ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну что ж, решил Карл, попробуем, как предлагал когда-то Мышонок, построить нечто из ничего. Ведь правильно поставленные вопросы – это уже часть ответа на любой из них.

Расставшись с Людо, проводившим его до самых, ворот, Карл проехал через притихший парк, в котором слышались лишь осторожные шаги ночных патрулей, и, соскочив с коня у раскрытых ворот конюшни, передал повод ночному груму. Дворец спал, лишь кое-где мерцали за темными окнами огоньки свечей. Однако сон отеля ди Руже был обманчив. На самом деле и в доме и вне его бодрствовало множество людей. Ночное нападение не осталось без последствий, и дворец превратился в крепость. Большинство наружных дверей были заперты, на многих окнах появились деревянные ставни, а караулы в доме и вокруг него удвоены.

«И что теперь? – спросил он себя, подняв глаза к ночному небу и вглядываясь в далекую голубую звезду, поднявшуюся над левым плечом Паруса. – Таиться и прятаться, ожидая следующего удара?»

Идея эта Карлу решительно не нравилась, впрочем, и вопрос он задавал, лишь следуя правилам риторики, всплывшим в памяти при упоминании Леона из Ру. В самом деле, стоило ли менять бесконечную свободу уводящих вдаль дорог на несвободу гарнизона осажденной крепости? Однако ничто не случается без причины, как не уставал их учить когда-то мэтр Горностай, и ничто не остается без последствий. И полномочный министр вспомнился ему неслучайно.

Карл давно уже подозревал, что с талантом Леона не все так просто, как хотел это показать сам Мышонок. А после Сдома, снова столкнувшись с магией слов, Карл уже почти не сомневался, что его старый друг – носитель Дара. И уж если это действительно было правдой и Дар министра, который он, впрочем, тщательно скрывал от посторонних глаз, имел именно ту природу, о которой думал теперь Карл, то к кому было и обратиться за разъяснениями по поводу Филолога Даниила, как не к нему? Однако сейчас думать о Леоне было еще не время. Мышонок в пути. Позволят боги, и в скором времени он прибудет во Флору, а тогда и мудрствовать будет ни к чему. Леон, если ему известно хоть что-нибудь из того, что интересует Карла, расскажет обо всем сам. Поэтому, отбросив мысли о Мышонке как преждевременные, Карл вернулся к прерванным рассуждениям.

Итак, за кем же охотились ночные убийцы?

Карл опустил взгляд, предоставив Голубую Странницу самой себе, и стал подниматься по лестнице во дворец.

«Я или Дебора? Дебора или я? Кто из нас был мишенью?»

Впрочем, отнюдь не второстепенным был и вопрос: почему именно теперь? Потому ли, что наконец позволили обстоятельства, или потому, что ждать более стало нельзя? А что, если и то и другое вместе? Ведь не только же Карлу приходится иметь дело с совпадениями. Кости Судьбы брошены, и какие из этого проистекут следствия, знать никому пока не дано.

2

В маленьком холле второго этажа, едва освещенном несколькими свечами, навстречу Карлу встал из кресла Марк. Кресло лейтенанта было вплотную придвинуто к высоким дверям, ведущим во внутренние покои, и было очевидно, что место для ночного пикета выбрано им неслучайно. Во всех смыслах.

– Доброй ночи, милорд, – сдержанно поклонился Марк. Прошедший день, по-видимому, дался ему нелегко. Мужественным и верным людям особенно трудно переживать подозрения в неверности и слабости духа.

– Доброй ночи, капитан, – улыбнулся Карл, знавший уже, что именно тревожит этого славного человека, и не желавший его мучить неизвестностью.

– Прошу прощения, милорд?

– А что вас удивляет, Марк? Или быть моим капитаном менее почетно, чем лейтенантом герцога Семиона?

– Что вы, милорд! – Марк был очевидным образом раздосадован вопросом Карла. – Разве в этом дело!

– А в чем же тогда?

– Прошлой ночью меня не оказалось во дворце, как раз тогда, когда я обязан был там быть, – объяснил Марк твердым голосом. – Я…

– Я знаю, Марк, – остановил его Карл. – И не стал бы вас винить, даже если бы вас вовсе здесь не было. Однако вы здесь все-таки были и, как я знаю, мужественно сражались в парке и в приемном зале.

