ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Роза любви и женственности. Как стать роскошным цветком, привлекающим лучших мужчин
Иллюзия греха. Поддельный Рай
Агент «Никто»
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Страсть к вещам небезопасна
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Принц Дома Ночи
Ветер над сопками
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
A
A

– База на Марсе, – ответила Лика, которая так или иначе, но уже начала воплощать этот план в жизнь. – Легион, по-видимому, планировал что-то подобное. Но это мы вам потом расскажем. Меш нашел архивы… Потом, – решительно закрыла она тему, останавливая поднятой рукой оживившихся при ее словах Макса и Федора. – Всего, что мы узнали, все равно за одну ночь не рассказать. На Марсе стапели и конструктивные элементы для сборки боевых кораблей. Семь «Шансов», девять легких рейдеров класса «Кот», два тяжелых крейсера класса «Леопард», шесть военных транспортов. Их, правда, собрать еще надо – стапели-то одни и специалистов мало – но Йфф говорит, что за год-полтора они справятся, тем более что и экипажи еще обучать. Оружие, снаряжение… на сто тысяч человек. Есть еще одна база на Венере, но там в основном лаборатории. Это исследовательский центр. И мы его пока не трогали. Стоит законсервированным. На Луне маленький разведывательный центр. Там у нас сидит группа разведчиков барона Счёо. В поясе астероидов – три добывающих корабля и перерабатывающий центр. Их мы запустили на «малых оборотах», металлы и уран могут пригодиться. Есть еще один крейсер на ходу и наш «Шаис». Он теперь называется «Вашум». И моя яхта. Это все.

– Ну что ж, – кивнул Макс. – Для локальной операции достаточно. Для большой войны – нет. Как полагаешь, адмирал?

– Ты прав. Для большой войны придется поставить под ружье всю Землю. А это значит, что сначала ее придется захватить.

– Вот, – согласился с Федором Макс. – Об этом я и говорил. Чтобы открыть Земле имперское будущее – что гуманно, – нам сначала придется вывернуть ей руки…

– И отодрать, – хмыкнул Федор.

– Что не есть гуманно, но не землянам на такую антигуманность кивать.

– Золотые слова и мои собственные мысли! Я – за. – Федор встал и прошелся по комнате. – Я – за!

– Вика? – спросил Макс.

– За.

– Лика?

– Я уже в деле, – усмехнулась Лика. – И Вика тоже. Но у меня есть несколько уточнений. Макс, налей мне, пожалуйста, коньяку, терпеть не могу хлебную водку.

– Это потому, что школа у тебя не та, – объяснил ей Федор и налил себе еще водки. – Вика, будешь? Или тебе теперь…

– Не дури! – рассмеялась Вика. – Мне все можно. Пока. Так что налей мне коньяку.

– Ты говорила об уточнениях, – напомнил Макс, подавая Лике бокал с коньяком.

– Уточнения? – переспросила Лика. – Ах да! Уточнения.

Она отпила из бокала терпкую ароматную жидкость и почувствовала, что теперь все будет хорошо. Они сделают и это. Она улыбнулась, ощущая, как уверенность наполняет ее тело веселой ликующей силой. Она снова была самой собой. Она снова была королевой Нор, не только по закону и праву, но и по внутренним ощущениям. Она подошла к столу, взяла очередную пахитоску, прикурила от свечи и повернулась наконец к ожидавшим ее слов друзьям.

– Виктор, – она едва ли не впервые назвала его сейчас настоящим именем, – в каждой шутке есть доля шутки.

– Ты что, серьезно?

– Вполне. Я абсолютно серьезна сейчас. Хватит экспериментов. В России должен быть царь, и этим царем должен быть ты. А твоей официальной женой – во всяком случае, здесь, на Земле, – должна быть Вика. Потому что нам нужен порядок, и потому что моей дочери нужен венценосный жених. Я ясно излагаю?

– Куда уж яснее… – Виктор посмотрел на Вику, как будто ожидая от нее помощи. Но если он и ожидал от нее такой помощи, он ее не получил.

– Лика права, – сказала Вика спокойно. – Если начинать дело, то делать его надо по всем правилам. – Нам нужен контроль над Землей, и абсолютный монарх одной восьмой части суши… У вас так говорят, кажется?

Она улыбалась.

– Ладно, – подумав секунду, согласился Виктор. – Уговорили, но тогда я требую сатисфакции!

– Какой? – спросила его Лика.

– Макс…

– Ах это! – усмехнулась Лика. – Не бойся, Витя, тебе будет кого приглашать в гости.

– Лика! – протестующе поднял руку Макс. – Ты в своем уме? Ты представляешь, что тут начнется?

