ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В 11:57 ратай нащупали КП Виктора и сбросили на болота, под которыми он прятался, несколько термических и противобункерных бомб. Обильная испарилась точно так же, как испарилось и несколько сот квадратных километров искусственных болот, а люди, находившиеся в бункере, пережили десятибалльное землетрясение, и уходить им пришлось, опустив забрала, потому что система жизнеобеспечения в КП сразу же отказала, и помещения бункера наполнили разогретые до ста градусов – а, возможно, и выше – ядовитые газы.

«Почему они не воспользовались ядерными зарядами?» – спросил себя Виктор, бегущий в окружении охраны по коридору эвакуационного туннеля.

Не то чтобы он был недоволен. Как раз напротив, он был неимоверно счастлив, но как специалиста его уже несколько часов занимал этот, отнюдь не праздный и вполне уместный вопрос: «Почему ратай не используют ядерные боеприпасы?»

«Почему?»

12:09. Взорвав за собой эвакуационный тоннель, они спустились еще на тридцать метров в глубь земли и проникли в главное русло древнего водовода, построенного еще при четвертом императоре и давно уже не используемого. Впрочем, воды, как ни странно, здесь было много больше, чем хотелось бы. Виктор и его люди двигались в темноте, по горло в воде, временами погружаясь с головой, но связь работала, и значит, штаб продолжал функционировать.

Поскользнувшись, Виктор опрокинулся на спину и уже под водой принял вызов от оперативного дежурного.

– Что? – Виктор не поверил своим ушам.

– С вами хочет говорить герцог Рекеша.

– Соединяй, – бросил Виктор, пытаясь снова встать на ноги.

– Добрый день, князь. – Лишенный нормальных интонаций голос герцога достиг его слуха как раз тогда, когда голова Виктора поднялась над водой.

– Вы в своем уме, герцог? – зло спросил Виктор. – Вы бы еще поинтересовались моим здоровьем!

– Вы плохо себя чувствуете?

– Я?

– Хорошо, князь, перейдем к делу.

– Ну?

– Нас атакуют ратай.

– Сматывайтесь, герцог, и побыстрее. С этими ребятами ваши штучки не пройдут.

– Пришлите подмогу.

– У меня нет лишних бойцов, герцог. Мы обороняем только стратегические объекты.

– Черная Гора[13] – стратегический объект.

– С каких это пор?

– С основания империи. Князь! – Голос настоятеля Черной Горы стал повелительным. – Я не шучу. Черная Гора – вот истинная цель ратай. Я не могу вам всего объяснить.

– Но придется – Виктор тоже умел быть жестким.

– Нас могут услышать.

– Время уходит, герцог.

– Князь, вы ведь мой должник.

– С каких это пор?

– Нас могут услышать, – тихо сказал герцог. – Скажем так, речь идет о другой жизни. Вы меня поняли?

– Возможно, – осторожно сказал Виктор, почувствовавший, что мир переворачивается с ног на голову. – Но в этом случае вам тем более придется объясниться.

– Что с императором? – неожиданно спросил герцог.

– Еще не знаю, но испытываю сильнейшие опасения за его судьбу. Ставка находилась в руках ратай почти полтора часа.

– Понятно, – сказал герцог. – Я обещаю вам, что, как только все закончится, мы поговорим. Один на один.

– Хорошо, – согласился Виктор. – Высылаю помощь. Дежурный! – крикнул он, переключаясь на внутреннюю связь. – Передайте командованию второй дивизии морской пехоты скрепленный моим личным кодом приказ: «Занять и любой ценой держать оборону на подступах к Черной Горе». Все!

Земля под ногами дрогнула, и Виктор, потеряв равновесие, снова с головой погрузился в темную воду.

«Надо было надеть тяжелую броню, – досадливо подумал он, барахтаясь на дне. – Без экзоскелета…»

Додумать он не успел. Тьму взорвал ослепительный свет, и тут же истошно заверещал температурный датчик. Волна жидкого пламени, прошедшая поверху, вскипятила воду в тоннеле, так что Виктор и его люди – живые и мертвые – разом оказались в крутом кипятке.

Защитный комбинезон пока держал, но внутри стало жарко, как в сауне.

«Да, надо было…» – снова промелькнуло в голове.

– Живые есть? – позвал он, выныривая из кипящей воды во тьму тоннеля, наполненную горячим паром и дикой химией.

