ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Медленно, медленно, очень медленно Лика втискивала свое угловатое малоподвижное тело в узор времени и орнамент чужого движения. Уже на середине пути она поняла, что если расчет времени окажется неверным, то Чаер убьет ее одним из двух реализуемых из этого положения способов. Но, «стиснув зубы», она продолжила свое тягучее, зависшее во времени и пространстве движение за точку невозвращения. Это мгновение было таким длинным, что можно было успеть родиться, прожить жизнь и умереть, оставаясь внутри одного и того же кратчайшего отрезка времени. Лика видела, как ее палец дотягивается – по миллиметру в час – до челюсти Чаер, как начинают движение смыкания руки и ноги ее врага, готовя ей, Лике, смертельный захват, но в следующее мгновение (ее длинное-короткое мгновение) Лика поняла, что успевает она, а не Чаер. Ее палец врезался в горло Чаер, как наконечник стрелы в мчащегося ему навстречу всадника, и следующую вечность двигался сквозь гортань и сквозь твердый, как сталь, позвоночник, разрывая, ломая, пронзая. Чаер отлетела от Лики метра на три и тряпичной куклой упала на паркет арены. Из разорванного горла хлестала кровь. Голова Чаер была неестественно вывернута на сломанной шее. Все!

Бой кончился. Отступило, хотя и не полностью, напряжение, и Лика почувствовала, что она совершенно мокрая от пота. Пот тек с нее ручьями, и это не было преувеличением, а было фактом. Она посмотрела на мертвую Чаер и перевела взгляд на ложу второго яруса. Знакомых уже синих глаз там не было. «Стерва! – подумала Лика устало. – Зачем она здесь?» Повернувшись спиной к поверженному врагу, – «А как назвать женщину, оказавшуюся врагом?» – Лика медленно пошла в свою туалетную комнату.

Приняв душ и растерев тело полотенцем – служанку она вышвырнула вон, – Лика вернулась в комнату и, не одеваясь, села в кресло, стоящее около стола. Она достала из брошенного на стол портсигара пахитосу, прикурила от поднесенной Фатой зажигалки и с удовольствием почувствовала, как струя горячего сладковатого дыма проходит, минуя гортань и дыхательное горло, в легкие. Ее организм понемногу возвращался к нормальному ритму, утихла наконец и разбушевавшаяся Маска, но натянутые, как струны, нервы все еще вибрировали, возбужденные накалом схватки. Лика дотянулась до маленького пузатого кувшинчика из сургучно-красной яшмы и плеснула в чашечку из голубого нефрита солодовой водки. Макс сказал ей на Йяфте, что на вкус эта аханская водка совершенно не отличается от ирландского мальта.

«Ну пусть будет виски», – подумала она отстранение и, посмотрев на Фату, спросила:

– Хочешь?

Фата, смотревшая на нее влюбленным взглядом, – «И в каком, спрашивается, смысле влюбленным?» – отрицательно покачала головой.

Лика кивнула и сделала первый глоток. И в этот момент дверь открылась, и Фата мгновенно выхватила меч из ножен, принимая боевую стойку. Но Лика даже не повернула головы в сторону двери: она знала, кто пришел ее навестить.

– Можно войти? – раздался из-за двери женский голос.

– Входи, – разрешила Лика, делая второй глоток. – Не беспокойся, Фата! – добавила она, видя, что ее Лиса готова взорваться атакой.

Между тем в комнату вошла высокая девушка с черными, как ночь, волосами, заплетенными в короткую, но толстую косу.

– Зачем ты здесь? – спросила Лика и сделала затяжку.

– Я приехала, чтобы тебя убить, – просто ответила та.

– Вот как! И почему бы это? – усмехнулась Лика и сделала еще один глоток водки.

«Бред! – сказала она себе. – Это какое-то бразильское кино! Но вот ведь, стоит, как живая».

– Фата, милая, оставь нас, – сказала она, когда водка прошла в пищевод. – Почему ты хотела меня убить? – повторила она свой вопрос, когда за Фатой закрылась дверь.

– Потому что я люблю твоего Ё. – Девушка говорила серьезно. Она стояла перед Ликой и смотрела ей прямо в глаза.

«А она красивая! – отметила Лика. – Но все равно тварь!»

– Это я видела, как ты его полюбила, – сказала Лика ровным голосом.

– Ты видела наш поединок? – подняла бровь Ё.