– Вы знаете?

– Разумеется, – кивнул Карл.

Разумеется, он знал. Разве можно утаить хоть что-нибудь в феодальном владении? Можно, конечно, но очень хлопотно. Для этого надо предпринимать особые усилия, которых Марк предпринять не мог, просто потому что само владение все еще оставалось для него неведомой землей.

– Вы ее любите? – спросил Карл, решив окончательно закрыть эту тему.

– Да, – сразу же ответил Марк, но в его голосе не было радости. В нем звучала печаль.

«Как выразить печаль цветом?» – неожиданно для себя подумал Карл. Задача показалась ему интересной. Об этом стоило подумать, но не сейчас, разумеется, а когда-нибудь потом. Потом. Вот только когда? А женщина, о которой успели рассказать Карлу гвардейцы герцога Корсаги, билась прошлой ночью плечом к плечу с Марком. По-видимому, нападение застало их в парке…

– Вы давно вместе? – спросил он Марка.

– Двадцать лет.

– Почему же вы на ней не женитесь, Марк?

– Она не хочет за меня выходить, милорд, вот в чем дело. Никак и ни за что.

– Как она сюда добралась? – Впрочем, ответ Карл уже знал, вернее, догадывался, каким он может быть.

– На своих… двоих. – На последнем слове новоиспеченный капитан явно запнулся.

– Она лиса?

– Вы?..

– Просто догадался, – успокоил Марка Карл. – Вспомнил ваш рассказ, сопоставил с тем, что видел и слышал сам, и предположил, что ваш рассказ был не совсем… ну, скажем так, не совсем точен.

– Да нет, милорд, – усмехнулся в ответ Марк. – В том-то и дело, что я вам верно все рассказал. Не сказал я вам только то, что, когда отдышался да портки отстирал… В общем, пошел я назавтра по кровавому следу, там, в лесу, его еще хорошо было видно, ну и нашел ее. Она ведь хоть и оборотень, но досталось ей – будь здоров. Я же вилами ее, да прямо в грудь. Ну что сказать? Жалко мне ее стало…

Марк замолчал. Молчал и Карл, в который раз дивясь тому, какими причудливыми могут быть рисунки человеческих судеб.

– Скажите, Марк, – нарушил молчание Карл, – а почему вы притворяетесь ношеным сапогом?

– Привык, – пожал плечами Марк. – Казарма, знаете ли, не лучшее место для диспутов о природе вещей.

– Понимаю, – кивнул Карл. – Но вы, Марк, теперь не в казарме. С этого дня вы капитан и дворянин. Я позабочусь, чтобы соответствующие патенты были оформлены как можно быстрее.

– Благодарю вас, милорд, – снова поклонился Марк.

– Не за что, – улыбнулся Карл. – Я же вас на службу взял, а моя служба, как вы, вероятно, успели убедиться, кровью пахнет.

– Да, – улыбнулся в ответ Марк. – С вами не скучно.

– Вот и славно. – Карл уже направился было к дверям, но остановился. – Передайте вашей даме, Марк, что я приглашаю ее поселиться во дворце и быть моей гостьей везде и всегда, где и когда будем находиться мы с вами.

3

Ну вот, невесело усмехнулся Карл, закрывая за собой дверь, как много людей, оказывается, знали, куда мы направляемся. Знала лиса, знал и старый Медведь, который вовсе не медведь. Возможно, знал кто-то еще, ведь о том, что мы уезжаем во Флору, я сказал и колдуньям, и…

На самом деле узнать, куда они уплыли, было не так уж и сложно. Когг-то был из Во, да и флорианские капитаны давно разыскивали Карла во всех портах, куда заходили их корабли. А при желании можно было применить и что-то из инструментов магии, вроде его собственной способности смотреть сквозь Тьму.

Карл завернул за угол и издалека увидел служанку, спавшую, скорчившись, на полу у дверей его спальни. Сбежать она, видимо, не осмелилась, но ее поза и беспокойный сон на полу могли означать только то, что охрану своего человека принял на себя адат. Так оно и оказалось. Тихонько отворив дверь в спальню, Карл сразу же встретился взглядом с внимательными глазами огромного зверя, неподвижно лежавшего на ковре у кровати, вытянув перед собой мощные передние лапы.

98
{"b":"18361","o":1}