– Юурш, – откликнулся его первый заместитель, начштаба гвардии.

– Седьмой, – сообщил командир группы прикрытия.

– Уходим в подземку, – приказал Виктор, не дожидаясь конца переклички. – Режим молчания. Нас нет.

– Возвращаемся на триста метров назад, – после секундной паузы приказал Седьмой, и Виктор без колебаний развернулся назад.

Температура внутри комба поднялась до 42°, и осмотические фильтры с трудом тянули кислород из воды, потому что над водой его сейчас было гораздо меньше.

«Еще немного, и яйца вкрутую», – констатировал Виктор и неожиданно подумал, что Ди, как всегда, оказалась права. Если он не переживет этот день, то все же что-то от него останется. Останется Яна. Ди.

Воспоминание о Ди направило его мысли в совершенно неожиданном направлении.

– У нас тридцать семь процентов потерь, – сообщил Юурш. – На поверхности бой. Вторая бригада тылового командования атакует ратай…

– Прямую линию к Скиршаксу, – сказал Виктор, перебивая своего начштаба. – Выделить группу имитации. Имитаторов в точку «Клоака». Треть приказов в следующие тридцать минут передавать через них. Мы идем в «Парадиз».

– «Парадиз»? – ошалело переспросил Юурш.

– «Парадиз», – подтвердил Виктор. – Никому не сообщать. Никому! Будем работать через дворцовый узел.

– А коды?

– Это не ваши проблемы, господин гвардии полковник. Действуйте!

Время работало против них.

– Связь! – проклюнулся оператор связи, и в ту же секунду в разговор встрял аналитик (единственный аналитик, оставшийся в живых).

– Я нашел флагман! – завопил он. – Флагман в строю! «Ну хоть что-то хорошее», – устало отметил Виктор.

– Чу! – позвал он. – Вы там как?

– Тихо, – ответил командир Гарретских Стрелков полковник Скиршакс.

– Это хорошо, что тихо. У тебя есть связь с «Клоповником»? – задав вопрос, Виктор едва не затаил дыхание, напряженно ожидая ответа, от которого зависело сейчас очень многое, и не только исход данного конкретного сражения. «Клоповник» – Информационно-Аналитическое Бюро Дворцового Управления – являлся личной собственностью императора и его личным секретом. Даже о существовании «Клоповника» знали немногие. О его местоположении – теперь, вероятно, никто. Кроме самих служащих бюро, разумеется. Но именно анонимность бюро, по замыслу Виктора, могла оказаться решающим фактором в сложившейся ситуации.

– Да. Но…

– Без «но», – отрезал Виктор. – Перебрось им это.

Виктор сбросил Скиршаксу пакет из своего контроллера, содержащий адреса его контактов, протоколы связи… ну, в общем все, за что вражеская разведка не пожалела бы никаких денег, даже при том, что это были уже устаревшие данные, и даже если бы у них не было дешифрующего ключа. Но и ключ он послал тоже.

«Ну, снявши голову, по волосам не плачут, – сказал он себе. – А скупой платит дважды».

– Есть, – сказал ему в ухо Скиршакс.

– Попроси их посмотреть, что здесь не так, – приказал Виктор.

– Вы считаете?..

– Да, Чу, у нас протечка. И я хочу («46°», – провопил ему в ухо температурный датчик) иметь этого инкогнито как можно быстрее («47°» – пот тек по лицу, заливая глаза, мешая видеть данные на тактическом дисплее) и живого.

– Но тогда… – Скиршакс был явно дезориентирован и не знал, что и думать.

«48°».

Сзади грохнуло. Это спецназовцы из группы сопровождения взорвали пробойником перемычку между старым водоводом и тоннелем центральной энергосети. Виктор развернулся и бросился к открывшемуся пролому. Теперь двигаться было легче, вода, хлынувшая в пролом, сама тащила его вперед.

– Слушай, поймешь! – перебил он Скиршакса, поскальзываясь в очередной раз и продолжая разговор уже лежа на спине и двигаясь внутри кипящей реки ногами вперед. – Я запустил имитатор. Учти. Об этом… ооох!

вернуться

13

Черная Гора дала название монашескому ордену приверженцев культа Быка. На Черной Горе 3000 лет назад был возведен первый монастырь ордена.

4
{"b":"18362","o":1}