– Его видела половина империи. Ты хороша. – Лика сделала еще один глоток.

– Спасибо. Мне приятно слышать это из твоих уст, – без улыбки сказала Ё. – Но ты лучше.

– Это ты по сегодняшнему бою судишь? – усмехнулась Лика.

– Да.

– Зря. Ты еще ничего не видела. – Лика прислушалась к себе и с удивлением обнаружила, что почти не злится.

«С чего бы это?» – спросила она себя.

– Я видела достаточно, – возразила Ё. – Эта женщина была в Серебре, а ты без, но дралась не в полную силу. Ты себя сдерживала. Другие этого не почувствовали, но я видела.

Ё подняла руку, останавливая Лику, которая хотела ей ответить.

– Я не знала, что в природе есть такие бойцы, – сказала она.

– В природе нет, – печально сказала Лика. – Но я есть.

– Если ты хочешь, – сказала тогда Ё, – давай драться. Ты убьешь меня, и все закончится.

– Не надо драться. – В голосе Лики появилась усталость, которую она вдруг ощутила в полную силу. – Мне надо с ним поговорить… Потом решим, что делать дальше.

– Давай любить его вместе! – неожиданно сказала Ё, и Лика увидела перед собой совершеннейшую девчонку, растерянную, искреннюю… славную.

– Давай любить его вместе, – сказала Ё и доверчиво посмотрела на Лику.

– Ну да, гарем устроим, – грустно пошутила Лика и подумала: – «А как это, любить вдвоем? И ведь есть прецеденты… Идиотка!»

– И как ты это видишь? – спросила она Ё.

– Я вижу, – ответила Ё. – Мне кажется, мы с тобой могли бы стать… подругами. Ты…..ты достойна своего имени. Ты барс. – В ее глазах светилось восхищение.

«Господи! – подумала Лика. – А это из какого кино? Из французского, наверное. L'amour de trois. Дожили!» Она подумала секунду и вспомнила Фату. А вспомнив, спросила себя: «А как назвать, если вчетвером? L'amour de quatre? Силы небесные! Ну что я несу!»

Глава 11

ПРАВИЛА ИГРЫ

Они прилетели в Тхолан ранним утром накануне праздника Вод. Могли и раньше – Меш и Сиан улетели с Сше аханским экспрессом через час после ее поединка с Чаер, – но Вика сказала:

– Нет, так не годится. Ты начала игру и теперь должна соблюдать правила. – Она улыбнулась: – Хотя бы некоторые.

– Что это значит – соблюдать правила? – поинтересовалась Лика. – Какие правила?

– Ты теперь публичная личность, душа моя. Изволь соответствовать, – отрезала Виктория. – Значит, так. Сейчас ты отправишься в префектуру…

Следующие два часа Лика провела в префектуре Кой Сше, «размазывая» по стенкам префекта, субпрефектов, их заместителей и секретарей. Нор бушевала. Ах, как весело, со вкусом, бушевала Нор, перемещаясь из кабинета в кабинет, словно торнадо, и, как торнадо, вовлекая в свое безумство вся и всех, кто попадался, на свою беду, на ее пути. Она орала так, что едва не вылетали бронированные стекла из керамитовых рам префектуры. Она требовала ответить на вопрос, как могла эта сука – «Да, да, префект! Сука! Повторяю по буквам: С – У – К – А, СУКА! И мне плевать, чьей женой была покойница!» – как могла эта сука пройти в Маске на Дуэльное поле? Как?

Естественно, никто на ее вопрос ответить не мог и, как догадывалась Лика, не хотел.

– Это называется коррупция, милая, – объяснила Вика.

О да! Это была коррупция, и «бушевавшая» графиня Нор упивалась мыслью о том, какие будут у всех этих деятелей лица потом, когда…

«Ничего-ничего, хлопчики, – злорадно думала Лика, покидая префектуру. – Мало никому не покажется!»

Она дала интервью всем новостным каналам сразу, вызвав этим волнения не только среди гегх – что было понятно, – но и среди аханков и прочих граждан империи. Она стояла прямо на лестнице префектуры, широкой белокаменной лестнице, каскадами спускавшейся к монументу Империи, одетая во все черное, на котором так славно смотрелись огромные бриллианты ее зимнего гарнитура, и выливала ушаты грязи на полицию и прокуратуру Кой Сше.

100
{"b":"18363","o":1}