ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я пригласила ее переехать на «Чуу», – сказала Вика за завтраком. – Надеюсь, ты не против?

«А если бы и была против, я что ее теперь – выгонять должна?» – вздохнула про себя Лика, но вслух спросила о другом:

– Где же она?

– Спит, – усмехнулась Вика. – Намаялась за ночь. Я предложила ей спальню рядом с моей.

– Да, это разумно, – согласилась Лика. – Спасибо. Что у нас по плану? – поинтересовалась она, принимая из рук слуги чашку с кофе.

Вика посмотрела на нее с выражением сожаления и протянула планшет мобильного вычислителя.

– Вот, – сказала она. – Это список встреч, запланированных на сегодня. Учти, что в два пополуночи мы стартуем.

Предчувствуя недоброе, Лика взяла из рук подруги вычислитель и посмотрела на экран. Затем перелистнула страницу, другую, третью…

– Вика, – сказала она потрясение. – Ты хочешь сказать, что я должна встретиться со всеми этими людьми?

– Не просто должна, – ответила ей Вика, расцветая своей самой дружелюбной улыбкой. – Ты с ними действительно встретишься, моя радость.

– Но… – начала было Лика.

– Никаких «но»! – отрезала Виктория. – Сейчас допьешь кофе, быстренько приведешь себя в порядок и начинай. А то люди уже ждут. В двенадцать перерыв на полчаса, в четыре – обед, а в два мы стартуем, тогда и поужинаешь.

Лика смотрела на Вику, как кролик на удава, но понимала, что Вика права. Даже беглого взгляда на список было достаточно, чтобы понять – с этими людьми следует встретиться.

«Ну хорошо, – подумала она. – Надо так надо, но ведь есть и другие дела».

Но Вика, вероятно, читала ее мысли.

– Ни о чем не беспокойся, – сказала она. – Штаб работает, помощников у нас достаточно, так что в два вылетаем. Удачи!

Удачи? Ей требовалось кое-что другое. Чтобы пережить этот день, ей нужен был крепкий зад, эластичные губы – «Улыбка не должна сходить с твоих губ, милая!» – и бронированный мочевой пузырь – «Не жмоться! Угощай всех, не обеднеешь! И никого не обижай!» Легко сказать, не обижай. Это если с каждым хоть по чуть-чуть, сколько к концу дня наберется? Впрочем, у нее была Маска, и это было очень удачно. В смысле, удобно.

Посетителей она принимала в своем кабинете, а в холле перед ним устроился ее импровизированный секретариат, составившийся из двух молодых женщин – доктора философии и штабного офицера в отставке – и мужчины, частного поверенного из Кой Сше. Адвокат приволок на «Чуу» и двух своих секретарей, которые, в свою очередь, разместились в смежной – вишневой – гостиной.

Когда без четверти два яхту покинул последний визитер – «Первый На Сше» – игрок в Жизнь Каэй, – Лика поняла, что драться с дамой Чаер было гораздо легче, чем провести этот марафон встреч. Но и чувство удовлетворения, если, конечно, не кривить душой, было под стать затраченным усилиям. Если отбросить обязательные, но ничего не значащие – протокольные – встречи со всякими вице-губернаторами, мэрами и прочими подобными им официальными лицами, или лицами оных лиц, то в сухом остатке можно было найти немало такого, о чем и не думалось еще пару дней назад, и не грезилось прошедшей ночью. Впрочем, раньше много о чем не думалось, не грезилось и не мечталось, а вот ведь случилось.

Прежде всего, Лика окончательно поняла, что хотела она того или нет, но партия графини Ай Гель Нор есть свершившийся факт («Есть такая партия, – грустно пошутила она. – И такая есть»). Мало кому известная еще несколько дней назад – вернее, всеми давно забытая – гегхская графиня, в силу до сих пор не понятных ей самой обстоятельств, неожиданно превратилась в значимую, если не сказать знаковую, фигуру не только политики гегхской, но, вполне возможно, и политики общеимперской.

Графиню Нор открыто поддержали восемнадцать гегхских организаций, ряд из которых имел серьезный вес не только в провинции, но и в Столице. Признание с их стороны уже само по себе дорогого стоило, но «Круг воев», Гегхский конгресс, Союз ветеранов и другие, более мелкие, организации (такие, например, как Общество любителей гегхской музыки, возглавляемое профессором Нэйром) предложили графине Ай Гель Нор реальную поддержку: людьми, своим политическим весом или связями, деньгами, наконец. Впрочем, о деньгах разговор особый.

