ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– По всей видимости, около тридцати, – кивнул Макс. – Но ты правильно почувствовал. Именно в возрасте все дело. Эх, сейчас бы закурить!

– Как же, – хмыкнул Виктор. – Закуришь тут! Но может быть, оно и к лучшему. Тебе после приступа испытывать судьбу ни к чему. Ты лучше излагай давай!

– Есть четыре книги, Федя, – сказал Макс. – Считается, что их нет, что все они утрачены много веков назад. Но они есть и лежат в Белой Комнате, и еще кое у кого из высшей знати есть копии, хотя и мало. «Триада», «Хроники герцога Шайя», «Записки Ёйжа Охотника» и «Беседы с принцессой», записанные настоятелем Агойей.

– Ёйж – это первый Ё? – уточнил Виктор.

– Да, – подтвердил Макс. – Самый первый Ё, с его записок я и начал. У Ё тоже есть экземпляр. Так вот, Федя, во всех четырех источниках, и только в них, четко прописано: не восемнадцать, а шестьдесят четыре года.

– Ты серьезно?

– Вполне.

– Так ему, выходит, больше девяноста было, этому Ю?

– Именно! – усмехнулся Макс. – И он – заметь! – в свои девяносто четыре или пять два дня бился на Легатовых полях, о чем его сын в «Триаде» пишет совершенно определенно. Ю повел в последнюю отчаянную атаку рыцарский бивень.[30] И Ёйж там был. Он сам все описал. Ему, Федя, было восемьдесят девять. Это я знаю не только из его записок.

– Тогда столько не жили, – невесело подытожил Виктор.

– Верно, не жили… Но принцесса, Ю, Ё, Э, Ий, Йя и остальные из Первой Дюжины – все они были старыми… Йя, на пример, было сто семь лет, Федя, и он командовал золотой сотней принцессы и погиб вместе с ней.

– Начинаю понимать.

– Тогда идем дальше, – сказал Макс. – Первый Ю погиб, но его сын вернулся и написал «Триаду». Копию книги его внук подарил Первому императору, но к тому времени «Триада» уже ходила по рукам и имелись и другие копии. Семь императоров последовательно уничтожали эти копии и распространяли дезинформацию как по поводу «Триады», так и по поводу событий, в ней описанных. То же и с другими книгами, хрониками, личными записками. Ну ты понимаешь.

– Понимаю, – согласился Виктор. – Любопытная книжка, по-видимому.

– О да, Федя. Там много чего есть, во что императоры не желали посвящать не только плебс, но и свое окружение. Я тебе при случае дам почитать, ты сильно удивишься.

– Так ты за книжкой поперся? – понял Виктор.

– И за книжкой тоже. Хотя тащить с собой десять килограммов старого пергамента и деревянного переплета… Я сделал копию, а книга… Пусть лежит, может быть и уцелеет.

– Так, – сказал Виктор, начиная понимать, что не в книге дело. – Что еще было у Ю? Камень?

– Верно. – Макс был серьезен, а дышал уже и вовсе свободно.

«Быстро он оклемался, – удивился Виктор. – Что за приступ я, конечно, не знаю, но ПВБ не та отрава, чтобы от нее так легко отойти. Железный он, что ли?»

– Видишь ли, Федя, я в свое время занимался инвентаризацией Камней империи. Для Легиона, разумеется. В общем, какие, сколько и у кого. Ты, наверное, знаешь, что в империи очень много Камней, хотя многие из них совершенно бесполезны. Но некоторые, и часто самые интересные, мелькнув раз-другой в истории, исчезли и более нигде не фигурировали. Уничтожить Камень трудно, но можно, и все-таки, как ты понимаешь, в большинстве случаев это не так. Просто хозяевам таких Камней нет смысла афишировать свои сокровища. Напротив, я подозреваю, что как минимум в половине случаев именно хозяева и были авторами слухов о том, что Камень утрачен в давние времена. Был, например, такой Камень – «Сокровище Кья». По легенде, он создавал Золотые Маски. Редко, раз в несколько сот лет, но зато стабильно. В «Триаде» есть запись о том, что «Сокровище Кья» четыреста лет было достоянием аханских королей, но Камень исчез во время Мятежа Львов и с тех пор считается утерянным. Но я точно знаю, что он уже пятьсот лет находится на Курорте. То есть находился, конечно. Теперь вот опять пропал, но кто знает, кто знает… А еще был такой Камень – «Пленитель Душ». С ним вообще темная история. Что он такое делал и у кого находится теперь, если находится, не известно, но, по сообщениям, это был очень ценный Камень.