– С трудом, – улыбнулась ему Лика. – Но их проблемы меня не касаются. Я хочу, чтобы в Иерусалиме снова был царь!

– А храм отстроить не хочешь? – ехидно улыбнулся Виктор.

– Представь себе, хочу, – ответно улыбнулась она. – Будет в Иерусалиме царь, и будет храм. Со временем, – добавила она, секунду подумав.

– И союз церквей… – потирая руки, в тон ей продолжил Виктор.

– Замечательная идея! – подхватила Лика. – И союз церквей. А несогласных отправим осваивать Марс!

– Ну ты, гляди, и в самом деле королева! – восхищенно не то сказал, не то пропел Виктор. – Ох и тяжко придется некоторым под твоим скипетром.

– Под твоим, Витя, – тихо сказала она. – И под твоим, Макс. На земле я не королева. Мое королевство – Ойг. А землей будете править вы. Так что впрягайтесь, господа старые коминтерновцы. Эпоха коммунизма завершилась. Капитализма – тоже. Наступает эпоха просвещенного абсолютизма.

– Макс, – сказал, выслушав ее, Виктор. – Где ты нашел такую ведьму?

– В Израиле, – улыбнулся Макс, вставая. – И я ее очень люблю!

С этими словами он подошел к Лике и поцеловал ее в губы. В ответ на прикосновение его губ в голове у Лики тут же начался фейерверк и заиграли многочисленные оркестры. Она почувствовала, как сильные руки подхватывают ее и возносят вверх, и последнее, что она услышала сквозь сладкий шум, не только заполнивший ее слух, но и охвативший все ее тело, были слова Вики:

– Поцелуйте меня, ваше величество!

Глава 7

ВСЕ, КАК ОНО ЕСТЬ

– Не царское это дело, – меланхолично заметил Меш, отправляя в пасть очередную греческую маслину.

– Царское не царское, а этого жука я сам трахнуть хочу. – Виктор от своих планов отказываться не собирался. Он предвкушал.

– Это называется зоофилия, кажется, – не меняя выражения «лица», сказал Меш и взял из вазочки еще одну маслину.

Лика прыснула.

– При чем здесь зоофилия? – озадаченно поинтересовался Виктор, который шутки не оценил, потому что не понял. Он был занят своими мыслями. Представлял, как будет брать Рябова за яйца, и как…

– Потому что трахать надо меня, – наставительно сказала Вика. – И чем больше, тем лучше, а Рябова своего оставь Фате или Скиршаксу. Да вот хоть Кержаку поручи с его баронессой, они его быстро к порядку призовут.

– А! – сказал Виктор. – О! Я понял.

– Нет, – сказал он, обдумав все еще раз. – Нет. С ним я поговорю сам. А потом можно и на трон.

Они сидели в вишневой гостиной на «Чуу» и «пили чай». Сорок восемь часов на лирику, объявленные. Ликой, плавно перешли в 100 часов на «Чуу», в своей компании и в изысканном комфорте ее Малого Дома. Конечно, эти дни нельзя было назвать каникулами в полном смысле этого слова. Они успели побывать и на Марсе, и на Венере, и в пояс астероидов заглянули, и новые крейсера проинспектировали. И серьезных разговоров состоялось немало. И все-таки это были каникулы. По настроению, по состоянию души. Дивные дни, когда нет надобности разбираться, день нынче или ночь, потому что желание сильнее обстоятельств. Особенно если обстоятельства заранее организованы таким образом, чтобы желаниям не мешать. Славные сто часов, пристегнувшиеся к феерическим сорока восьми часам, им предшествовавшим. Чудное время, проведенное к компании симпатичных и практически родных людей, ведь и Меш с Сиан были теперь Виктору вроде как родственники. По жене, так сказать. А как скажешь иначе? Но все проходит, как давным-давно заметил один из мудрых пращуров Макса. Прошли и эти дни, и настало время переходить к действиям. И перед тем как начать реализовывать план «Родина» – программу-минимум, сформулированную ими еще в ту ночь в Питере, – Виктор собирался закрыть некоторые счета, оставшиеся им в наследство от прошлого. Дел было немного. Два. Во-первых, он хотел получить у Рябова дело Дефриза, которое сам же и начал бог знает сколько лет тому назад. Дело это лично ему было уже совершенно неинтересно, но он хотел подарить его Максу. «От нашего стола – вашему». Презент, так сказать. И, во-вторых, он собирался встретиться с ревнителями. Ничего личного. Теперь уже нет. Но и эту историю следовало закрыть. Эту историю как раз закрыть было необходимо в первую очередь, чтобы не оставлять за спиной никаких непроясненных моментов, чреватых неприятностями.

102
{"b":"18362","o":1}