ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В следующую секунду «Сапсан» ухнул в двухсотметровую шахту лифта, и Виктор снова переключился на переговоры со своим штабом и с координатором из оперативного командования СПО…[11]

– Первый! – прорезалось в ухе.

– Здесь! – откликнулся Виктор.

Перед ним разворачивалась сейчас панорама горящего Тхолана. Объектив смотрел на столицу откуда-то с северо-востока, и было хорошо видно, как ратайские штурмовики, словно стрелы, группами проносящиеся вдоль склона Малого Медведя, ведут ракетные пуски и лазерный обстрел. В городе было уже несколько десятков очагов мощных пожаров. Легкий ветерок медленно сносил клубы дыма в сторону Серебряной, в которой отражались высокие языки пламени, взметнувшегося над горевшим комплексом военной академии.

– Ставка императора? – внутренне холодея, спросил Виктор.

– Нет связи, – сообщил офицер и, нарушая субординацию и устав, опередил следующие, вполне предсказуемые, вопросы своего командира:

– Нет связи с центром ПКО Тсач, базой флота в Ана-ти, штабом восьмого корпуса, штабом тылового командования…

Но Виктор уже не слушал, время опять уходило, как песок сквозь пальцы.

– Эвакуация! – скомандовал он. – Третий резервный план. Первый батальон Стрелков туда же! Сюда спецназ пятой дивизии и штурмовики.

Он поднялся из кресла и, коротко бросив адъютанту: – «Все в броню!» – продолжил отдавать приказы, одновременно натягивая на себя – он с раздражением отмахнулся от помощи денщика – комплект гвардейского штурмового комбинезона.

– Разведку и всех, кто под рукой, к императору и в ЦПО!

Зал оперативного центра залил вдруг тревожный красный свет.

– В бой не ввязываться! – рявкнул Виктор. – Уходим! Мне нужна связь с орбитой!

Между тем в полу открылся черный зев эвакуационной шахты, а из бокового туннеля выскочили телохранители Виктора, на броне которых голубели шевроны Гарретских Стрелков.

«Вот балбесы! – подумал он мимолетно. – Хоть война, хоть мор и глад, а форс прежде всего!»

– Ратай заняли первый уровень, – доложил бесстрастный голос офицера службы безопасности.

– Господин бригадир! – шагнул к Виктору гвардейский капитан, командовавший его охраной. – Пожалуйста!

Где-то над головой прокатилась череда глухих, но сильных ударов. Под ногами слабо дрогнул пол.

– Связь с третьей и пятой дивизиями потеряна. Нет связи с ополченцами.

– Пожалуйста! – повторил капитан.

«Ты прав, парень», – мысленно согласился с ним Виктор и без лишних разговоров сиганул в подсвеченную зеленоватым светом аварийного освещения мглу шахты. Он почувствовал, как поле подхватило его, затормозило падение и через несколько секунд опустило на дно керамитовой трубы выводящей галереи. В нескольких метрах впереди начиналась линия «Последнего экспресса».

– Второй уровень захвачен, – сообщили из СБ. – Штурмовики – предположительно пятая дивизия – атакуют их сверху.

«Не поможет, – решил Виктор, залезая в капсулу «экспресса». – Но пыл кое-кому поостудят».

– Потеряна связь с Мясниками и с шестым полком.

– Третий уровень захвачен.

– Обрыв связи с Башней.[12]

«Что-то слишком быстро они продвигаются, – наконец признал очевидное Виктор. – Неужели у нас действительно сидела их агентура?»

«Экспресс» рванул вперед, и сила инерции прижала Виктора к спинке сиденья. Здесь, в недрах горы, все было сделано надежно, эффективно, но просто. Никаких излишеств. Зато через семнадцать минут бешеного полета внутри темной, как ночь, трубы они оказались в ста сорока километрах от покинутого бункера и на тридцать девять градусов южнее первоначальной линии движения. Теперь над ними простирались искусственные болота фермерских хозяйств округа Бра, на которых выращивали болотную ягоду, и в них же, в выгороженных садках, разводили водяных змей, цуя, мясо которых было нежнее птичьего.

– Есть связь с пятой дивизией, – доложил оператор в ту самую минуту, когда Виктор вылезал из капсулы на перрон бункера «Резерв-Д».

– Эвакуация завершена, – сообщил начальник штаба.

– Ратай достигли седьмого уровня, – уточнили из СБ. – Произведен самоподрыв бункера.

– Молодцы! – похвалил Виктор, направляясь к лифту.

– Есть связь с точкой «Ладонь»!

«О!» – возликовал Виктор.