– У Ю был Камень, продлевающий жизнь? – спросил Виктор.

– Да, Федя, и не только у него. Это ведь несложно вычислить, если знать, сколько они на самом деле прожили и то, что некоторые из известных Камней – например, «Белыш» герцогов Рийж – действительно способны оптимизировать жизнедеятельность человеческого организма. И у Ю был именно такой Камень. «Медуза». Он нашел его во время войн Сцлафш и носил на шее как амулет. Его сын, забравший Камень у погибшего отца, тоже носил его на шее. Они знали, что Камень продлевает жизнь. Потом это стало не актуально, медицина справилась с проблемой своими методами, и Камень переместился в сокровищницу семьи Ю.

– И что же еще умеет делать этот Камень? – Смысл рассказа был теперь Виктору ясен.

– Не знаю, – пожал широкими плечами Макс. – Ю так и не смогли выяснить, но в «Триаде» есть запись о том, в древности «Медузу» называли «Проводником» или «Открывателем Проходов». Тебе это ни о чем не говорит?

– Ты думаешь? – Виктор представил себе перспективы, и у него захватило дух от открывающихся перед обладателем Камня возможностей.

– Возможно. – Макс снова пожал плечами. – Не знаю. Но и оставить его лежать в сокровищнице Ю я не мог, тем более что коды доступа я знал.

– Так он у тебя? – Виктор начал понимать, как Максу удалось так быстро переварить ПВБ. – И ты надел его на шею?

– Угадал.

– Э! – вдруг сообразил Виктор. – Тебе же плохо стало! Может, он на разных людей по-разному действует или к нему привыкнуть надо?

– Это не из-за Камня, – глухо ответил Макс.

Виктор уже хотел было спросить, а из-за чего? Но удержался. Он понял, что Макс знает, почему ему стало плохо, но говорить на эту тему не хочет.

– Ладно, – сказал Виктор. – Спасибо за рассказ. Очень, я бы сказал, познавательная повесть, но нам надо идти. Можешь идти? Или еще погодить?

– Да нет. Нечего ждать. Я уже в норме.

Макс встал и обернулся к Виктору.

– Только знаешь, Федя, – сказал он медленно. – Нам не надо идти в Чуян.

В Чуян находилась вспомогательная база флота, и, судя по последней сводке, которую видел Виктор, база во время сражения за Тхолан совсем не пострадала. Ратай, по-видимому, о ней ничего не знали, и это наводило на вполне определенные мысли. На базе должны были быть корабли или по крайней мере челноки. При известной сноровке, к тому же зная флотские коды и пароли, можно было туда проникнуть и что-нибудь угнать. Таков был их план. В Чуян они и шли, когда Макса неожиданно прихватила неведомая хворь. И услышав теперь заявление Макса, Виктор испытал если не шок, то уж удивление нешуточное, это точно.

– А куда же мы пойдем? – спросил он, все еще переваривая слова Макса, и услышал в ответ такое, от чего уж точно оторопел.

– В Черную Гору, – ответил Макс, не задумываясь.

– Куда? – переспросил донельзя удивленный Виктор.

– В Черную Гору, – повторил Макс уверенно.

– То есть к волку в зубы, – автоматически бросил еще не пришедший в себя Виктор.

– Отчего же? – возразил Макс. – Мы с ними теперь в одной лодке.

– Ну это как сказать, – не согласился Виктор. – У Ордена могут быть свои резоны по любому поводу.

– Могут, – не стал спорить Макс. – Но нам следует к ним сходить. И потом, что ты так расстраиваешься? Ну что еще плохого может случиться с рыбой? – грустно спросил Макс.

– С какой рыбой? – Иногда Виктор совершенно не понимал Макса. Такое случалось не часто. В последнее время все реже, но все равно очень разный у них был культурный контекст. Что там, что здесь они жили, как ни крути, в разных обществах.

– Ты о чем?

– Федя, – теперь, кажется, удивился Макс. – Ты что, Чехова не читал?

– Чехова?

«Час от часу не легче! – возмутился про себя Виктор. – У него что, крыша поехала? При чем здесь Чехов?!»

вернуться

30

Бивень – тактическое построение аханской тяжелой кавалерии.

30
{"b":"18362","o":1}