ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Завопили сигналы громкого боя, но Йфф блокировала бессмысленную суету систем ПРО. Бесполезно и не нужно. Из кокона не выстрелишь, точно также, как кокон не пробить извне.

«Вперед!»

00:02:15

Боль украла у нее почти минуту жизни.

00:02:25

Крейсер вышел на нормальный максимум скорости, но продолжал ускоряться. Под надрывный вой тревожных сирен, под дикий визг работающих на пределе генераторов поля и гордый марш Гарретских Стрелков «Гепард 47» несся на врага, содрогаясь от волн вибрации, беспорядочно прокатывавшихся по его корпусу.

«Идут, идут стальные батальоны…»

00:02:37

Скорость: максимум плюс 8,9 %.

Курс: оптимум (погрешность 0,3 %).

Продольное вращение: скорость 4,2 оборота в минуту.

Вращение поля: нет данных.

Список неисправностей:…

«Плевать!»

Список потерь:…

«Прости… иииииии!»

«Сомкните шеренги! Мечи обнажите…»

00:03:01

Боль, боль, боль, одна только боль, и три тяжелых корабля ратай, производящие пуски с бешеной скоростью, определяемой стремительно сокращающейся дистанцией.

Список потерь:…

«Сколько это 22 % от 863?»

00:03:12

Скорость: максимум плюс 17 %.

«Еще один скачок?»

Диаграмма потерь в правом нижнем углу поля зрения окрасилась в бирюзовый цвет.

34%

«Эти люди…»

«Кровавое солнце восходит…»

Литавры.

00:03:27

Ратай начали маневр уклонения.

«Коррекция курса!»

Воздух перестал поступать в легкие. Не как будто. На самом деле. Что делала система жизнеобеспечения, она не знала, потому что почувствовать комариные укусы инъекций сквозь стену запредельной боли она не могла. Но «Змеиное Молоко» держало ее разум, не давая ей сойти с ума или уйти в забвение каким-либо другим способом.

Перед внутренним взором возникли огромные, пылающие оранжевым огнем, буквы:

«ВНИМАНИЕ! ОСТАНОВКА ДЫХАНИЯ! ВНИМАНИЕ! ОСТА…»

«Убрать!» – приказала она.

00:03:29

У нее есть еще как минимум 200 секунд.

«Вперед!»

00:03:42

Скорость: максимум плюс 19 %.

Курс после коррекции: оптимум (погрешность 0,01 %).

Продольное вращение: скорость 12,9 оборота в минуту.

Вращение поля: нет данных.

Список неисправностей:…

«Пропустить!»

Список потерь:…

«Не зря!»

На иллюзорных обводах веретена начали возникать вспышки ядерных взрывов. Это добрались до цели боеголовки ратай.

Без воздуха жить нельзя.

«И в грозный час…»

00:03:46

Ратай пытались уйти, продолжая тем не менее стрелять без остановок, и еще больше – хотя куда больше-то? – взвинтив темп пусков.

00:03:51

«Куда пропали 5 секунд? Или 6?»

00:04:03

Скорость: максимум плюс 23 %.

Дистанция: плюс 12 секунд.

«Мне хватит…»

00:04:09

«Куда девается время?»

«Коррекция курса!»

00:04:11

«Так держать!»

ВНИМАНИЕ! ПАДЕНИЕ СЕРДЕЧНОГО РИТМА! ВНИМАНИЕ! ПА…

«Всего 20 секунд, пожа… ааааааааааа!»

00:04:18

«Боги!»

00:04:19

Ратай перестали стрелять.

00:04:21

«Йаан, девочка моя…»

ВНИМАНИЕ! ПАДЕНИЕ СЕРДЕЧ…

00:04:22

«Но мы пройдем…»

00:04:25

ДИСТАНЦИЯ!

«Зет Аш всем! Повторяю, Зет Аш всем!»

00:04:31

«Всем… цели!»

00:04:33

«Аварийная остановка первого… – она бросила взгляд на индикатор работы генераторов (третий только что отключился сам), – и четвертого генераторов».

ВНИМАНИЕ…

«Неважно. Уже не…»

Корабль тряхнуло, еще раз, и еще. Где-то с грохотом рушились металлокерамитовые переборки. Она не могла это слышать сквозь шлем боевого комплекса, но ощущала всем телом.

«Атака!» – скомандовала она сквозь мрак, затопивший поле зрения. – «Пли!»