– «Каравану» старт! – гаркнул он, впервые за последние часы дав волю напряженным нервам.

«Караван» – пакетный запуск большой группы зондов-разведчиков – был их единственной надеждой «высунуть голову за облака», так как и был создан для силового прорыва блокады атмосферы.

– Есть старт! – отрапортовал оператор связи, а Виктор уже несся в диагональном лифте, спускаясь под ложе Обильной – последнего равнинного притока Ледяной.

Следующие полчаса Виктор пытался руководить боем, вернее – множеством изолированных боев, происходивших в самых разных местах планеты, но прежде всего на полумиллионе квадратных километров столичного округа. На самом деле ключевым здесь было слово «пытался». Оно определяло все его действия и всю активность его штаба. Оно стало сейчас лозунгом момента, как бы грустно это ни было. Виктор пытался руководить сражением. Он пытался восстановить связь с частями морской пехоты, гвардейскими полками и другими, оставшимися без центрального руководства, соединениями планетарных сил обороны. Из разрозненных, по большей части противоречивых сообщений его разведотдел лихорадочно пытался выстроить какую-нибудь, хотя бы приблизительную, картину стремительно меняющихся событий. И точно так же штаб Виктора силился понять, что же, черт побери, происходит, и что им предпринять в предложенных обстоятельствах, потому что до сих пор действия Виктора и его штаба были до омерзения похожи на глупую суету женщин на деревенском пожаре. Они лили воду на рдеющие угли, которые попадались им на глаза, но, вполне возможно, за их спиной уже вставало нешуточное пламя.

В 11:18 по тхоланскому времени совместными усилиями 3-го полка 5-й дивизии, жандармского батальона – вернее, того, что от него оставалось после двух часов непрерывного боя – и батальона спецназа Железной Башни, прошедшего по коммуникационным тоннелям промышленной зоны Е, удалось отбить у ратай резервную императорскую ставку. Впрочем, о том, что они там нашли, Виктор узнал только в половине первого.

В 11:20 наконец поступили «вести с полей». Одному из четырехсот зондов-разведчиков все-таки удалось выброситься на высокую орбиту, продержаться там три минуты и снова нырнуть в атмосферу, притом достаточно глубоко, чтобы передать информацию в штаб. Информации было много, и вычислителям в ближайшие полчаса-час предстояло немало потрудиться, чтобы ее расшифровать, понять и оценить. Но кое-что стало известно сразу же по получении импульсного пакета.

Сражение в системе Тхолан продолжалось и, судя по некоторым признакам, вступило в критическую фазу. Флот нес огромные потери, буквально истекал кровью, однако не только продолжал сражаться и наносить ратай болезненные удары, но и изо всех сил пытался – снова это дурацкое слово «пытался» – зашитить планету. И как раз здесь – в битве за орбиту Тхолана – обе стороны несли самые большие потери.

Далее, флагман генерал-адмирала Чойя при беглом поиске обнаружен не был, но был перехвачен обрывок приказа за его, командующего, подписью. Как первое, так и второе ни о чем не говорило, но намек на то, что командующий все-таки жив, «вселял осторожный оптимизм». Впрочем, было очевидно, что, хотя зонд передал призыв о помощи, и, вероятно, его даже услышали на кораблях сражающегося флота, ожидать многого не приходилось. Флот и так делал все, что мог. Но взгляд с орбиты показал и то, что ратай тоже почти истощили свои возможности, а разгромленная, разорванная на части, лишенная связи и единого командования тхоланская ПРО, несмотря ни на что, продолжает действовать.

В 11:43 поступило сообщение о полном разгроме 9-й дивизии морской пехоты, но чиновник департамента таможенных сборов, запертый разрушениями на сорок втором этаже чудом устоявшей после нескольких прямых попаданий башни Главного Казначейства, утверждал, что видит признаки боя практически по всей территории Дубовой Рощи – района вилл в северо-западной части столицы, – то есть именно там, где и оперировала совсем недавно 9-я дивизия. Связь с этим отважным человеком установили жандармы через городскую инфосеть, которая, как оказалось, все еще действовала, несмотря на мощные электромагнитные импульсы, гулявшие уже несколько часов в атмосфере Тхолана. С самими жандармами связь сначала установили флотские разведчики, а позже, уже через них, разведотдел морской пехоты.

вернуться

11

СПО – силы планетарной обороны.

вернуться

12

Башня – Железная Башня (имперская служба безопасности).

3
{"b":"18362","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Отель
Три царицы под окном
Арк
Может все сначала?
Т-34. Выход с боем
Психиатрия для самоваров и чайников
Чужая война
Похититель детей
Там, где цветет полынь