ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Миллион решений для жизни: ключ к вашему успеху
Три минуты до судного дня
Свергнутые боги
A
A

Они прошли в кабинет Счёо, дверь закрылась, отсекая их от деловитого гомона командного центра, и барон тут же вызвал проекцию. Над круглым столом для штабных разборов появилась трехмерная многоцветная схема сражения. Виктор без пояснений понял, что модель отображает в динамике события утра, вернее, первых часов ратайского вторжения.

– Обратите внимание, князь, – сказал Счёо, – на пункты высадки и направления главных ударов.

– Они знали, что делают, – без удивления констатировал Виктор. Это он уже понял и сам.

– Совершенно верно, – кивнул глава Бюро, запуская обе руки внутрь схемы. – А это обобщение их усилий на протяжении следующих десяти часов.

Он вытянул из проекции и повесил рядом с главной схемой схему меньших размеров.

И снова Виктор не был удивлен тем, что, если отбросить тактическую мишуру, главными целями ратай были Черная Гора и три императорские ставки.

– Чего же они добивались, по вашему мнению? – спросил он, беря без спроса сигару из инкрустированного яшмой серебряного сигарного ящичка барона. – У вас есть какое-то объяснение?

– И да и нет, – ответил Счёо. – По Черной Горе у меня, естественно, никаких данных нет.

Он остановился, видимо, взвешивая степень искренности, на которую мог и желал пойти в разговоре с Виктором.

– Скажем так, у меня недостаточно информации по Ордену, но по косвенным данным, монастырь нечто большее, чем просто религиозный центр или храм. Нечто гораздо большее, вы понимаете? – Счёо не смотрел на Виктора, он, казалось, сосредоточенно изучал сейчас им же самим и построенную модель. – Контакты с Горой всегда были личной прерогативой императора. Что и откуда знают об Ордене ратай, мне неизвестно, но сам факт их интереса многозначителен, не правда ли?

– Пожалуй, – сказал Виктор, закуривая и вспоминая свой разговор с герцогом Рекешей. – Пожалуй, вы правы. Ну а со ставками императора ясно и так.

– Совершенно верно, – согласился Счёо, в свою очередь выбирая сигару. У него были тонкие нервные пальцы скрипача, впрочем, он и в самом деле недурно играл на гамбе.[19] – Теперь главное. Вот.

Барон вытащил из проекции новую схему и расположил ее прямо перед Виктором, сдвинув в сторону модель действий ратай.

– Они знали много, слишком много, чтобы полагать это результатом их собственной разведывательной активности, но при этом – обратите внимание, князь, – их информированность была странным образом однобока. Они много чего знали про армию, гвардию и Флот Метрополии, но…

Барон был прав. Что-то в этом роде уже вертелось в голове Виктора, но у него не нашлось ни времени, ни возможности проанализировать ситуацию с этой точки зрения. А вот у шефа Бюро были и информация, и аналитики, и, главное, время, чтобы увидеть очевидное: кто-то сдал противнику оборону Тхолана, но не полностью, а только, и почти исключительно, в той части, которая касалась триады: флот – гвардия – армия. А вот ПКО, тыловое командование с его резервами и наземные службы флота остались как бы за кадром, и это определило в конечном счете провал ратайской операции. Кто-то умело и жестко вел свою игру, желая уничтожить руками ратай императора и наиболее тесно связанные с императором силовые структуры, но при этом не дать ратай победить.

– Ну и кто же это у нас такой умный? – спросил Виктор, предполагая, впрочем, что ответ барона его не удивит.

– Еще минута, – остановил его Счёо. – Вот смотрите, мы проанализировали данные, которые вы передали нам через полковника Скиршакса. Информация к ратай уходила со станции Топографической службы флота и из… Адмиралтейства.

– Даже так? – Виктор был неприятно поражен. Дело было гнусное, и он с сожалением должен был признать, что недооценил противника. Не он один, конечно, но от этого ему было не легче.

– Значит, тот, кто придет на помощь… – сказал он.

– И есть главное заинтересованное лицо, – закончил за него Счёо. – Думаю, что могу назвать вам и имя нашего благодетеля.

– Стаййс, – предположил Виктор.

– Да, Стаййс и, вероятно, Тчуёш, – кивнул Счёо. – Мои аналитики сошлись во мнении, что операцию такого уровня могли спланировать только они. К тому же оба так или иначе связаны со «Становым Хребтом», а это и многое объясняет, и дает им в руки немалый организационный ресурс.

