болтушки, обязательно что-нибудь спросит. А ты так, с придыханием, словно ком в горле встал, скажи ей, что она луна в небе, солнце, вышедшее из-за туч.

Вот и все, дело сделано. Она твоя. Понял?

– Понял, – ошарашено прошептал я.

И тут, как нарочно, на самом интересном месте, Татьянка закричала:

– Ричи, гулять!

И почти следом:

– Чарли, ко мне!

Ну вот, проснулись наконец-то. Как всегда, не вовремя. Так хотелось еще поговорить, узнать что-нибудь нужное, и вот на тебе.

– Пошли, парень. Зовут. Ты рядом держись. Я тебе на практике сейчас все покажу. Теория, теорией, а жизнь, жизнью. Пошли.

* * *

Как только мы вышли из подъезда, я приблизился к Чарли и пошел рядом, приноравливаясь к его шагу.

В паре мы выглядели совсем не плохо. Конечно, я был на пол головы ниже и не так хорош, как мой друг. Но рыжее всегда хорошо сочетается с черным, а моя легкая, летящая походка, гордая, улыбающаяся физиономия и внутреннее ощущение праздника, делали меня значительно выше и симпатичнее, чем я был на самом деле.

7
{"b":"18360","o":1}