ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Графиня! – Она стала строгой и даже как будто подтянулась. – Приветствую вас в нашем доме. Как гегх, я полна гордости, принимая у себя Повелительницу Полуночи. Это честь для меня, и вся она моя. – Княгиня чуть улыбнулась, намекая на историю своего предка.

– Благодарю вас, княгиня, – ответно улыбнулась Лика. – Но разве вы гегх?

– Моя мать, графиня Йффай, гегх. – Княгиня сделала легкое движение рукой, как бы указывая на свое лицо.

– Вот как! – Лика была удивлена. – Но мне кажется, Йффай не гегхская фамилия.

– Вы совершенно правы, графиня, – ответила девушка, снова улыбнувшись. – Моя бабушка – баронесса Наэр. Вторым браком она замужем за графом Йффай. На службе, чтобы не вызывать толков, я ношу, с позволения дедушки, именно это имя.

– На службе? – спросила Лика, думая о том, что что-то тут не так. Княгиня была явно к ней расположена, и все, что было сказано до сих пор, было верно по существу и соответствовало ситуации. Но во взгляде молоденькой княгини было спрятано что-то еще. Это что-то звучало и в голосе девушки, жило в движениях ее тела, ощущалось в подтексте.

«Я становлюсь подозрительной, – сказала она себе. – Так нельзя. Это паранойя какая-то! Мне везде мерещится что-то еще. А сегодня это уже перешло все границы!»

– На службе? – переспросила она.

– Да, графиня. – Девушка снова улыбнулась. – Я лейтенант флота.

«Она гордится этим, – поняла Лика. – Но она же дочь премьер-министра!»

Лика хотела спросить о многом, но спросила о главном:

– Но почему?

– «Служение империи, как биение сердца, если это сердце дворянина», – процитировала в ответ княгиня кого-то из классиков. – А флот это шит и меч империи.

Она говорила все это на полном серьезе.

– Мой дед и бабка были офицерами флота. Мой родной дед погиб в сражении при Удоде. Служила и моя мать. – Княгиня улыбнулась. – До того, как вышла замуж за князя Яагша, разумеется.

– Я рада нашему знакомству, княгиня. – Лика коснулась указательным пальцем правой руки плеча девушки. – Если вам когда-нибудь захочется побыть баронессой Наэр, приходите ко мне в любое время. Поболтаем о нашем… о гегхском.

Лика улыбнулась, давая понять, что приглашение дано всерьез, а шутка – это всего лишь шутка.

– Впрочем, – добавила она после секундной паузы, – то же относится и к княгине Яагш.

В ответ княгиня быстро коснулась пальцем своего виска: «Я запомнила» – и губ – «Я благодарна», – и, в который уже раз, улыбнулась Лике.

Между тем Лика опять увидала адмирала By Дайр Ге, он перемещался среди гостей в нескольких десятках метров от Лики, обмениваясь неторопливыми репликами с какой-то пожилой женщиной.

– Княгиня, – обратилась Лика к дочери премьера, провожая взглядом широкоплечего мужчину в серебристом флотском мундире. – Вы знакомы с графом By Дайр Ге?

– Да.

– Великолепно, – пропела Лика. – Он ведь гегх, не правда ли? Представьте меня ему.

– С удовольствием, – сразу откликнулась княгиня Яагш. – Адмирал гегх, и я с удовольствием вас познакомлю. Только…

– Только что? – Лика с интересом посмотрела на княгиню, почувствовав, что хотя бы один раз за этот день она все-таки узнает, что скрывается за взглядом и интонацией собеседника.

– О, ничего особенного. – Но по княгине было видно, что ее слова не соответствуют действительности. – Если позволите, два слова бирюзовой Йя, и я в полном вашем распоряжении.

– Говорите, милая, – сказала Йя, подходя ближе. – Останься, Нор, у меня нет от тебя секретов.

– Как скажешь, – мурлыкнула Лика. «Господи! Я так действительно скоро кошкой стану».

Хотя Йя и обращалась к одной Лике, вместе с ними осталась и Ё.

«Вот ведь наглое создание!» – в который уже раз, но снова скорее с восхищением, чем с раздражением, подумала Лика.