– Но не сразу, – уточнил Виктор.

– Разумеется, – согласился с ним глава Бюро. – Сейчас Позвонки или задействованы вслепую, или вообще вне игры, иначе им было бы не избежать утечки. Но позже… позже они, конечно, будут играть первую скрипку.

«О да! – подумал с неприязнью Виктор. – Эти будут».

Тут ведь и гадать не надо, они свое кредо вполне ясно озвучивали, и не раз. За долгие века своего существования – две тысячи лет, это вам не абы как! – «Становой Хребет» успел многократно сменить форму организационного устройства, побывав и союзом, и партией, и чуть ли не местным аналогом опричников. Но суть его при этом практически не менялась. Это был союз национально ориентированных, как они изволили изящно выражаться, аханских патриотов. А попросту говоря, союз родовитых, но не титулованных аханских националистов, одинаково презиравших как собственный аханский плебс, так и всех прочих граждан империи, не имевших счастья родиться аханками. Впрочем, до сих пор они всегда были лояльны, если не преданы, императорам, а врагами своими считали аристократов, которые, по мнению Позвонков – прозвище прилипло к ним много веков тому назад и сразу навсегда, – недостаточно любили императора, родину и народ. Вот аристократов Позвонки действительно и боялись и ненавидели.

– Логично, но на что все-таки купились ратай? – Этот вопрос не давал Виктору покоя, хотя, казалось бы, до таких ли мелочей, когда в империи война и переворот в одном флаконе?

– Не знаю, – пожал плечами Счёо. – Но случившееся им на руку.

– Да, на руку, а эти жадные идиоты… – Виктор не мог скрыть раздражения.

– Между нами, князь, – барон тоже не был спокоен, а теперь спокойным перестал и казаться, – мы сами показали им дорогу. У императора были резоны, вы понимаете? Но однажды нарушив традицию, ты попадаешь в бурные воды неопределенности.

«Это ты мне говоришь, барон? – мысленно покачал головой Виктор. – Дорогу вы им показали? Нет, милый, вы открыли ворота ада. Убив старого императора, вы отменили табу, а теперь что ж? Снявши голову, по волосам не плачут!»

– Увы, – согласился с ним Виктор, которому было что сказать о покойнике и помимо сказанного. Но говорить этого он, естественно, не стал.

– Давайте выпьем, – предложил он.

– Давайте, – согласился Счёо.

Он не стал звать вестового, а сам достал из бара кувшинчик чеканного серебра и разлил бренди по таким же серебряным чеканным чашечкам.

– Это все или есть и другие новости? – спросил Виктор, сделав первый глоток.

– Есть – барон вдохнул аромат напитка и прищурил глаза от удовольствия. – Восемнадцать минут назад мы приняли сигнал с орбиты. Вернее, не мы, а Служба Дальней Связи, но мы негласно сняли информацию с их антенны. Бой в системе продолжается, но сместился к дальним орбитам. Такое впечатление, что ратай пытаются уйти. На орбите Тхолана – игра в кошки-мышки. Ратай, у которых здесь уже почти ничего не осталось, пытаются время от времени прорваться в атмосферу, а наши их туда не пускают. Два часа назад в системе появились семнадцать новых кораблей. Наших кораблей, князь. И пришли они, скорее всего, из сектора А7 или А11.

– Значит, все-таки Стаййс. – Виктор допил бренди и не раздумывая – порция была смешная, ей-богу! – налил себе еще. – Когда они доберутся до Тхолана?

– Часа в три ночи. – Барон отпил из чашечки. – Я правильно понимаю, что нам нечего им противопоставить?

– Абсолютно, – сказал Виктор. – Да и что мы могли бы сделать, даже имей мы силы? Объявить их мятежниками?

– Да, – согласился Счёо. – Они все рассчитали верно. Безукоризненный план и элегантное исполнение.

– Стаййс не дурак. – Виктор чуть улыбнулся, признание очевидного и согласие с миром. – Самый молодой из самых талантливых адмиралов.

вернуться

19

Гамба – виола да гамба, или сокращенно просто гамба, музыкальный инструмент, относящийся к семейству смычковых инструментов, популярный в XV–XVIII вв. Играли на нем, упирая в колено или держа между коленями, – отсюда и родовое название виола да гамба («ножная виола»), чтобы не смешивать с виолой да браччо («ручной виолой»), предшественницей скрипичного семейства.

16
{"b":"18362","o":1}