«ОСТАНОВКА СЕРДЦА», – сказал ей декодер, впихнув сообщение так глубоко в поглотивший ее мрак, что она смогла его услышать.

«Готовность?» – спросила она, умирая.

Декодер не понял ее и не ответил.

«Неужели зря?..»

– Неужели зря? – выдохнула она вместе с мокротой и, как ей показалось, с кусками легких. Так это ощущалось после долгого приступа удушливого кашля, настигшего ее сразу вслед за первым самостоятельным вздохом.

– Успокойтесь, командир! – сказал где-то далеко в жарком кровавом тумане уверенный голос. – Все в порядке. Вы их сделали!

«Сделали? Боги! Мы их сделали!»

– По… потери? – Говорить было трудно, слова застревали в пересохшем горле.

– Потом, командир, – попытался успокоить ее тот же голос.

– Кто это? – спросила она, пытаясь хоть что-то рассмотреть в застилавшем глаза тумане. – Кто? – спросила она и попыталась сесть, но оказалось, что тело ее не слушается.

– Лейтенант Оор, командир.

– Сколько? – спросила она.

– Четыреста сорок шесть, – смирившись с неизбежным, ответил лейтенант Оор.

«Больше пятидесяти процентов, но меньше семидесяти».

– Кто?

Он ее понял:

– Капитан второго ранга Шуиш.

– Крейсер?

– Могло быть хуже, – уклончиво ответил Оор. – Но мы «на плаву», и к нам идет помощь.

– Кто?

Он снова понял ее вопрос:

– В систему только что вошел наш линейный крейсер.

«Слава богам!»

– Сколько я?..

– Восемнадцать часов.

– И?..

– Теперь все в порядке. Клинический комплекс справился. Но мы едва успели.

– Спасибо.

– Рад служить под вашим командованием, графиня.

Это было последнее, что она услышала. Силы оставили ее, и она уснула.

Глава 3

КОРОЛЕВА

Седьмой день второй декады месяца птиц, планета Ойг

Снежная равнина казалась бесконечной, хотя на самом деле ни бесконечной, ни даже очень большой не была. Просто с той точки, откуда смотрела на нее Лика, не были видны ни горы, ни леса, ограничивающие Низкий Каэр. А еще, если смотреть с высоты голого скального выступа, на котором, собственно, и стояла сейчас Лика, Низкий Каэр представал овеществленным смыслом слова «ровный». Равнина выглядела, как туго натянутое белое полотно, ровная, как стол – «как столешница, конечно», – гладкая и безграничная. И это тоже было ошибочным впечатлением. За спиной Лики редкие каменные зубы, без всякого порядка торчащие из глубокого снега, сменялись скалистыми сопками, которые чем дальше на север, тем больше походили на горы, пока горами и не становились километрах в ста за ее спиной. Но и на юге, даже на том пространстве, которое охватывал глаз, насколько знала Лика, имелись как минимум три мелкие речушки, скованные сейчас льдом и присыпанные сверху снегом, и множество мелких, и не таких уж мелких, оврагов. Были здесь и пологие подъемы, и такие же плавные спуски, то есть местность ровной отнюдь не была. Но отсутствие деревьев и снег, упавший на Восточный Каэр полтора месяца назад, скрывали эти топографические излишества, лаская глаз фантастическим зрелищем бескрайней снежной равнины. А леса юга, востока и запада прятались за обрезом близкого горизонта.

«Все сплошной обман, – усмехнулась про себя Лика. – Фикция и надувательство, но псы-то настоящие!»

Она прищурилась, вглядываясь в сверкающую под солнцем снежную гладь. Километрах в пяти к югу однородную белизну равнины нарушали движущиеся темные пятна. Это была ватага больших псов: вожак, три самки и пять подросших за осень щенков. Большие псы, впрочем, на собак похожи не были, на волков соответственно тоже. Скорее они напоминали овец размером со взрослого медведя, снаряженных клыкастой пастью и когтистыми лапами. Были они по-волчьи неутомимы в беге и так же опасны. Кроме того, они ходили ватагами.

Эта ватага шла с запада. Псы были, скорее всего, сыты, поохотившись вволю в редколесье Золотой долины, где жизнь не замирала и с наступлением зимы. Было неясно, что погнало их на восток, но для Лики это было не суть важно. Псы предоставляли ей великолепную возможность охоты на крупного зверя, и не только. Хотя природа или боги и сотворили псов охотниками, сегодня дичью будут именно они. Для нее, для королевы Нор.

9
{"b":"18362","o":1}