В час дня к ней пришел доктор Эйв, молодой банкир и отпрыск известной банкирской фамилии. Встреча была запланирована короткая, но реально Эйв провел в кабинете графини Нор сорок минут. Оказалось, что Эйв пришел к ней не как частное лицо, с которым Лика собиралась лишь коротко обсудить вопрос о его присоединении к «делегации», а в качестве посланца банковского пула Сше. Банкиры выражали осторожный оптимизм относительно возможности дальнейшего сотрудничества. «Какого сотрудничества? В чем?» – спросила себя Лика, но этого, возможно, не знали и сами банкиры – и вносили «небольшую лепту» в кассу ее партии. Лепта, однако, оказалась совсем не символической: двести миллионов пледов. Деньги немалые, хотя и не чрезмерные. Впрочем, уже через четыре часа сумма эта как минимум утроилась, потому что осторожный оптимизм выражали не только банкиры, но и промышленники и негоцианты, включая могущественный союз грузоперевозчиков. «А эти-то при чем?» – удивилась Лика. Были и другие взносы и пожертвования; и масса тонких, и не слишком тонких, намеков на совершенно неизвестные Лике обстоятельства, которые еще предстояло изучить и прояснить; и множество заверений во всем подряд – уважении, восхищении, любви и дружбе, и прочая, и прочая; и даже одна ода в ее честь, написанная небесталанным, но главное, популярным на Сше поэтом Нэйем Пше.

Как бы то ни было, в два часа ночи они наконец стартовали, причем у яхты имелись теперь и настоящий капитан, и два помогавших ему офицера, а каюты «Чуу» были полностью заполнены людьми «ближнего круга». А в «кильватере» яхты тянулся круизный лайнер «Улыбка заката», битком набитый людьми из ее свиты, гвардией, телохранителями, техническим персоналом и всякого рода добровольцами, готовыми на все.

«Табор», – невесело констатировала усталая Лика.

В Тхолан они прибыли в семь тридцать утра по местному времени, но этот длинный день начался на сорок минут раньше. Как только вышедший из прыжка «Чуу» вошел в зону действия планетарных ретрансляторов, Лика и Виктория попытались связаться с Максом и Виктором. Ответом им была тишина. Taciturna silentia.[93]

Ну не то чтобы тишина, но ответ системы – «Абонент недоступен» – был, пожалуй, даже хуже тишины. Шок от неожиданной потери связи с их мужчинами был так силен, что добрых пять минут они, как две «малограмотные дуры» – аутентичное определение, не без чувства досады данное самой Викторией? – пытались связаться с «недоступными абонентами», после чего пришедшая в себя первой Вика предложила перестать «сходить с ума» и начать «действовать с умом». Следующие полчаса, как раз до плавной посадки в Порт-Империум, они и пытались воплотить эту директиву в жизнь.

Запрос в «Бродяжий Стан» принес озадачивший их ответ, что его светлость средний Ё и светлый господин аназдар Вараба не появлялись в гостинице уже шесть дней, но их апартаменты оплачены до конца месяца. При этом имела место легкая заминка в ответе старшего Писчего, которую не преминули заметить обе дамы. Проводить допрос с пристрастием через систему планетарной связи не очень удобно и, по мнению большинства специалистов, не очень эффективно, но Вике удалось разговорить Писчего достаточно быстро. Мокрый от пота и явственно переживающий тяжелый стресс, Писчий все-таки сообщил, что два дня назад господин полковник присылал человека, который забрал часть вещей аназдара, согласно письменному распоряжению светлого господина Варабы.

В этот момент, вероятно, почувствовав, точно зверь, недоброе, в рубку просочилась младшая Ё. Она быстро схватила суть проблемы и без лишних слов включилась в розыски. Но и ее попытки выяснить хоть что-нибудь внятное о судьбе мужчин через внутреннее кольцо клана Ё были тщетными. Впрочем, один заслуживающий внимания факт в ходе ее поисков все-таки всплыл. Оказалось, что уже шесть дней не было известно и о местонахождении первого Ё. Однако тревоги по этому поводу в клане никто не испытывал, из чего следовало, что кому надо, тот знает, где и чем занят Первый. Совпадение же сроков, и то, что именно шесть дней назад должна была состояться встреча между Ё Чжоййю и первым Ё, наводило на определенные мысли. Но тогда при чем здесь полковник? И куда делся Меш? Меш действовал совершенно независимо от Макса и Виктора и прибыл в Тхолан – об этом имелась отметка в порту прибытия – два дня назад, но он был тоже «недоступен», и это было уже слишком.

вернуться

93

Глубокая тишина (лат.).

102
{"b":"18363","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Яга
Три царицы под окном
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе
В плену
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Мастер Ветра. Искра зла
Земля лишних. Треугольник ошибок
Сглаз
Арк