– Слушаю вас, княгиня, – сказала Йя, и голос ее был подобен безмятежной песне довольной жизнью птицы. Лика пока так и не смогла овладеть всей гаммой интонаций высокого стиля. Его музыкальная компонента была настолько сложна, что даже обучающие машины «Шаиса» не могли помочь за такой короткий срок, какой был отпущен им Ликой. Впрочем, виновата была и она сама. Отчасти. Узнав, что настоящая графиня Ай Гель Нор – «А была ли такая вообще?» – говорила по-ахански с акцентом, Лика решила не мучить себя и удовлетворилась пониманием, не углубляясь в произношение.

– Вы знакомы с полковником Варабой? – спросила княгиня.

«Даже так?» – насторожилась Лика, чувствуя, что и Виктория готова разорвать тесное платье кожи.

– Естественно.

– Шесть дней назад полковника арестовала контрразведка флота. – Княгиня, по всем признакам, испытывала неловкость, говоря с дамой Йя вообще, и в присутствии свидетелей, в частности.

– Вот как? Но, по-моему, полковник не подпадает под юрисдикцию флота, он же гвардеец. – Йя была удивлена, но не более того. То, что скрывалось за ее поверхностным отношением к миру, могла ощутить только Лика. К счастью для них всех, факт ареста Виктора уже не был для Виктории новостью.

– Да, вы правы, – согласилась княгиня, и Лике очень не понравился эмоциональный фон, скрытый за безупречными модуляциями ее голоса. – Я этого тоже не понимаю. Тем не менее это факт. Полковник уже шесть дней содержится на орбитальной станции Форт Б.

– Что такое этот, как вы сказали? Форт Б? – спросила Лика, приходя на помощь подруге. – Это тюрьма?

– Нет, что вы! – испуганно ответила княгиня Яагш. – Это штаб-квартира главного командования космических сил метрополии.

И Лика поняла.

«Ну не бином Ньютона», – отмахнулась она от неуместного сейчас торжества. Угадать то, что она угадала, было несложно. Особенно при ее новых способностях. Вот только понимание это, со всей очевидностью, вносило в их жизнь новые сложности, которых, увы, и так хватало «за глаза и за уши».

«Девочка влюблена в Федю! – поняла Лика с удивлением. – Господи! И когда они только успели?!»

Волна раздражения смыла песочный домик спокойствия, который она начала строить еще на Сше. Присутствие здесь «этой стервы Ё» еще больше усугубляло ситуацию.

«Они что тут, в загул пошли? – Лику уже захлестывал гнев. – Ну я покажу кому-то, как за бабами бегать! Так покажу, что и меня не захочется… Пусть только найдется!»

Как это бывало с ней уже и раньше, последняя мысль оказала на Лику очень странное, в том числе и для нее самой, действие. Гнев, раздражение, обида ушли, вытесненные беспокойством, даже страхом за Макса и Федю. И, самое удивительное, возникло острое чувство сопереживания, поддержки, дружеского участия, которые пришли извне, но не от одной только Вики – что было естественно, – а еще и от девушки Ё, чья вычурная нечеловеческая душа очень по-человечески тянулась к Ликиной душе, ища помощи и сочувствия и предлагая помощь и сочувствие, даря любовь и ожидая ответного чувства.

«Бог ты мой! – с тоской думала Лика. – Что со мной происходит? Это же ужас какой-то! Как я вообще могу о таком думать! А она? Она же Жирный Кот, в смысле, Кошка… Тьфу! Она-то как может? Они, конечно, все психи, но не до такой же степени! Или до такой? А ревность? Они же собственники или опять нет? А я?»

Как ни стремительны были ее мысли, но какой-то краткий миг они все-таки заняли, и Лика пропустила что-то важное, какой-то нюанс, какое-то душевное движение, возникшее между бирюзовой Йя и сиятельной Яагш.

– Прошу прощения, дамы, – улыбнулась Йя. – Но нам действительно надо переговорить с княгиней наедине.

И Лика не удивилась тому, что дочь премьер-министра, не возразив, а, напротив, с явным облегчением позволила даме Йя подхватить себя под руку и увлечь в сторону. О чем они там беседовали, можно было только гадать. Их лица, естественно, ничего не рассказали о содержании беседы окружающим, а расстояние между ними и Ликой было слишком велико, чтобы она смогла хоть что-нибудь почувствовать. Но эта незапланированная беседа нарушила ее планы, отодвинув их в неопределенное будущее, и вызвала у Лики вполне понятное раздражение.

106
{"b":"18363","o":1}